Ва­ле­рий Ба­ри­нов:

Раз­во­дим­ся мы по­то­му, что же­ним­ся по люб­ви

KP-Teleprogramma - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Текст: Егор АРЕФЬЕВ

Все ле­то Ба­ри­нов ко­ле­сил по ки­но­фе­сти­ва­лям, где вме­сте с Оль­гой Ка­бо пред­став­лял спек­такль «Лю­бил... Что зна­ешь ты об этом?». Ак­тер по­се­тил Ка­ли­нин­град, Орел, Юж­но-Са­ха­линск, Бла­го­ве­щенск и др. А за­тем в Яку­тии на­чал сни­мать­ся в филь­ме Вла­ди­ми­ра Кот­та «Со­звез­дие Ма­рии». И это все на­ка­нуне 70-ле­тия.

«Об­ще­ство - в со­сто­я­нии ин­фарк­та! Нуж­на опе­ра­ция»

- Ин­сти­тут се­мьи под­вер­жен ко­лос­саль­но­му дав­ле­нию, - раз­мыш­ля­ет ак­тер. - Со­хра­нять и со­дер­жать се­мью, брать на себя от­вет­ствен­ность лю­дям ста­ло не нуж­но. Боль­но го­во­рить об этом «мно­го­внуч­но­му» де­ду - у ме­ня внук и три внуч­ки, при­чем все от сы­на Его­ра! Дочь Са­ша - мо­ло­дая, ей 23 го­да, она мно­го учит­ся, так что по­ка не до де­тей. Но ведь все здра­во­мыс­ля­щие лю­ди долж­ны по­ни­мать, что от со­сто­я­ния ин­сти­ту­та се­мьи за­ви­сит наше бу­ду­щее. А сей­час нам пы­та­ют­ся до­ка­зать об­рат­ное! Ста­но­вит­ся нор­маль­ным, ко­гда де­тей вос­пи­ты­ва­ют двое муж­чин. Но ка­кие они ро­ди­те­ли, ко­го они ро­жа­ли? Это вос­пи­та­тель № 1 и вос­пи­та­тель № 2. А се­мья пре­жде все­го стро­ит­ся на люб­ви. И ес­ли мы превращаемся в био­ро­бо­тов, вос­про­из­во­дя­щих потом­ство, это бу­ду­щее - не для ме­ня. А ес­ли мы хо­тим со­хра­нить се­мью, то все си­лы на­до на это и на­прав­лять.

- Си­ла ки­но мо­жет вли­ять на этот про­цесс?

- Да, и долж­на. Но сни­мать об этом то­же не хо­тят. Бо­юсь на­кли­кать гнев кол­лег, но я устал от чернухи по телевизору! США по­ка­за­ли при­мер все­му ми­ру: по­сле Ве­ли­кой де­прес­сии имен­но всплеск ки­не­ма­то­гра­фа обес­пе­чил ста­нов­ле­ние на­ции и ее ду­ха. Мы то­же сей­час в кри­зи­се, и де­ло да­же не в эко­но­ми­ке. Ма­ло кто зна­ет, за­чем мы жи­вем, что мы де­ла­ем и ка­кое нас ждет бу­ду­щее. По­это­му, на мой взгляд, ки­не­ма­то­граф дол­жен вы­пол­нять ути­ли­тар­ную за­да­чу: по­иск и объ­яс­не­ние про­блем. Об­ще­ство в со­сто­я­нии остро­го ин­фарк­та. Нуж­на сроч­ная опе­ра­ция - при­вив­ка куль­ту­ры. На­до сде­лать это тон­ко и та­лант­ли­во. За­ма­нить об­ще­ство, ес­ли угод­но. Ведь ужас в том, что мо­ло­дое по­ко­ле­ние не за­щи­ще­но куль­ту­рой, пло­хо зна­ет пи­са­те­лей, ху­дож­ни­ков, му­зы­ку. Ка­жет­ся, что это все - раз­вле­че­ние для ин­тел­ли­ген­ции. Нет, каж­дый че­ло­век дол­жен быть за­щи­щен эс­те­ти­кой, куль­ту­рой и зна­ни­я­ми. Вы­хо­дит па­рень из шко­лы - у него нет ва­ри­ан­тов по­ве­де­ния, он не по­ни­ма­ет, как жить. Он не чи­тал и не зна­ет.

- Но и в ки­но бы­ва­ют хо­ро­шие про­ек­ты. Вы иг­ра­ли в се­ри­а­ле «Кадетство» - чем не при­мер для мо­ло­де­жи?

