Сер­гей Ла­за­рев:

На пуб­ли­ке я дер­жу се­бя в ру­ках. За­то мо­им близ­ким до­ста­ет­ся

KP-Teleprogramma - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Текст: Сер­гей ЕФИМОВ

Ар­тист рас­ска­зал жур­на­лу «Те­ле­про­грам­ма», как пе­ре­жил уход бра­та, по­че­му не впа­да­ет в де­прес­сию, да­же когда очень хо­чет­ся, и ку­да тра­тит все свои день­ги

Этот год на­все­гда оста­нет­ся в его па­мя­ти од­но­вре­мен­но счаст­ли­вым и горь­ким. Ан­шла­ги в те­ат­ре, гран­ди­оз­ный га­строль­ный тур с но­вым шоу, рос­сыпь рей­тин­го­вых те­ле­про­грамм. И тра­ги­че­ский уход стар­ше­го бра­та, от­но­ше­ния с ко­то­рым толь­ко-толь­ко об­ре­ли по-на­сто­я­ще­му род­ствен­ную теп­ло­ту.

«В день спек­так­ля вы­па­даю из му­зы­каль­ной жиз­ни»

- Сер­гей, вы не толь­ко пе­вец, а еще и ак­тер. Вам ни­ко­гда не хо­те­лось бро­сить те­атр? Он же, на­вер­ное, ме­ша­ет эст­рад­ной де­я­тель­но­сти.

- Без­услов­но, это две раз­ные жиз­ни. Мне очень по­вез­ло. Те­атр для ме­ня - это не ка­кое-то баловство, это вто­рая про­фес­сия, ведь об­ра­зо­ва­ние я по­лу­чил в шко­ле-сту­дии МХАТ. В те­ат­ре име­ни Пуш­ки­на бы­ло вы­пу­ще­но че­ты­ре спек­так­ля с мо­им уча­сти­ем, сей­час в по­сто­ян­ном ре­пер­ту­а­ре идут два. В ме­сяц у ме­ня их пять. Что ка­са­ет­ся му­зы­ки - у ме­ня не про­сто кон­цер­ты, где я пою поп-пе­сен­ки, а те­ат­раль­ное дей­ство.

- А мно­го в те­ат­раль­ном за­ле по­клон­ниц Ла­за­ре­ва-пев­ца? Чтоб виз­жа­ли, как на кон­цер­те?

- Нач­нем с то­го, что мос­ков­ская пуб­ли­ка зна­ет ме­ня как ак­те­ра уже лет 12. Вот в по­ру груп­пы Smash!! это бы­ло что-то! То­гда я иг­рал в «Ро­мео и Джу­льет­те» - шко­лы за­ку­па­ли би­ле­ты ря­да­ми. И, есте­ствен­но, на ме­ня ре­а­ги­ро­ва­ли. Сей­час на спек­так­ли, в ко­то­рых я за­нят, хо­дят обыч­ные те­ат­раль­ные зри­те­ли. Мо­жет быть, для ко­го-то тот факт, что я в них иг­раю, име­ет до­пол­ни­тель­ный ин­те­рес. Но у нас пре­крас­ный ак­тер­ский со­став. Ска­жем, в «Же­нить­бе Фи­га­ро» за­ня­ты Вик­то­рия Иса­ко­ва, Алек­сандр Ар­сен­тьев, Алек­сандра Ур­су­ляк. При­хо­дят в том чис­ле и на них.

- Вам при­хо­ди­лось до­ка­зы­вать, что вы ак­тер, а не ка­кой-то там эст­рад­ник?

