Ки­рилл Кя­ро:

На раз­вед­ку в Моск­ву я ез­дил на по­со­бие по без­ра­бо­ти­це

KP-Teleprogramma - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Текст: Сер­гей ЕФИМОВ

Звез­да се­ри­а­лов «Нюхач» и «Из­ме­ны» со­би­рал­ся стать мо­ря­ком, но слу­чай­но за­ра­зил­ся те­ат­ром

Еще недав­но ак­тер пе­ре­жи­вал, что его твор­че­ская био­гра­фия ка­кто не очень скла­ды­ва­ет­ся. За­то этой осе­нью вы­шло сра­зу че­ты­ре се­ри­а­ла с его уча­сти­ем: «Нюхач-2», «Лондонград», «Джу­на» и, ра­зу­ме­ет­ся, «Из­ме­ны». Об­раз слег­ка небри­то­го ин­тел­ли­ген­та с негром­ким бар­хат­ным ба­ри­то­ном, в гла­зах ко­то­ро­го при­та­и­лось глу­бин­ное по­ни­ма­ние жиз­ни, пол­ной бо­ли и стра­да­ний, ока­зал­ся весь­ма кста­ти. Кя­ро те­перь на­рас­хват: вот и на во­про­сы жур­на­ла «Те­ле­про­грам­ма» он от­ве­чал, на­хо­дясь на оче­ред­ных съем­ках. И кто вспом­нит, что впер­вые мы его за­ме­ти­ли в «Лик­ви­да­ции», но по­том за­бы­ли?

«Му­сор все рав­но вы­бра­сы­ваю в та­поч­ках»

- Этой осе­нью вас мож­но бы­ло уви­деть на раз­ных ка­на­лах прак­ти­че­ски од­но­вре­мен­но. Вы еще мо­же­те спо­кой­но схо­дить за про­дук­та­ми?

- Я иду в та­поч­ках вы­ки­ды­вать му­сор неза­ви­си­мо от то­го, узна­ют ме­ня или нет. Но узна­вать, ко­неч­но, ста­ли боль­ше, брать ав­то­гра­фы, фо­то­гра­фи­ро­вать­ся. Че­го тут скры­вать, очень при­ят­но, когда те­бя узна­ют, го­во­рят, что смот­рят, лю­бят, ждут но­вых филь­мов. Од­на­ко ино­гда это бы­ва­ет не во­вре­мя - по­сре­ди се­рьез­но­го раз­го­во­ра, на­при­мер. Или по­сле 12-ча­со­вой сме­ны, когда хо­чешь про­сто прий­ти до­мой и упасть. Хо­тя да­же то­гда ста­ра­юсь не от­ка­зы­вать.

- Пра­ва на адап­та­цию «Ню­ха­ча» и сам се­ри­ал про­да­ны в де­сят­ки стран ми­ра. Вы еще не ви­де­ли се­бя в пе­рео­звуч­ке?

- Ви­дел! Это бы­ло по­тря­са­ю­ще смеш­но! Ка­кой-то трей­лер - то ли на ки­тай­ском, то ли на япон­ском. И я очень рад за Ар­те­ма Литвиненко - ре­жис­се­ра, сце­на­ри­ста, во­об­ще ав­то­ра это­го про­ек­та. И за ки­но­сту­дию FILM.UA Group, ко­то­рая по­ве­ри­ла в него.

- Зри­тель ча­сто су­дит об ак­те­ре по его пер­со­на­жам. Свой­ствен­на ли вам ин­тел­ли­гент­ная мяг­кость ва­ших ге­ро­ев в «Из­ме­нах» и «Ню­ха­че»?

- Хм... Хо­чет­ся ду­мать, что да. Хо­тя, на­вер­ное, я ме­нее сдер­жан в жиз­ни. На­до за­нять­ся ушу или йо­гой, тре­ни­ро­вать кон­цен­тра­цию и вла­де­ние со­бой.

- Ши­ро­кая из­вест­ность при­шла к вам до­воль­но позд­но - в 38 лет. Вы жда­ли ее? Пе­ре­жи­ва­ли, что ро­ли вро­де есть, а сто­про­цент­ной узна­ва­е­мо­сти нет?