- По­сле то­го как се­ри­ал по­ка­за­ли, на­чаль­ник Твер­ско­го су­во­ров­ско­го во­ен­но­го учи­ли­ща ска­зал мне: «Смот­ри, что вы с на­ми сде­ла­ли! Бы­ло по 5 че­ло­век на ме­сто, а сей­час - до 25». То есть, по­смот­рев ки­но про друж­бу, чест­ность, любовь, мо­ло­дые лю­ди за­хо­те­ли в эту сре­ду. В стране сей­час про­бле­ма - от­сут­ствие лю­дей с ра­бо­чи­ми спе­ци­аль­но­стя­ми. Сред­ний воз­раст то­ка­рей и сле­са­рей - 50 - 55 лет. И неко­му ра­бо­тать. Зна­чит, на­до объ­яс­нить, что про­фес­си­о­наль­ный кол­ледж - это то­же хо­ро­шо. Толь­ко сна­ча­ла сде­лай­те эти кол­ле­джи хо­ро­ши­ми! Ис­чез­нет дур­ная сла­ва ПТУ. По­то­му что у те­ле­ви­де­ния - огром­ные воз­мож­но­сти. Каж­дый раз, вклю­чая те­ле­ви­зор, со­кру­ша­юсь: что об­ру­ши­ва­ют на го­ло­вы со­граж­дан?! Смот­рю шоу: по­ка­зы­ва­ют од­ну уродливую се­мью, по­том - вто­рую, в эфи­ре их пы­та­ют­ся «вы­ле­чить». Пуб­ли­ка в за­ле и зри­те­ли ры­да­ют. Ну не об этом на­до го­во­рить! Я не при­зы­ваю к ла­ки­ров­ке дей­стви­тель­но­сти, но нель­зя кор­мить на­род та­ки­ми зре­ли­ща­ми. Это спе­ку­ля­ция на чув­ствах и эмо­ци­ях. Мы рас­суж­да­ем об убий­ствах за чай­ком. Смот­рим: од­но­го уби­ли га­зом, дру­го­го - но­жом. Ин­те­рес­но, как тре­тье­го? По­шли, сде­ла­ли бу­тер­брод. Ага, чет­вер­то­го за­стре­ли­ли! И по­том смот­рим на дей­стви­тель­ность та­ким же взгля­дом, по­то­му что у че­ло­ве­ка вы­ра­ба­ты­ва­ет­ся им­му­ни­тет. А вот не­дав­но я схо­дил на кар­ти­ну Алек­сандра Муратова «До­ста­ли!». За­пла­кал на кад­ре, ко­гда дочь с от­цом об­ня­лась, по­те­ряв мать. И зал пла­кал со мной. Вот та­ким пу­тем мы и долж­ны вер­нуть лю­дям со­стра­да­ние и сле­зы для ду­ши.

«Раз­во­дим­ся мы по­то­му, что же­ним­ся по люб­ви»

- Сын Егор остал­ся с ва­ми, по­сле то­го как вы и его мать рас­ста­лись. Те­перь и он, и дочь Са­ша уже вз­рос­лые. Вос­пи­ты­вая, что в первую оче­редь вы пы­та­лись до­не­сти до них?

- В пье­се «Пти­цы на­шей мо­ло­до­сти» ве­ли­ко­го пи­са­те­ля Иона Дру­цэ есть эпи­зод: од­на жен­щи­на ни­как не мог­ла за­бе­ре­ме­неть, и вдруг по­лу­чи­лось. То­гда она по­шла к муд­рой ста­руш­ке и спро­си­ла: «Что на­до сде­лать, что­бы он вы­рос хо­ро­шим че­ло­ве­ком?». И та от­ве­ти­ла: «На­учи его во­вре­мя сме­ять­ся и во­вре­мя пла­кать. Осталь­ное он пой­мет сам». Ес­ли че­ло­век бу­дет сме­ять­ся, ко­гда смеш­но, а не на­обо­рот, - счи­тай, вре­мя про­шло не зря. В этом не толь­ко суть на­шей про­фес­сии - в этом суть жиз­ни. Раз­бу­дить в че­ло­ве­ке со­стра­да­ние. Так что ре­цепт про­стой: по­ве­де­ние от­ца - при­мер для де­тей. Ни­кто не чув­ству­ет так ост­ро ложь или фальшь ро­ди­те­лей, как ре­бе­нок. До пя­ти лет че­ло­век по­лу­ча­ет 95% ин­фор­ма­ции о ми­ре. Он все вре­мя за­да­ет во­про­сы па­пе и ма­ме. А по­том взрос­ле­ет и по­ни­ма­ет, что ро­ди­те­ли не могут от­ве­тить на все. Так вот, на­до по­ста­рать­ся быть до­стой­ным то­го, что­бы