- Когда я по­пал в этот те­атр, я был еще сту­ден­том. Пер­вый мой спек­такль - «Ро­мео и Джу­льет­та», я иг­рал Ро­мео. Пре­мье­ра бы­ла в 2001 го­ду, а Smash!! слу­чил­ся толь­ко в 2002-м. Я сыг­рал, еще не бу­дучи из­вест­ным пев­цом. В спек­так­ле я не пел, это бы­ла се­рьез­ная ак­тер­ская ра­бо­та. Мне в 18 лет до­ве­ри­ли сце­ну, это бы­ло так от­вет­ствен­но! Имен­но по­это­му я не пе­ре­хо­жу в дру­гой те­атр, хо­тя бы­ло мно­го пред­ло­же­ний. Здесь ме­ня вос­при­ни­ма­ют и це­нят преж­де все­го как ак­те­ра. Я этим очень гор­жусь и от­вет­ствен­но под­хо­жу к каж­дой ро­ли. Не поз­во­ляю се­бе в дни спек­так­лей

де­лать что-то еще. А когда мы толь­ко ре­пе­ти­ру­ем по­ста­нов­ку, от­ка­зы­ва­юсь от га­стро­лей. На­чи­на­ет­ся ре­пе­ти­ция в де­сять утра, за­кан­чи­ва­ет­ся как бог даст. Я умыш­лен­но вы­па­дал на этот пе­ри­од из му­зы­каль­ной жиз­ни - толь­ко то­гда роль мо­жет по­лу­чить­ся нор­маль­но.

- «Фи­га­ро» - это ведь тот са­мый спек­такль, ко­то­рый Ан­дрей Ми­ро­нов од­на­ж­ды не до­иг­рал на га­стро­лях в Ри­ге. Недав­но вы с те­ат­ром ез­ди­ли на га­стро­ли как раз в Ри­гу и имен­но с «Фи­га­ро». Бы­ло нем­но­го не по се­бе?

- Ре­жис­сер спек­так­ля Ев­ге­ний Алек­сан­дро­вич Пи­са­рев го­во­рил, что спек­такль Те­ат­ра са­ти­ры с Ан­дре­ем Ми­ро­но­вым он рас­смат­ри­вал как некую вы­со­кую план­ку, к ко­то­рой на­до стре­мить­ся. Мне на­по­ми­на­ли, ко­неч­но, что имен­но в Ри­ге во вре­мя «Фи­га­ро» Ан­дрею Ми­ро­но­ву ста­ло пло­хо. Но я не скло­нен к суе­ве­ри­ям. Что ка­са­ет­ся дру­гих «Фи­га­ро» - был со­блазн по­смот­реть. Но я не смот­рел, по­то­му что это опас­но - мож­но что-ни­будь неосо­знан­но слям­зить. Я ви­дел спек­такль с Ан­дре­ем Ми­ро­но­вым в за­пи­си - но очень дав­но, когда я еще не знал, что бу­ду это ре­пе­ти­ро­вать. Уже по­сле пре­мье­ры по­смот­рел вновь, но под­ра­жать не ста­рал­ся.

«По­ра пе­ре­хо­дить в но­вый ранг»

- Ва­ше но­вое шоу, ко­то­рое со­сто­ит­ся в Москве 12 но­яб­ря, на­зы­ва­ет­ся The Best, то есть «Луч­шее». Это вы ито­ги под­во­ди­те, в 32 го­да?

- Без­услов­но. Во-пер­вых, ис­пол­ня­ет­ся 10 лет мо­е­го соль­но­го твор­че­ства. Бы­ло вы­пу­ще­но 4 соль­ных аль­бо­ма, 27 ви­део­кли­пов. Ма­ло кто ве­рил, что у ме­ня по­сле ухо­да из су­пер­по­пу­ляр­но­го ду­э­та Smash!! что-то во­об­ще по­лу­чит­ся. А те­перь мне хо­чет­ся под­ве­сти итог де­ся­ти­ле­тия и ска­зать: «У ме­ня по­лу­чи­лось». На­де­юсь, по­сле это­го кон­цер­та я пе­ре­шаг­ну на дру­гую сту­пень, пе­ре­ста­ну вос­при­ни­мать­ся как мо­ло­деж­ный ис­пол­ни­тель. На эст­ра­де есть уже бо­лее «мо­ло­дая мо­ло­дежь», нуж­но пе­ре­хо­дить в дру­гой ранг. И этим шоу я дол­жен до­ка­зать, что го­тов. Это аб­со­лют­но но­вое шоу - несмот­ря на то, что оно сде­ла­но на ба­зе пе­сен, ко­то­рые хо­ро­шо из­вест­ны. Мы по-но­во­му их по­ка­жем.

