Невы­со­кий блон­дин в кос­ми­че­ских бо­тин­ках

На съем­ках фильма «Вре­мя пер­вых» Ев­ге­ний Ми­ро­нов и Кон­стан­тин Ха­бен­ский го­то­вят­ся к вы­хо­ду в от­кры­тый кос­мос

KP-Teleprogramma - - СТОП, СНЯТО! -

Бе­ля­е­ва и Лео­но­ва (вни­зу на фото).

В од­ном из ан­га­ров на за­во­де ЗИЛ вос­со­зда­ли ма­кет то­го са­мо­го «Вос­хо­да», при­чем в ре­аль­ную ве­ли­чи­ну. Внут­ри па­ви­льо­на - не склад­ское по­ме­ще­ние, а на­сто­я­щее НПП - на­уч­но­про­из­вод­ствен­ное пред­при­я­тие. На сте­нах ви­сят чер­те­жи, за сто­ла­ми си­дят со­труд­ни­ки в бе­ре­тах и си­них ра­бо­чих ко­стю­мах.

- Вы сде­ла­ли толь­ко пер­вые ша­ги! - гроз­но со­об­ща­ет кон­струк­тор Сер­гей Ко­ро­лев (его иг­ра­ет Вла­ди­мир Ильин). - Впе­ре­ди - тя­же­лый путь, год на­пря­жен­ной ра­бо­ты. Глав­ная за­да­ча - вый­ти в от­кры­тый кос­мос и вер­нуть­ся!

По­ка под­пол­ков­ник Па­вел Бе­ля­ев (ак­тер Кон­стан­тин Ха­бен­ский) вни­ма­тель­но слу­ша­ет, май­ор Алексей Лео­нов (Ев­ге­ний Ми­ро­нов) украд­кой взбе­га­ет на лест­ни­цу, ко­то­рая ве­дет к «Вос­хо­ду-2». В жиз­ни так и бы­ло: Бе­ля­ев, про­шед­ший вой­ну, был ме­лан­хо­лич­ным праг­ма­ти­ком, а вот Лео­нов - ху­ли­га­ни­стым хо­ле­ри­ком. Пси­хо­ло­ги­че­ски они иде­аль­но до­пол­ня­ли друг дру­га.

- Да что за пять ми­нут сде­ла­ешь, Сер­гей Па­лыч? - с оби­дой спра­ши­ва­ет Лео­нов.

- Ты го­ря­чий чай ка­ки­ми глот­ка­ми пьешь? - об­ры­ва­ет его Ко­ро­лев. - Мы не зна­ем, мо­жет ли че­ло­век во­об­ще на­хо­дить­ся в усло­ви­ях от­кры­то­го кос­мо­са. Ес­ли нет, то­гда ни­ка­ких ор­би­таль­ных стан­ций. Ни­ка­ких по­ле­тов на Марс. За­да­ние со­пря­же­но с риском ги­бе­ли, так что, ес­ли хо­ти­те от­ка­зать­ся, я слу­шаю.

Все это вре­мя на­про­тив ли­ца Вла­ди­ми­ра Ильи­на ви­сит огром­ный «железный кро­ко­дил» - кран, на ко­то­ром под­ве­ше­на 3D-ка­ме­ра. Она фик­си­ру­ет каж­дое дви­же­ние ак­те­ра, каж­дый по­во­рот го­ло­вы.

Для со­зда­ния мас­штаб­но­го кос­ми­че­ско­го эпо­са в про­ект при­гла­си­ли опыт­но­го гол­ли­вуд­ско­го сте­рео­гра­фа Джо­ша Фритт­са («Ста­лин­град», «Но­вый Че­ло­век-па­ук», «Пла­не­та обе­зьян»). Имен­но он управ­ля­ет­ся с «же­лез­ным крокодилом».

- Эту ма­ши­ну мы зо­вем 3D-Рик, - рас­ска­зы­ва­ет спе­ци­а­лист, де­мон­стри­руя огром­ную ви­ся­щую на кране «го­ло­ву», - внут­ри нее пер­пен­ди­ку­ляр­но друг дру­гу сто­ят два объ­ек­ти­ва, это и есть 3D-ка­ме­ра. - Она в точ­но­сти по­вто­ря­ет фи­зи­че­ское вос­при­я­тие окру­жа­ю­ще­го про­стран­ства. Две ка­ме­ры - буд­то пра­вый и ле­вый глаз. Моя за­да­ча - на­стра­и­вать фо­кус этих двух «глаз» так, что­бы кар­тин­ка по­лу­ча­лась объ­ем­ной, на­хо­дить пе­ре­се­че­ние осей. Я мо­гу пе­ре­но­сить этот фо­кус с од­но­го объ­ек­та на дру­гой. Рик - неуправ­ля­е­мый зверь, он на­столь­ко тя­же­лый, что не раз уже ло­мал кран.

На несколь­ко внеш­них спе­ц­эф­фек­тов ре­шил­ся и Ев­ге­ний Ми­ро­нов - спе­ци­аль­но для фильма его пе­ре­кра­си­ли в свет­ло-ры­жий цвет. По­чти блон­ди­ни­стый. Ведь Лео­нов с лег­кой ру­ки Га­га­ри­на по­лу­чил про­зви­ще Блон­дин. Пер­вый в кос­мо­се к кол­ле­ге об­ра­щал­ся так: «При­вет, Блон­дин!», «Уда­чи, Блон­дин!»

- У нас в сце­на­рии есть ост­рые дра­ма­ти­че­ские мо­мен­ты, ко­то­рые мы вы­нуж­де­ны еще силь­нее обост­рять, - по­яс­ня­ет Ев­ге­ний Ми­ро­нов, ко­то­рый вы­сту­па­ет со­про­дю­се­ром про­ек­та. - Та­ков за­кон ки­но, ина­че зри­те­лю бу­дет неин­те­рес­но. Вто­рая по­ло­ви­на кар­ти­ны боль­ше на­по­ми­на­ет фильм-ка­та­стро­фу. Полет, вы­ход в от­кры­тый кос­мос, раз­ду­тый ко­стюм... Я за­бо­лел этой ис­то­ри­ей,

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.