де­ти про­дол­жа­ли за­да­вать во­про­сы, об­ра­щать­ся за по­мо­щью. На­до, что­бы у ре­бен­ка был вы­бор и по­ни­ма­ние: как себя ве­сти в той или иной си­ту­а­ции. В этом и есть вос­пи­та­ние. Чем обыч­ный че­ло­век от­ли­ча­ет­ся от ге­ния? У обыч­но­го, услов­но го­во­ря, два ва­ри­ан­та вы­хо­да из стрес­со­вой си­ту­а­ции. У ге­ния - 18.

- Те­перь Егор сни­ма­ет ки­но, иг­ра­ет ро­ли и пи­шет сце­на­рии. Вас та­кой путь устра­и­ва­ет?

- По су­ти, Егор вы­рос в те­ат­ре, за ку­ли­са­ми. В шесть лет он впер­вые вы­шел на сце­ну: он участ­во­вал в само­де­я­тель­но­сти, а я ра­бо­тал в про­фес­си­о­наль­ном те­ат­ре. Мне по­зво­нил ре­жис­сер и спро­сил: не хо­чет ли сын пой­ти в те­атр. Ни­ка­ко­го дав­ле­ния я на Его­ра не ока­зы­вал. Так что это был его вы­бор.

- Вы же­на­ты вто­рым бра­ком. Что счи­та­е­те са­мым слож­ным в от­но­ше­ни­ях?

- С са­мо­го на­ча­ла па­ра долж­на по­нять, что брак - се­рьез­ная работа и от­вет­ствен­ность. Мне один ан­гли­ча­нин ска­зал: «Зна­е­те, по­че­му вы, рус­ские, так ча­сто раз­во­ди­тесь? По­то­му что же­ни­тесь по люб­ви». Мне это не по­нра­ви­лось, но он ока­зал­ся прав. То есть нам ка­жет­ся, что мы же­ним­ся по люб­ви. В омут с го­ло­вой - это про нас. Я дол­го искал опре­де­ле­ние смыс­ла сло­ва «любовь»: влюб­лен­ность, эй­фо­рия, что это? А по­том по­нял, что любовь - это спо­соб­ность по­жерт­во­вать со­бой ра­ди лю­би­мо­го че­ло­ве­ка. По­то­му лю­ди и рас­хо­дят­ся - не все­гда го­то­вы к это­му. Но ес­ли го­то­вы, то бу­дут ид­ти до кон­ца. Это да­ет­ся от Бо­га и не всем. Страсть? Ни­че­го по­доб­но­го! Про­жил че­ло­век 50 лет с же­ной, ка­кая там страсть? Но го­тов ли он по­жерт­во­вать со­бой? Ока­зы­ва­ет­ся, го­тов. В спек­так­ле Ка­мы Гин­ка­са «Скрип­ка Рот­шиль­да»,

ко­то­рый мы иг­ра­ем, по­доб­ная си­ту­а­ция: гро­бов­щик, гру­бый че­ло­век, по­те­рял же­ну и умер че­рез два дня. Он кри­чал на нее всю жизнь, спо­рил, но лю­бил боль­ше жиз­ни. По­гиб­ла часть его - по­гиб и он сам.

- Ре­флек­сии сыг­ран­ных ге­ро­ев ча­сто по­се­ща­ют лич­но вас?

- Еще Че­хов пи­сал: «Стран­ные лю­ди - эти ар­ти­сты! Да и лю­ди ли они?» Нелюди, ко­неч­но. Что я за че­ло­век? На­вер­ное, до­га­ды­ва­юсь, ко­гда не смот­рю в зер­ка­ло.

- По­че­му?