- Ка­ко­во ва­ше важ­ней­шее до­сти­же­ние за эти де­сять лет?

- Нескром­но, ко­неч­но, про се­бя так го­во­рить, но я так мно­го ра­бо­таю, что у ме­ня в каж­дый мо­мент жиз­ни

слу­ча­ют­ся ка­кие-то до­сти­же­ния. По­ми­мо му­зы­ки и на­град в этой об­ла­сти, бы­ло мно­го те­ле­про­ек­тов, ко­то­рые за­пом­ни­лись мне и зри­те­лю. В 2006-м я участ­во­вал в ле­до­вом те­ле­шоу, в 2007м в цир­ко­вом, в 2010-м - в опер­ном, сей­час - в тан­це­валь­ном. Так­же я безумно гор­жусь сво­и­ми те­ат­раль­ны­ми ра­бо­та­ми.

- Все вре­мя вверх, без си­ну­со­ид? И оши­бок не де­ла­ли?

- Ко­неч­но, де­лал! Так как я за­ни­ма­юсь са­мо­про­дю­си­ро­ва­ни­ем, ошиб­ки сплошь и ря­дом. Я тре­ни­ру­юсь на се­бе, как на кро­ли­ках. Дру­гое де­ло, что я ни­ко­гда из сво­их оши­бок не де­лал боль­шо­го пиара. Слу­чи­лась - по­шел даль­ше. Но ни­че­го та­ко­го, что­бы пря­мо про­вал-про­вал, не мо­гу вспом­нить. Ну, бы­ва­ло, что я про­иг­ры­вал. Как в 2008 го­ду, когда еди­но­жды участ­во­вал в от­бо­роч­ном ту­ре «Ев­ро­ви­де­ния». Не по­лу­чи­лось. Та­кие ве­щи для ме­ня - опре­де­лен­ные уро­ки, но все-та­ки это про­сто ра­бо­чие мо­мен­ты.

«Оста­юсь с пу­сты­ми кар­ма­на­ми»

- Вы не раз рас­ска­зы­ва­ли, что вы­рос­ли в небо­га­той се­мье. Те­перь, когда вы до­стиг­ли успе­ха, у вас еще оста­лись чи­сто ма­те­ри­аль­ные меч­ты? На са­мо­лет, мо­жет, не хва­та­ет?

- Не хо­чу гне­вить Бо­га. За­ра­ба­ты­ваю сам, на это жи­ву. Я по­сто­ян­но дол­жен де­лать что-то но­вое - кли­пы, пес­ни. Сей­час все, что за­ра­ба­ты­ваю, вбу­хи­ваю в шоу - это же мое де­ти­ще, с ко­то­рым я в бли­жай­шие три го­да бу­ду га­стро­ли­ро­вать. Ко­стю­мы, де­ко­ра­ции - это все сто­ит бе­ше­ных де­нег, и по фак­ту я оста­юсь с пу­сты­ми кар­ма­на­ми. Мне на­до бу­дет хо­ро­шень­ко по­ра­бо­тать, что­бы все это оку­пить. А огром­но­го до­ма и са­мо­ле­та у ме­ня нет.

- И не хо­чет­ся?

- Да, мо­жет быть, и хо­чет­ся. Но это же по­том на­до на что-то об­слу­жи­вать, а у ме­ня все день­ги в ра­бо­те. Плюс на­до по­ни­мать дей­стви­тель­ность, в ко­то­рой мы жи­вем. Да, мы ар­ти­сты из те­ле­ви­зо­ра, но мы та­кие же лю­ди. У ко­го-то несколь­ко ролл­срой­сов, но мне до­ста­точ­но од­ной мо­ей ма­ши­ны. Мне не хо­чет­ся трех до­мов. У ме­ня нет до­ро­гих ча­сов, мне они ни к че­му.

- Не­уже­ли ни­ко­гда не чув­ство­ва­ли: все до­ста­ло? Не хо­те­лось все бро­сить?

- Ино­гда очень хо­чет­ся. Я не мо­гу ска­зать, что все­гда очень ве­сел и бодр. Во­об­ще, ка­кие-то со­мне­ния, неуве­рен­ность, необ­хо­ди­мость при­ни­мать ре­ше­ния - все это со­про­вож­да­ет твор­че­ство.