- Я пе­ре­жи­вал, что я так и оста­нусь в па­мя­ти Ви­ки­пе­дии как ак­тер, сыг­рав­ший пле­мян­ни­ка Ште­хе­ля в «Лик­ви­да­ции». Что мне 38, а се­рьез­ной ро­ли, ко­то­рой сам был бы до­во­лен и гор­дил­ся, нет. Что 38, а фи­нан­со­вой ста­биль­но­стью да­же и не пах­нет. Хо­тя го­во­рить, что я пе­ре­жи­вал, это нем­но­го не про ме­ня. Ина­че дав­но бы плю­нул и вер­нул­ся в Эсто­нию. Я ста­ра­юсь не да­вать се­бе слиш­ком мно­го ре­флек­си­ро­вать на эту те­му - оце­ни­вать, под­во­дить ито­ги. Ни к че­му это. И узна­ва­е­мость - точ­но не са­мо­цель.

- Был ли мо­мент, когда вы ост­ро ощу­ти­ли: «Ну все, я в выс­шей ли­ге»? Мо­жет, ру­че­ек по­сту­па­ю­щих к вам сце­на­ри­ев пре­вра­тил­ся в бур­ный по­ток...

- А я се­бя и не ощу­щаю в выс­шей ли­ге. Выс­шая ли­га - это Маш­ков, Ми­ро­нов, Ха­бен­ский, Ма­ко­вец­кий. То, что у ме­ня сей­час по­яви­лось, - это ме­дий­ность, ко­то­рая мо­жет ис­чез­нуть че­рез год. Я не об­ма­ны­ва­юсь на этот счет. И по­ток сце­на­ри­ев мо­жет сно­ва пре­вра­тить­ся в ру­че­ек. И во­об­ще глав­ное - не ко­ли­че­ство: один сце­на­рий, на­при­мер, от Пе­рель­ма­на или Буслова сто­ит де­ся­ти дру­гих.

«Мне ста­ло все рав­но, где жить»

- По­ко­рить Моск­ву вам уда­лось со вто­ро­го за­хо­да: по­сле Щу­ки вы по­сту­пи­ли в Те­атр Ар­ме­на Джи­гар­ха­ня­на, но вско­ре вер­ну­лись в Тал­лин. По­че­му вдруг уеха­ли? Ка­жет­ся, это был ко­нец 1990-х, и в один не­про­стой пе­ри­од да­же со­сто­я­ли на бир­же тру­да...

- На бир­же тру­да я со­сто­ял уже в на­ча­ле вто­ро­го за­хо­да. На это по­со­бие как раз ез­дил в Моск­ву на раз­вед­ку. А из Моск­вы уехал по­нят­но по­че­му. Непро­стое вре­мя, без­де­не­жье, не ви­дел пер­спек­тив ни в те­ат­ре, ни в лич­ной жиз­ни. Мож­но же мно­го вы­тер­петь, ес­ли по­ни­ма­ешь, за­чем это на­до, ес­ли ве­ришь в ре­зуль­тат. Мне ну­жен был от­дых. Вре­мя на пе­ре­за­груз­ку. Когда уез­жал - не знал, вер­нусь или нет.

- Ка­ко­во ме­сто рус­ско­го те­ат­ра в куль­тур­ной жиз­ни Эсто­нии? В Рос­сии ведь мно­гие по­ла­га­ют, что в При­бал­ти­ке нена­ви­дят все рус­ское.