- Зер­ка­ло - глав­ный враг и врун. Оно ни­ко­гда не бы­ва­ет объ­ек­тив­ным. При­чем ви­но­ва­то не оно, а мы! По­до­шли и по­вер­ну­лись та­ким ра­кур­сом, что­бы по­нра­вить­ся себе. А вот по­смот­реть в зер­ка­ло без зер­ка­ла сла­бо? Со­зда­ет­ся эф­фект про­смот­ра себя в ки­но. Ко­гда я уви­дел себя на экране впер­вые, при­шел в ужас! Это бы­ла работа объ­ек­ти­ва - объ­ек­тив­ная оцен­ка внеш­но­сти. А ко­гда услы­шал свой го­лос на ра­дио, во­ло­сы на го­ло­ве за­ше­ве­ли­лись! Во­об­ще я не люб­лю рас­ска­зы­вать о себе. Счи­таю это в ка­кой-то сте­пе­ни дур­ным то­ном. Ре­жис­сер и тео­ре­тик те­ат­ра Ана­то­лий Эф­рос на­звал ак­те­ров пред­ста­ви­те­ля­ми «жен­ской по­ло­ви­ны че­ло­ве­че­ства». Это прав­да. Нет, я не про сек­су­аль­ную ори­ен­та­цию. В ар­ти­сте от при­ро­ды за­ло­же­на стран­ность: он дол­жен нра­вить­ся. Про­ти­во­по­лож­но­му по­лу пре­жде все­го. А в жен­щине са­мое глав­ное - тай­на. В ар­ти­сте то­же долж­на быть тай­на. Ка­кой я - вид­но в мо­ей ро­ли. Да­же ес­ли иг­раю пло­хо­го пер­со­на­жа. Нет, я не та­кой же, как мой герой, про­сто вы­пус­каю из себя пло­хое. И каж­дый зри­тель мо­жет это на­блю­дать.

«Я ви­дел хун­вей­би­нов, так что «Сто­п­Ха­ма» не ис­пу­гал­ся»

- На ули­це с по­клон­ни­ка­ми при­хо­ди­лось фо­то­гра­фи­ро­вать­ся?

- Каж­дый день под­хо­дят - никому не от­ка­зы­ваю. Мне го­во­рят: «А вдруг в ин­тер­нет вы­ло­жат, плохую под­пись по­ста­вят?» Я от­ве­чаю: «Да лад­но! Что там та­ко­го? Ес­ли уж я со «Сто­пХа­мом» (об­ще­ствен­ное дви­же­ние, ко­то­рое бо­рет­ся с на­ру­ши­те­ля­ми пра­вил до­рож­но­го дви­же­ния, на­кле­и­вая сти­ке­ры на ло­бо­вое стек­ло их ав­то. - Авт.) спра­вил­ся...»

- Спра­ви­лись?! Зна­чит, все-та­ки на­ру­ши­ли то­гда ПДД?

- Не та­кая уж безопасная вещь - по­ощ­рять мо­ло­дых лю­дей за­ни­мать­ся тем, чем долж­ны за­ни­мать­ся дру­гие. Ни­ка­ко­го проснув­ше­го­ся са­мо­со­зна­ния тут нет. Со­вре­мен­ное об­ще­ство про­во­ци­ру­ет в че­ло­ве­ке чув­ство без­на­ка­зан­но­сти. Из это­го же в свое вре­мя вы­рас­та­ли хун­вей­би­ны (сту­ден­че­ские от­ря­ды в Ки­тае, со­здан­ные для за­щи­ты Мао Цз­э­ду­на от

вра­гов и от­ли­ча­ю­щи­е­ся же­сто­ко­стью. -

Авт.). Я ви­дел на­сто­я­щих хун­вей­би­нов с ав­то­ма­та­ми, так что «Сто­п­Ха­ма» не ис­пу­гал­ся.

- Так что же все-та­ки слу­чи­лось?

- Си­дел в ма­шине, чи­тал пье­су, за ру­лем - во­ди­тель. Я при­е­хал вру­чать пре­мию. При­пар­ко­вать­ся у ки­но­те­ат­ра бы­ло негде - мы вста­ли в ожи­да­нии ме­ста. Никому не ме­ша­ем! Сту­чат в ок­но. Не во­ди­те­лю, мне. По­то­му что узна­ли. Го­во­рят: «Пе­ре­ставь­те ма­ши­ну». Я из прин­ци­па не мог им под­чи­нить­ся. От­крыл дверь и спро­сил: «По­че­му вы ме­ша­е­те мне ра­бо­тать? Я раз­би­раю ма­те­ри­ал!». Пе­ре­до мной сто­я­ли три че­ло­ве­ка с ка­ме­ра­ми. И в от­да­ле­нии еще де­ся­ток ка­мер. Все сни­ма­ют. Пред­став­ля­е­те? Я не мог дать им воз­мож­но­сти по­чув­ство­вать, что стая силь­нее од­но­го. По­том на­ча­лась трав­ля в ин­тер­не­те.