- Как вы­хо­ди­те из што­по­ра? Ал­ко­голь, спорт­зал?

- В спорт­зал я хо­жу обя­за­тель­но. Ме­ня спа­са­ют му­зы­ка, пу­те­ше­ствия, те­атр. Ни ал­ко­голь, ни ка­кие-то до­пол­ни­тель­ные ис­то­рии (ви­ди­мо, нар­ко­ти­ки. - Авт.) ме­ня не ин­те­ре­су­ют. Я са­мо­ко­па­тель. Бы­ва­ет очень боль­шое на­пря­же­ние... Слу­ча­ют­ся пес­ни, ко­то­рые «стре­ля­ют», а бы­ва­ют, что ты в них очень ве­ришь, но они про­хо­дят ми­мо. Или ра­дио­стан­ции и те­ле­ка­на­лы во­ро­тят нос от тво­го но­во­го тво­ре­ния: «Нам это не нра­вит­ся». А ведь это зри­тель дол­жен был ре­шить - хо­ро­шо это или пло­хо. Бы­ва­ет, что лю­ди, ко­то­рые при­ни­ма­ют ре­ше­ния, мо­гут за­бло­ки­ро­вать твою ра­бо­ту, в ко­то­рую ты вло­жил день­ги, вре­мя, си­лы, в ко­то­рую ты ве­рил. Это очень рас­стра­и­ва­ет. Ты ра­бо­тал, а это в ни­ку­да...

- Что вас мо­жет все­рьез разо­злить?

- Ме­ня раз­дра­жа­ет непро­фес­си­о­на­лизм. Ес­ли кто-то бе­рет на се­бя от­вет­ствен­ность и го­во­рит, что он что-то сде­ла­ет, а по­том не де­ла­ет. Я разо­бьюсь в ле­пеш­ку, но ес­ли что по­обе­щал - я это сде­лаю. Не по­ни­маю, по­че­му то­гда че­ло­век бе­рет на се­бя эту от­вет­ствен­ность? Ес­ли не мо­жешь - от­ка­жись за­ра­нее. Очень ча­сто ка­рье­ра и твор­че­ская жизнь за­ви­сят от тре­тьих лю­дей, ко­то­рые что-то долж­ны сде­лать, но по раз­ным при­чи­нам не де­ла­ют. Но я ста­ра­юсь дер­жать се­бя в ру­ках и дви­гать­ся впе­ред несмот­ря ни на что. Препятствия за­ка­ля­ют.

- У вас имидж успеш­но­го, по­зи­тив­но­го че­ло­ве­ка - «от­лич­ни­ка». А как же то­ли­ка са­мо­дур­ства и ка­при­зов, как у мно­гих твор­че­ских лич­но­стей?

- Ко­неч­но, бы­ва­ют и у ме­ня ка­при­зы. Я про­сто не де­лаю это­го пуб­лич­но.

- Вы ма­том ру­га­лись когда-ни­будь?

- Ко­неч­но, я ру­га­юсь ма­том. Про­сти­те, но бы­ва­ет! Я не под­ни­маю ру­ку на де­ву­шек, хо­тя они ту­пят пе­ри­о­ди­че­ски и хо­чет­ся ино­гда... Но я все рав­но по­ни­маю, что не мо­гу это­го сде­лать. Я ста­ра­юсь се­бя вос­пи­тан­но ве­сти.

- Ина­че вам аукнется.

- Аукнется обя­за­тель­но. По­это­му от мо­е­го ха­рак­те­ра в ос­нов­ном стра­да­ют близ­кие лю­ди, моя ко­ман­да. Вот они-то мо­гут услы­шать от ме­ня раз­ные сло­ва.

- У вас есть дру­зья вне шоу-биз­не­са, ко­то­рые мо­гут под­дер­жать в труд­ную ми­ну­ту?