- На­вер­ное, они ни ра­зу не бы­ли в Эсто­нии. Ес­ли ты при­е­хал в Тал­лин и счи­та­ешь, что все во­круг долж­ны го­во­рить по-рус­ски, то, на­вер­ное, у те­бя бу­дут про­бле­мы с го­сте­при­им­ством. Тут ведь де­ло в от­но­ше­нии. Вот при­хо­дишь в ре­сто­ран, офи­ци­ант не го­во­рит по-рус­ски, что ты бу­дешь де­лать? Упря­мо по­вто­рять, ду­мая, что все во­круг ду­ра­ки и нена­ви­дят рус­ских? Или по­ду­ма­ешь, как най­ти об­щий язык, по­про­бу­ешь объ­яс­нить­ся на ан­глий­ском, ки­тай­ском да на паль­цах в кон­це кон­цов? Ис­кренне улы­бай­тесь, и у вас не бу­дет про­блем ни в од­ной стране ми­ра (ну, кро­ме Ис­па­нии, этот гор­дый на­род по­бе­ди­те­лей не так про­сто по­ко­рить). Мо­ло­дежь в Эсто­нии сей­час дей­стви­тель­но во­об­ще не го­во­рит по-рус­ски, за­то все от­лич­но го­во­рят по-английски или по-немец­ки, они ори­ен­ти­ро­ва­ны на Ев­ро­пу - это их вы­бор, на­до его ува­жать. Эс­тон­цы очень лю­бят и ува­жа­ют рус­скую клас­си­ку. И в рус­ский те­атр в Тал­лине с удо­воль­стви­ем хо­дят (спек­так­ли ча­сто идут с син­хрон­ным пе­ре­во­дом на эс­тон­ский), и в эстон­ские те­ат­ры, где Ан­тон Пав­ло­вич Че­хов - ча­стый гость. Я же в пье­сах Чехова не иг­рал ни­ко­гда, к со­жа­ле­нию. Из рус­ской клас­си­ки был в мо­ей жиз­ни Земляника из «Ре­ви­зо­ра» и Бо­рис из «Гро­зы».

- Помни­те ли свои ощу­ще­ния, когда Эсто­ния вдруг ста­ла са­мо­сто­я­тель­ным го­су­дар­ством и во­круг за­вер­тел­ся, что на­зы­ва­ет­ся, вихрь пе­ре­мен?

- Мне бы­ло 15. Ко­неч­но, ме­ня это ра­до­ва­ло! Ме­ня ра­до­ва­ли лю­бые пе­ре­ме­ны. Все во­круг обе­ща­ло но­вые чу­дес­ные воз­мож­но­сти. Хо­тя еще боль­ше ра­до­ва­ло, что ско­ро за­кон­чу шко­лу и нач­нут­ся сво­бо­да, неза­ви­си­мость и са­мо­сто­я­тель­ность.

- Москва за эти го­ды ста­ла вам до­мом? Или вам про­сто необ­хо­ди­мо ез­дить в Тал­лин - «на под­за­ряд­ку»?

- Я, на­вер­ное, ста­нов­люсь на­сто­я­щим кос­мо­по­ли­том, мне ста­но­вит­ся все рав­но, где жить. Мой дом - это Москва, Ки­ев, Тал­лин, Нар­ва, Бур­гас, Ри­га. Вез­де, где жи­вешь и ра­бо­та­ешь, по­ти­хонь­ку об­за­во­дишь­ся лю­би­мы­ми ме­ста­ми, дру­зья­ми, при­выч­ка­ми. А это ведь и есть дом. И еще, ко­неч­но, обя­за­тель­но долж­на быть ра­бо­та. Без нее тоск­ли­во вез­де, хоть в Тал­лине, хоть в Москве, хоть в Стам­бу­ле. А в Тал­лине люб­лю ста­рый го­род - он каж­дый раз но­вый, уди­ви­тель­но кра­си­вый и ска­зоч­ный. Очень люб­лю мо­ре в Пи­ри­та и рай­он Ка­ла­мая, где сей­час жи­ву. Это ста­рый рай­он двух-, трех­этаж­ных де­ре­вян­ных до­мов меж­ду мо­рем и ста­рым го­ро­дом с печ­ка­ми в каж­дой квар­ти­ре. К кон­цу со­вет­ско­го вре­ме­ни рай­он, по­стро­ен­ный в на­ча­ле ХХ века, был за­бро­шен, но по­том боль­шин­ство до­мов вер­ну­ли ста­рым вла­дель­цам, от­ре­ста­ври­ро­ва­ли. Сей­час это неве­ро­ят­но уют­ный и кра­си­вый рай­он­чик, где жи­вет мно­го ак­те­ров и ху­дож­ни­ков, на ок­нах сто­ят цве­точ­ные горш­ки и си­дят кош­ки, по ули­цам ез­дят на ве­ло­си­пе­дах, со­се­ди устра­и­ва­ют яр­мар­ки вы­ход­но­го дня, в каж­дом вто­ром до­ме лав­ка ста­рьев­щи­ка, а воз­дух пах­нет мо­рем и ды­мом от пе­чек и ка­ми­нов. Лет че­рез де­сять сю­да еще бу­дут экс­кур­сии во­дить!

