Оль­га Остроумова: Ва­ля - че­ло­век мни­тель­ный, по­сто­ян­но ищет под­вох

Жур­нал «Телепрограмма» от­пра­вил­ся в го­сти к Оль­ге Ост­ро­умо­вой и Ва­лен­ти­ну Гаф­ту. И за­стал там всю их се­мью в сбо­ре

KP-Teleprogramma - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Текст: Егор АРЕФЬЕВ

Впо­след­нее вре­мя уви­деть на экране Оль­гу Ост­ро­умо­ву - боль­шая уда­ча. Ес­ли толь­ко в ста­ром со­вет­ском ки­но - «...А зо­ри здесь ти­хие», «Га­раж», «Василий и Ва­си­ли­са», «Любовь зем­ная» - или в от­но­си­тель­но све­жих се­ри­а­лах: «Не родись кра­си­вой», «Морпехи», «Еф­ро­си­нья». Лю­бой ки­но­сце­на­рий с на­ме­ком на без­вку­си­цу она от­прав­ля­ет в кор­зи­ну. При этом про­дол­жа­ет да­вать пре­мьер­ные спек­так­ли в Те­ат­ре име­ни Мос­со­ве­та. Свое вре­мя ак­три­са по­свя­ща­ет му­жу Ва­лен­ти­ну Гаф­ту, сы­ну Ми­ха­и­лу, до­че­ри Оль­ге и вну­кам За­ха­ру, По­лине и Фа­ине.

- В от­ли­чие от мно­гих кол­лег вас не вид­но в го­стях ни у Ма­ла­хо­ва, ни у Кор­чев­ни­ко­ва. Вас ча­сто зо­вут на ТВ?

- По­сто­ян­но! Не нра­вит­ся мне это. Од­ни и те же экс­пер­ты, пе­ре­мы­ва­ние ко­сто­чек, пош­лость, раз­вра­ще­ние лю­дей, спе­ку­ля­ция на ин­стинк­тах - за­чем мне та­кое? То же са­мое с ки­но и се­ри­а­ла­ми: по­явит­ся роль, за­хо­чет­ся - возь­мусь. Но сей­час мне все мень­ше хо­чет­ся. Мне нра­вит­ся на да­че на­сла­ждать­ся ти­ши­ной при­ро­ды, иг­рать с вну­ка­ми. Мо­жет быть, я вы­ра­бо­та­ла то, что бы­ло да­но свы­ше? Не знаю. Но не жа­лею об этом. Я ни­ко­гда не гна­лась за ко­ли­че­ством - толь­ко за ка­че­ством.

- Не­дав­но вы все же сня­лись в филь­ме «Под­лец» у сы­на. Ро­ли в кар­тине на­шлись и для его сест­ры Оль­ги, и для от­чи­ма - Ва­лен­ти­на Гаф­та.

- Ми­ша соз­да­вал сце­на­рий «Под­ле­ца» с со­курс­ни­ком по ис­то­ри­че­ско­му фа­куль­те­ту РГГУ Же­ней Тре­фи­ло­вым. Слепой с 12 лет, Же­ня тон­ко чув­ству­ет дра­ма­тур­гию. Сце­на­рий мне сра­зу по­нра­вил­ся чест­но­стью диа­ло­гов. Ге­рои го­во­рят на жи­вом язы­ке - сей­час это­го в ки­но по­чти не встре­тишь. Это ме­ня и при­влек­ло. При­шлось от­де­лять ма­те­рин­ское от про­фес­си­о­наль­но­го: Ми­ша - ре­жис­сер, то есть глав­ный на пло­щад­ке, работа есть работа. Мы спо­ри­ли не раз! За­пи­са­ли сце­ну, где моя ге­ро­и­ня до­ста­точ­но яр­ко вы­ра­жа­ет эмо­ции. На сле­ду­ю­щий день при­хо­жу, а он го­во­рит: «Мам, по­смот­рел ма­те­ри­ал - пе­ре­сни­мем. Не тот ха­рак­тер». Как ак­три­су ме­ня это за­де­ло, все внут­ри пе­ре­вер­ну­лось. Но ему в кад­ре нуж­на бы­ла жен­щи­на дру­го­го скла­да. Я впа­ла в сту­пор, вы­шла во двор на «Мос­филь­ме», про­ды­ша­лась. У ре­жис­се­ров бы­ва­ют та­кие си­ту­а­ции. Не толь­ко у мо­ло­дых, но и у ма­сти­тых - с Ев­ге­ни­ем Мат­ве­е­вым мы то­же не раз пе­ре­сни­ма­ли. Ни­ка­ких ис­те­рик или пре­тен­зий в сти­ле «Ми­ша! Я твоя ма­ма, я знаю луч­ше». Ра­бо­чие мо­мен­ты.