- На­вер­ное, мо­гу на­звать 5 - 7 че­ло­век, с ко­то­ры­ми дру­жен вне му­зы­ки и те­ат­ра. Но с ни­ми я ча­ще об­ща­юсь по те­ле­фо­ну. Вот се­го­дня мне пи­шут: «Пой­дем, по­ужи­на­ем». А у ме­ня спек­такль. Нет та­ко­го, что я за­кон­чил ра­бо­тать Сер­ге­ем Ла­за­ре­вым - из­вест­ным ар­ти­стом, и с 21.00 я про­сто Сер­гей Ла­за­рев, ни­ко­му неиз­вест­ный. Лю­бой вы­ход, да­же в ма­га­зин - это опре­де­лен­ным об­ра­зом пуб­лич­ная си­ту­а­ция.

- Вы хо­ди­те в ма­га­зин?

- Ко­неч­но. Что вы из нас де­ла­е­те ка­ких-то небо­жи­те­лей?

- И за про­дук­та­ми? В обыч­ный су­пер­мар­кет?

- Так как я не успе­ваю го­то­вить, то, есте­ствен­но, по­ку­паю ку­ли­на­рию уже го­то­вую. Ста­ра­юсь, что­бы это бы­ла хо­ро­шая ку­ли­на­рия, до­ро­гая.

«Ам­би­ций про­рвать­ся на За­пад уже нет»

- Вы один из немно­гих на­ших ар­ти­стов, у ко­го мно­го ан­гло­языч­ных пе­сен. Это ду­ши ра­ди, или вы все-та­ки рас­счи­ты­ва­е­те про­рвать­ся на За­пад?

- Де­сять лет на­зад, ко­неч­но, боль­шие пер­спек­ти­вы бы­ли. И Smash!! на­ча­ли петь на ан­глий­ском то­же не про­сто так. То­гда, под­пи­сав кон­тракт с ком­па­ни­ей Universal Music, мы на­ча­ли ра­бо­тать на за­ру­беж­ное про­дви­же­ние. На­ча­ли с Юго-Во­сточ­ной Азии, у нас бы­ли ту­ры, про­да­вал­ся аль­бом. То­гда груп­па «t.A.T.u.» уже по­ко­ри­ла мир, и мы на­ча­ли дви­гать­ся в том же на­прав­ле­нии. Про­сто не успе­ли. Во­пер­вых, ду­эт рас­пал­ся. Во-вто­рых, в му­зы­ке и во­об­ще в мире все на­ча­ло ме­нять­ся. Но я при­вык к за­пад­ным сту­ди­ям, ав­то­рам, к дру­го­му му­зы­каль­но­му уров­ню и, есте­ствен­но, про­дол­жил эту те­му соль­но. Это возы­ме­ло успех, пошло-по­еха­ло и за мной за­кре­пи­лось, как фиш­ка. Мне нра­вит­ся, как зву­чит мой го­лос на ан­глий­ском язы­ке. Я сам слу­шаю очень мно­го ино­стран­ной му­зы­ки. Сей­час ам­би­ций про­рвать­ся на За­пад, ка­кие они бы­ли де­сять лет на­зад, у ме­ня нет. Но эта фор­точ­ка все­гда для ме­ня от­кры­та. Я стал ум­нее и за­пи­сы­ваю две вер­сии: на рус­ском и на ан­глий­ском. Мой край­ний трек «Это все она» - изна­чаль­но ан­гло­языч­ная пес­ня, ко­то­рую на­пи­са­ли швед­ские ав­то­ры.

- За ва­лю­ту по­ку­па­е­те у шве­дов. На­ши бы де­шев­ле на­пи­са­ли, нет?

- Вот как объ­яс­нить?.. Я с боль­шим ува­же­ни­ем от­но­шусь к нашим эст­рад­ным ав­то­рам. Но там лю­ди немнож­ко на дру­гой му­зы­ке рос­ли, по­это­му гар­мо­ни­че­ски по-дру­го­му при­ду­мы­ва­ют. Хо­чет­ся от­ту­да цеп­лять. Эта му­зы­ка зву­чит у нас и при­уча­ет ухо рус­ско­го слу­ша­те­ля к но­во­му. Кста­ти, пес­ня «Семь цифр» - это то­же де­ло рук шве­дов, про­сто по­том мы сде­ла­ли рус­ский текст. По­жа­луй, толь­ко «В са­мое серд­це» бы­ла при­ду­ма­на рус­ским ав­то­ром, с ко­то­рым мы по­том за­пи­са­ли еще две пес­ни. Все осталь­ные мои рус­ско­языч­ные пес­ни изна­чаль­но бы­ли на ан­глий­ском.