- Силь­но пе­ре­жи­ва­ли?

- По­на­ча­лу - да. Но по­том сын по­зво­нил и ска­зал: «Отец, я по­счи­тал: пи­шут 18 че­ло­век. Про­сто под раз­ны­ми ни­ка­ми». Мне на­ча­ли бес­ко­неч­но зво­нить, мол­ча­ли в труб­ку, до­во­ди­ли. По­ли­ция не мог­ла их най­ти, но­ме­ра те­ле­фо­нов ме­ня­лись. В ито­ге при­шлось сме­нить но­мер и мне. По­том я уви­дел в ин­тер­не­те, как дру­гая по­доб­ная ком­па­ния «ло­вит пе­до­фи­лов»: уни­жа­ют перед ка­ме­рой че­ло­ве­ка, ви­на ко­то­ро­го не до­ка­за­на. А ес­ли он ни при чем? Жизнь ему уже ис­пор­ти­ли. Что сде­ла­ли эти мо­ло­дые лю­ди, что­бы иметь пра­во та­кое тво­рить?! То же са­мое - доб­ро­воль­ные от­ря­ды «бор­цов с нар­ко­ти­ка­ми». Я то­же про­тив тор­гов­ли нар­ко­ти­ка­ми! Но этим долж­ны за­ни­мать­ся опыт­ные лю­ди, об­ле­чен­ные вла­стью.

- А еще есть за­щит­ни­ки прав де­тей - юве­наль­ная юс­ти­ция...

- То же са­мое. Я че­ло­век, вос­пи­тан­ный в де­ревне. И не пом­ню сво­их прав. Я жил, ра­до­вал­ся, ло­вил ры­бу, хо­дил за гри­ба­ми. Но я все­гда пом­нил огром­ное ко­ли­че­ство обя­зан­но­стей перед близ­ки­ми. Ко­ро­ва - это жизнь для каж­дой се­мьи, день­ги и пи­та­ние. Дед под­ни­мал ме­ня в 4 утра и го­во­рил: «Вста­вай, солн­це на обе­де!» Это зна­чит, что по­ра вы­го­нять скот. С тех пор я встаю в пол­ше­сто­го утра каж­дый день. Дед мог ме­ня вы­сечь, и ни­че­го страш­но­го в этом не бы­ло! И ес­ли я пла­кал, то не из-за неспра­вед­ли­во­сти, а по­то­му что по­ни­мал, ка­кую боль дед ис­пы­ты­вал, ко­гда сек ме­ня. И мне бы­ло обид­но и стыд­но, что я заставил его ис­пы­ты­вать та­кую боль. Это шло на под­со­зна­тель­ном уровне. А сей­час что? Шлеп­ну­ли ре­бен­ка - отобрать! А ку­да отобрать, ко­му его сдать? Де­тей пре­вра­ща­ют в фис­ка­лов и сту­ка­чей. Для че­го? Ре­бе­нок дол­жен знать, что у него мас­са обя­зан­но­стей и что у него есть ро­ди­тель­ская любовь.

- С внуч­ка­ми лег­ко на­хо­ди­те об­щий язык?

- К ве­ли­ко­му со­жа­ле­нию, ред­ко их ви­жу. Москва - это не го­род, а стра­на. Я жи­ву в Со­коль­ни­ках, сын - в Но­во­Пе­ре­дел­кине. Что­бы до­е­хать, на­до по­тра­тить пол­дня. С внуч­ка­ми мо­жем и в ай­па­де по­иг­рать, мо­гу и сказ­ки по­чи­тать. Но сказ­ки сказ­кам рознь. Я сам обо­жал фан­та­сти­ку, там бы­ла меч­та о бу­ду­щем! Ны­неш­ние дет­ские фэн­те­зи - это ки­бор­ги, ава­та­ры и транс­фор­ме­ры. Внут­ри - пу­сто­та. «Че­ре­паш­ки­нин­дзя» и «Че­ло­век-па­ук» - это нра­вит­ся де­тям, но к жиз­ни не име­ет ни­ка­ко­го от­но­ше­ния. Что вос­пи­та­ют та­кие мульт­филь­мы? Там де­сят­ка­ми уби­ва­ют злых ге­ро­ев, как мож­но де­лать и в ком­пью­те­ре, но что по­том де­лать в ре­аль­ной жиз­ни?

Я пла­кал, по­то­му что по­ни­мал, ка­кую боль мой дед ис­пы­ты­вал, ко­гда сек ме­ня

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.