«Не чув­ствую го­ло­са кро­ви»

- Ва­ши де­ти вы­рос­ли в твор­че­ской се­мье, их отец Ми­ха­ил Ле­ви­тин - ре­жис­сер, пи­са­тель. Работа в ки­но бы­ла им пред­на­чер­та­на?

- Ни­че­го по­доб­но­го. Ни­ка­ко­го куль­та ма­мы-ак­три­сы у нас не бы­ло. Ни­ка­ких порт­ре­тов и фото на сте­нах. Бо­лее то­го, я не при­во­ди­ла де­тей в те­атр. На ро­ли на­до быть скон­цен­три­ро­ван­ной, вни­ма­тель­ной - ина­че как ра­бо­тать? Один лишь раз взя­ла Олю с со­бой на ра­бо­ту, по­то­му что не с кем бы­ло оста­вить. Я сни­ма­лась в дра­ме «Василий и Ва­си­ли­са», то­гда Оля да­же сыг­ра­ла в мас­сов­ке. Сын по­сту­пал на ис­то­ри­ко-фи­ло­ло­ги­че­ский фа­куль­тет, дочь го­то­ви­лась в иняз. Но эк­за­ме­ны в ГИТИС бы­ли рань­ше, и Оля про­сто по­про­бо­ва­ла по­сту­пить. То­гда я спро­си­ла: «А кто на­би­ра­ет?» От­ве­ча­ет: «Петр На­у­мо­вич Фо­мен­ко». - «Ну то­гда я са­ма по­шла бы!» В ито­ге по­лу­чи­лось смеш­но. Оля про­шла три ту­ра от­бо­ра, и толь­ко по­том Фо­мен­ко на со­бе­се­до­ва­нии по­нял, что она на­ша дочь. И вдруг спро­сил: «А где ма­ма?» Оля го­во­рит: «На га­стро­лях в Ле­нин­гра­де». - «А па­па?» - «В Ма­ле­ев­ке, пи­шет». «Ска­жи им спа­си­бо, что они мне не по­зво­ни­ли!» - ска­зал он и взял на свой курс.

- Сын Ми­ха­ил ис­то­ри­ком не стал?

- Он от­учил­ся в РГГУ, по­том по­ра­бо­тал на «Эхе Моск­вы». За­тем Ми­шу по­зва­ли в ан­тре­при­зу, где по сю­же­ту он иг­рал мо­е­го сы­на, а Оля - мою сест­ру. В ка­кой-то мо­мент он за­явил: «Хо­чу по­сту­пать на Выс­шие ре­жис­сер­ские кур­сы. К Вла­ди­ми­ру Хо­ти­нен­ко». Что де­лать, по­шел. Окон­чил их, а по­том взял­ся за сце­на­рии и снял пол­но­мет­раж­ную кар­ти­ну.

- С Ва­лен­ти­ном Ио­си­фо­ви­чем вы по­чти 20 лет. Как скла­ды­ва­лись от­но­ше­ния де­тей с от­чи­мом?

- Ска­жу так: Ва­лен­тин Ио­си­фо­вич - че­ло­век мни­тель­ный, по­сто­ян­но ищет под­вох. Ко­гда мы на­ча­ли об­щать­ся с Ва­лей, Мише бы­ло 9 лет, Оля уже учи­лась в Аме­ри­ке. Я ска­за­ла Мише про Ва­лю: «Это мой друг». Мы то­гда как раз рас­хо­ди­лись с Ле­ви­ти­ным, и Ми­ша буд­то за­мкнул­ся, чув­ство­вал, что про­ис­хо­дит. Но к Ва­лен­ти­ну от­но­сил­ся хо­ро­шо - не за­ис­ки­ва­ю­ще, ис­кренне ува­жал его. Ва­ля не ве­рил и бур­чал: «Нет, он при­тво­ря­ет­ся!» А я го­во­ри­ла: «По­че­му? Да­же ко­гда те­бя нет, он все­гда от­зы­ва­ет­ся о те­бе хо­ро­шо, ни­ко­гда дур­но­го сло­ва не ска­зал». Дол­гое вре­мя Ва­ля не ве­рил ему, но ко­гда по­ве­рил - по­лю­бил как род­но­го, не­ве­ро­ят­но силь­но. У ме­ня есть убеж­де­ние, ко­то­рое не мо­жет сло­мить ни вре­мя, ни лю­ди: я не чув­ствую го­ло­са

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.