- Пес­ни на ан­глий­ском у вас за­тей­ли­вее. И кли­пы.

- Я не эко­ном­лю на рус­ских кли­пах и пес­нях. Про­сто учи­ты­ваю то, что рус­ско­му уху на рус­ском язы­ке нуж­но чуть-чуть про­ще, что­бы это бы­ло до­ступ­нее.

- Ка­кую му­зы­ку вы са­ми слу­ша­е­те?

- Сей­час мне очень нра­вит­ся бри­тан­ская груп­па Years&Years. Я два аль­бо­ма за­пи­сал в Ан­глии и все, что свя­за­но с брит-по­пом, и во­об­ще с бри­тан­ской поп-му­зы­кой, мне очень близ­ко.

«Па­ша очень лю­бил мои пес­ни»

- В кон­це мар­та вы по­те­ря­ли стар­ше­го бра­та Павла. Как эта по­те­ря из­ме­ни­ла вас?

- Сра­зу при­шло осо­зна­ние то­го, что я те­перь у ма­мы един­ствен­ный сын. Ощу­тил от­вет­ствен­ность за ма­му, за свою пле­мян­ни­цу Али­ну по пол­ной про­грам­ме. Та­кие ве­щи те­бя еще боль­ше «взрос­лят» - несмот­ря на то, что я дав­но жи­ву взрос­лой жиз­нью, корм­лю сам се­бя и всю се­мью.

- Бы­ва­ет, что из-за боль­шой раз­ни­цы в воз­расте бра­тья и сест­ры все­рьез сбли­жа­ют­ся, толь­ко когда взрос­ле­ют. Вы дру­жи­ли?

- Чест­но ска­жу, что мы был очень раз­ные по всем па­ра­мет­рам. Па­ше бы­ло, на­вер­ное, непро­сто ре­а­ли­зо­вать­ся, когда млад­ший брат по­пу­ля­рен. Ни впра­во, ни вле­во нель­зя сде­лать шаг - тут же все под лу­пой рас­смат­ри­ва­ет­ся. Когда кто-то в се­мье до­сти­га­ет успе­хов - да, это ра­дость боль­шая. Но это на­кла­ды­ва­ет от­пе­ча­ток на всех осталь­ных. Те­бя слов­но пре­сле­ду­ет тень, по­то­му что ты ме­нее успе­шен. В бо­лее взрос­лом воз­расте он очень гор­дил­ся мной, это я точ­но знаю. C боль­шим теп­лом и добротой го­во­рил обо мне. Он очень лю­бил мои пес­ни, хо­тя изна­чаль­но слу­шал со­вер­шен­но дру­гую му­зы­ку. Ему нра­вил­ся рэп и Ба­ста, но при этом у него в ма­шине все­гда бы­ли мои дис­ки, он не вос­при­ни­мал их как ка­кую-то лег­кую по­псу. Он знал, сколь­ко вре­ме­ни и сил я на это тра­чу, для него это бы­ли очень важ­ные пес­ни. Ес­ли ка­кие ему осо­бен­но нра­ви­лись, он пи­сал мне об этом. Я в 16 лет ушел жить са­мо­сто­я­тель­ной жиз­нью, а Па­ша дол­гое вре­мя оста­вал­ся с ма­мой - да­же когда уже же­нил­ся. Мы на эти го­ды как-то по­те­ря­ли близ­кое об­ще­ние. А за по­след­нее вре­мя на­о­бо­рот - очень силь­но при­об­ре­ли, ста­ли дей­стви­тель­но близ­ки­ми бра­тья­ми. У нас мог­ли быть свои сек­ре­ты, раз­го­во­ры вда­ли от ма­мы. Я ему по­мо­гал, он у ме­ня ра­бо­тал. Мы до сих пор опра­вить­ся не мо­жем, мне его очень не хва­та­ет.

