Уже не «Дек­с­тер», еще не «На­сто­я­щий де­тек­тив»

KP-Teleprogramma - - АФИША: БОЛЬШОЙ ЭКРАН -

Он су­тул, немно­го­сло­вен, за­мкнут. Ку­рит, пьет, гло­та­ет ка­кие-то таб­лет­ки. Да­же его имя - Ро­ди­он Меглин - вы­нуж­да­ет чув­ство­вать дис­ком­форт. Язык буд­то спо­ты­ка­ет­ся о неудоб­ные бук­вы. Не рас­ста­ет­ся с пла­щом и вель­ве­то­вой кеп­кой. Он со­зда­ет про­бле­мы всем во­круг себя, при этом умуд­ря­ясь вы­чис­лять и ло­вить са­мых из­вра­щен­ных ма­нья­ков. Нель­зя ска­зать, на ка­кой сто­роне он вы­сту­па­ет - добра или зла. Его ме­тод ра­бо­ты шо­ки­ру­ет, за­во­ра­жи­ва­ет и за­став­ля­ет ува­жать.

- Ну что? Ви­дишь те­перь? - кри­чит, схва­тив за шею ста­жер­ку Есе­нию (ее иг­ра­ет Па­у­ли­на Ан­дре­ева), бо­ро­да­тый сы­щик. Он ты­чет де­вуш­ку но­сом в кро­вать, на ко­то­рой спа­ла со­всем не­дав­но пропавшая.

- Две кро­ва­ти! Что еще? - ис­те­рич­но от­ве­ча­ет обу­ча­е­мая.

- Вы­во­ды! Две сест­ры жи­ли в од­ной ком­на­те. Од­на спа­ла на сол­неч­ной сто­роне, ее лю­би­ли, хва­ли­ли. Вто­рая - все­гда в те­ни, ей в при­мер ста­ви­ли дру­гую сест­ру. Вы­во­ды ка­кие?..

Та­кой спо­соб ра­бо­ты - в по­ряд­ке ве­щей. И это лишь один из эле­мен­тов его ме­то­да. Он мо­жет хлоп­нуть по го­ло­ве сви­де­те­ля, на­орать на мать жерт­вы, спу­стить с об­ры­ва за­рвав­ше­го­ся кол­ле­гу, ко­то­рый не хо­чет ра­бо­тать. Ка­жет­ся, ему все ни по чем: «глу­хие» де­ла щел­ка­ет как оре­хи. Оста­ва­ясь при этом глу­бо­ко боль­ным че­ло­ве­ком.

- Я со­гла­сил­ся сни­мать­ся в про­ек­те из-за двух мо­мен­тов, - рас­ска­зы­ва­ет Ха­бен­ский. - Это очень жест­кий сце­на­рий, очень жест­кий. С ге­ро­ем, ска­жем так, не ло­бо­вым, не дву­гран­ным, по­слож­нее. За­хо­те­лось вдруг по­нять, что это за че­ло­век та­кой. Вто­рая при­чи­на - ре­жис­сер Юрий Бы­ков. Имен­но он, до­тош­ный профессионал, не толь­ко сни­ма­ю­щий, но и пи­шу­щий, на­сы­тил и диа­ло­ги, и мо­но­ло­ги Мегли­на по­дроб­но­стя­ми. Сде­лал его еще бо­лее па­ра­док­саль­ным.

- Для глав­но­го ге­роя пре­жде все­го важ­но, по­че­му че­ло­век стал ма­нья­ком, - по­яс­ня­ет сам Бы­ков, сняв­ший «Май­о­ра» и «Ду­ра­ка». - Как мы зна­ем, ма­нья­ки под­вер­га­ют­ся все­об­ще­му осуж­де­нию. И зри­тель не за­ду­мы­ва­ет­ся, что та­ким мо­жет ока­зать­ся прак­ти­че­ски каж­дый. Я люб­лю вскры­вать со­ци­аль­ные па­ра­док­сы и че­ло­ве­че­ские мо­ти­вы. Это страш­ная детективная сказ­ка, на­пол­нен­ная си­сте­мой сим­во­лов и ме­та­фор. Сказ­ка о люб­ви - муж­чи­ны к жен­щине, к че­ло­ве­ку в це­лом, к ал­ко­го­лю в кон­це кон­цов.