- А лю­би­мое блю­до эс­тон­ской кух­ни? Чтоб стра­дать без него, по­ка ра­бо­та­е­те где-то на чуж­бине?

- Лю­би­мое блю­до - па­с­та, где бы я ни на­хо­дил­ся. Но в Тал­лине - да, вре­мя от вре­ме­ни не­стер­пи­мо хо­чет­ся пой­ти в ка­кой-ни­будь на­сто­я­щий эс­тон­ский или не­мец­кий ре­сто­ран и по­есть вред­ной жа­ре­ной сви­ни­ны с кар­тош­кой и обя­за­тель­но с ту­ше­ной ка­пу­стой и клюк­вой.

- Нет же­ла­ния по­лу­чить вто­рое граж­дан­ство - рос­сий­ское?

- К со­жа­ле­нию, Эсто­ния не раз­ре­ша­ет двой­ное граж­дан­ство. Да и по­лу­чить рос­сий­ское для ме­ня непро­сто - на­до по­пасть в ка­кие-то кво­ты, от­сто­ять ку­чу оче­ре­дей, за­пол­нить мас­су за­яв­ле­ний. Это слиш­ком слож­ная для ме­ня бю­ро­кра­тия. Оста­ет­ся на­де­ять­ся, что ко­г­да­ни­будь мне да­дут граж­дан­ство за вклад в куль­ту­ру, как Де­пар­дье.

«Пу­те­ше­ствия де­шев­ле психиатра»

- О ва­шей се­мье по­чти ни­че­го не из­вест­но. Ка­жет­ся, у вас есть брат, а вы мог­ли стать мо­ря­ком?

- Да, есть стар­ший брат, он жи­вет в Нов­го­ро­де. Рань­ше хо­дил в мо­ре, сей­час тру­дит­ся на су­ше. И отец у ме­ня мо­ряк. Ма­ма - вос­пи­та­тель в дет­ском са­ду. Есть еще мно­го рус­ских род­ствен­ни­ков в Нарве и Иван­го­ро­де. И есть эстон­ские род­ствен­ни­ки в Ви­льян­ди, мой дя­дя - ак­тер. Недав­но бла­го­да­ря Фейс­бу­ку на­шлась еще це­лая се­мья Кя­ро в Уз­бе­ки­стане, ез­ди­ли с от­цом к ним в го­сти! А я, ко­неч­но, то­же хо­тел быть мо­ря­ком, как отец. Пом­ню, всем классом мне вы­би­ра­ли мор­ское учи­ли­ще. Хо­дил в Дом пи­о­не­ров в кру­жок юных мо­ря­ков, ез­дил на ост­ров Хий­у­маа в мор­ской ла­герь, где нас од­них, без взрос­лых, вы­пус­ка­ли в мо­ре на па­рус­ных лод­ках. Но как-то со­всем слу­чай­но я по­пал в те­ат­раль­ную сту­дию при рус­ском драм­те­ат­ре, про­вел там два го­да, и дру­гих ва­ри­ан­тов для ме­ня уже не су­ще­ство­ва­ло. За год до окон­ча­ния шко­лы я да­же по­ехал в Моск­ву по­сту­пать во все те­ат­раль­ные ву­зы - врал, что у ме­ня уже есть ат­те­стат. Вез­де про­ва­лил­ся, за­то точ­но по­нял, что на­до для по­ступ­ле­ния. На сле­ду­ю­щий год по­сту­пил. Ма­ма по­сы­ла­ла по­том по­сыл­ки с едой и теп­лы­ми нос­ка­ми мне в об­ща­гу.

- В Рос­сии муж­чи­ны суе­вер­ны и не празд­ну­ют 40-ле­тие. Был ли для вас ми­нув­ший день рож­де­ния осо­бен­ным?