- Дочь Павла Али­на недав­но по­па­ла в дет­скую сту­дию «Не­по­се­ды», из ко­то­рых вы­шли вы. Да­е­те пле­мян­ни­це про­фес­си­о­наль­ные со­ве­ты?

- Это для ме­ня был сюр­приз. Али­на са­ма за­пи­са­лась на про­слу­ши­ва­ния, не зная, что в жю­ри бу­ду я. Ма­ма ска­за­ла мне об этом по сек­ре­ту. Я по­обе­щал, что не бу­ду ее сму­щать, уйду, что­бы бы­ло все чест­но. В ито­ге она про­шла, за­ни­ма­ет­ся. Я очень рад, что ре­бе­нок не без­дель­ни­ча­ет. Она де­я­тель­ная де­воч­ка очень. Сей­час ей 11, мне ка­жет­ся, у нее есть твор­че­ское бу­ду­щее - мо­жет, не в му­зы­ке. Она очень хо­ро­шо рас­ска­зы­ва­ет сти­хи, хо­чет быть те­ле­ве­ду­щей.

- За­да­ри­ва­е­те по­дар­ка­ми?

- С этим нуж­но очень ак­ку­рат­но, не хо­чу из­ба­ло­вать. Мы не бы­ли из­ба­ло­ва­ны - ни я, ни Па­ша. И мне это по­мог­ло со­хра­нить трез­вый ум в от­но­ше­нии де­нег. Да, хо­тя я мно­гое се­бе мо­гу поз­во­лить, но не тра­чу абы как. По­то­му что, во-пер­вых, я по­ни­маю, что у ме­ня от­вет­ствен­ность за се­мью. У ме­ня ма­ма не ра­бо­та­ет, у ме­ня Али­на, ба­буш­ка. Кто еще бу­дет за­ра­ба­ты­вать? Плюс у ме­ня огром­ный кол­лек­тив: му­зы­кан­ты, тан­цо­ры, ко­то­рые каж­дый ме­сяц по­лу­ча­ют за­ра­бот­ную пла­ту. Им нуж­но кор­мить свои се­мьи. Имен­но по­это­му мне нуж­но мно­го ра­бо­тать. Имен­но по­это­му я не мо­гу мно­го де­прес­со­вать. Я по­рой устаю от от­вет­ствен­но­сти - мне 32 го­да, а я тя­ну на се­бе 50 че­ло­век. Ино­гда мне ка­жет­ся, что про­ще иметь про­дю­се­ра, ко­то­рый все за те­бя ре­ша­ет. А ты про­сто вы­хо­дишь и по­ешь.

- Ка­ким бы вы хо­те­ли се­бя ви­деть еще че­рез де­сять лет, в 42?

- Я на­де­юсь, что у ме­ня еще бу­дут си­лы ди­на­мич­но се­бя ве­сти на сцене. Иг­рать ди­на­мич­ные ро­ли. Все, что у ме­ня сей­час, очень ди­на­мич­но. И в шоу сей­час у ме­ня ак­тив­ные тан­цы. Я при­ла­гаю до­ста­точ­но мно­го уси­лий для то­го, что­бы не за­ды­хать­ся. При­хо­дит­ся дер­жать се­бя в фор­ме. Я дол­жен быть все­гда лег­ким, по­то­му что лю­ди при­вык­ли ме­ня вос­при­ни­мать тан­цу­ю­щим, па­ря­щим. В об­щем, это та­кой об­раз, и ему нуж­но со­от­вет­ство­вать. Но мне ведь уже не 16.

- Но и не 48.

- Вот я на­де­юсь, что и в 42 я бу­ду все так же под­тя­нут и вос­тре­бо­ван. Очень хо­чет­ся не по­те­рять это­го за­па­ла и не разо­ча­ро­вать­ся в том, что про­ис­хо­дит в ин­ду­стрии. И у нас, ар­ти­стов, бу­дет воз­мож­ность раз­ви­вать­ся, тво­рить что-то но­вое, а не де­лать под ко­пир­ку од­но и то же.

Не мо­гу ска­зать, что я все­гда ве­сел и бодр - ино­гда хо­чет­ся взять все и бро­сить

кол­лек­ти­ве «Не­по­се­ды»

Сер­гей на­шел в при­юте.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.