О стран­но­стях глав­но­го ге­роя го­во­рят и его при­выч­ки: до­пи­вать чу­жой чай, скла­ды­вать си­га­ре­ты из раз­ных па­чек в один порт­си­гар, вы­са­жи­вать как­ту­сы.

- Это фиш­ки, что­бы за­хва­тить зри­тель­ское вни­ма­ние, - при­зна­ет­ся Бы­ков. - Мы их при­ду­ма­ли, что­бы ин­те­рес­нее по­дать ха­рак­те­ры ге­ро­ев. К при­ме­ру, Есе­ния по­сто­ян­но за­ка­лы­ва­ет во­ло­сы ка­ран­да­шом, ко­то­рый до­ста­ет, ко­гда тре­бу­ет­ся что-то за­пи­сать.

- Мне во­об­ще сна­ча­ла пред­ло­жи­ли ко­рот­ко под­стричь­ся, - рас­че­сы­вая ши­кар­ные чер­ные во­ло­сы, под­твер­жда­ет Па­у­ли­на Ан­дре­ева («От­те­пель»). - И я бы­ла го­то­ва пой­ти на это. Но по­том мы при­ду­ма­ли этот ка­ран­даш, и об­раз сло­жил­ся... Вы­пуск­ни­ца юри­ди­че­ско­го ву­за по­па­да­ет в «от­кры­тый кос­мос» кри­ми­наль­но­го ми­ра. Ру­ко­во­дит Есе­ни­ей и вос­пи­ты­ва­ет ее Ро­ди­он Меглин. В хо­де раз­ви­тия сю­же­та моя ге­ро­и­ня до­хо­дит до пи­ка эмо­ци­о­наль­но­го со­сто­я­ния, фак­ти­че­ски - до безу­мия.

- Срав­ни­вать наш про­ект с «Дек­с­те­ром» - непра­виль­но, - уве­ря­ет Юрий Бы­ков. - «Дек­с­тер» (Dexter) - се­ри­ал о ма­нья­ке, ко­то­рый со­вер­ша­ет па­то­ло­ги­че­ские дей­ствия, вер­ша са­мо­суд, тем са­мым удо­вле­тво­ряя свои по­треб­но­сти. Ро­ди­он - боль­ной че­ло­век, но он на­учил­ся справ­лять­ся со сво­ей па­то­ло­ги­ей и те­перь на­прав­ля­ет ее в де­ло. Эда­кий груст­ный кло­ун Лео­нид Ен­ги­ба­ров с бо­ро­дой (Ен­ги­ба­ров - из­вест­ный со­вет­ский мим, со­зда­тель цир­ко­во­го ам­плуа «груст­ный кло­ун». - Ес­ли бы мне пред­ло­жи­ли «снять, как в «Дек­с­те­ре», я бы сра­зу раз­вер­нул­ся.

- В от­ли­чие от Дек­с­те­ра Ро­ди­он Меглин не ли­ша­ет ни­ко­го жиз­ни, - под­дер­жи­ва­ет ре­жис­се­ра про­дю­сер Александр Це­ка­ло. - Он име­ет пра­во на лик­ви­да­цию ма­нья­ков, но тех, ко­го мо­жет при­ве­сти в чув­ства, сда­ет на ле­че­ние - в пси­хи­ат­ри­че­скую боль­ни­цу. А мно­гих вы­ле­чи­ва­ет сам и опе­ка­ет как паст­ву, на­зы­вая их «на­ши­ми». На­ве­ща­ет их, раз­го­ва­ри­ва­ет и по­лу­ча­ет от них важ­ную ин­фор­ма­цию.

В необыч­ных для себя об­ра­зах зри­тель уви­дит огром­ное ко­ли­че­ство звезд: ма­нья­ков сыг­ра­ли Евгения Си­мо­но­ва, Юрий Ко­ло­коль­ни­ков, Алексей Се­реб­ря­ков, Ян Цап­ник, Ти­мо­фей

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.