- Я то­же суе­вер­ный - не празд­но­вал. Я дни рож­де­ния во­об­ще не люб­лю празд­но­вать. Луч­ше уехать ку­да­ни­будь по­даль­ше и в Фейс­бу­ке чи­тать по­здрав­ле­ния.

- Чем вы обыч­но за­ни­ма­е­тесь, ес­ли на пло­щад­ку толь­ко по­сле­зав­тра?

- С утра - по­зав­тра­кать в ка­фе, по­гу­лять с со­ба­кой, по­тре­ни­ро­вать­ся в спорт­за­ле, по­пла­вать в бас­сейне, а ве­че­ром встре­тить­ся с дру­зья­ми. Недав­но на съем­ках был в Ан­глии, но Лон­дон уда­лось по­смот­реть толь­ко из ок­на ма­ши­ны. Те­перь в пла­нах на ко­рот­кий уик-энд этот го­род на пер­вом ме­сте. Рань­ше я не по­ни­мал, за­чем тра­тить день­ги на по­езд­ки, все­гда ведь есть что-то бо­лее нуж­ное и важ­ное. Но те­перь я на­сто­я­щий «нар­ко­ман»: дру­гие ме­ста, лю­ди, жизнь - все это пре­крас­но про­чи­ща­ет моз­ги. Боль­шин­ство про­блем сра­зу ка­жут­ся незна­чи­тель­ны­ми и да­ле­ки­ми. И это на­мно­го при­ят­нее и де­шев­ле, чем хо­дить к пси­хи­ат­ру.

«Тре­ни­ро­вать дель­фи­нов не по­шел бы»

- Вы лег­ко за­во­ди­те дру­зей? Пе­ре­рас­та­ет ли в друж­бу об­ще­ние с кол­ле­га­ми на съе­моч­ной пло­щад­ке?

- Я очень люб­лю всех сво­их парт­не­ров и ре­жис­се­ров, с боль­шин­ством скла­ды­ва­ют­ся дру­же­ские от­но­ше­ния. Но вне ра­бо­ты, к со­жа­ле­нию, встре­чать­ся не ча­сто по­лу­ча­ет­ся. Про­ект окон­чил­ся - и сно­ва всех рас­ки­да­ло по раз­ным про­ек­там, го­ро­дам. С ак­те­ра­ми слож­но дру­жить. С од­ним мо­им дру­гом уже пол­го­да не мо­жем встре­тить­ся - не схо­дят­ся гра­фи­ки.

- По­пу­ляр­ность у нас в стране неиз­мен­но обо­ра­чи­ва­ет­ся тем, что ар­ти­ста на­чи­на­ют звать в те­ле­ви­зи­он­ные шоу - ка­тать­ся на льду, тре­ни­ро­вать дель­фи­нов. Пой­де­те?

- Тре­ни­ро­вать дель­фи­нов точ­но не пой­ду. Я про­тив зоо­пар­ков, дель­фи­на­ри­ев, оке­а­на­ри­умов, цир­ков, вы­пус­ка­ния го­лу­бей на сва­дьбах и лес­ных птиц на Пас­ху. Кста­ти, слы­ша­ли, что в Ин­дии дель­фи­нам при­сво­и­ли ста­тус лич­но­стей, не от­но­ся­щих­ся к че­ло­ве­че­ско­му ро­ду? Ес­ли бу­дет дей­стви­тель­но ин­те­рес­ный для ме­ня про­ект - со­гла­шусь. Ка­кой­ни­будь «Звез­ды на го­ноч­ном тре­ке» на­при­мер. Или «Звез­ды иг­ра­ют на ги­та­ре».

- Над чем ра­бо­та­е­те и ка­кую роль еще жде­те?

- Уже три ме­ся­ца идут съем­ки но­вой де­тек­тив­ной ис­то­рии, по­ка на­зва­ние бру­таль­ное - «По­сле убий­ства», но мо­жет еще де­сять раз по­ме­нять­ся. Ре­жис­сер - Ва­лен­тин Дон­сков. У ме­ня чу­дес­ные парт­не­ры - Ле­ша Барабаш, Аня По­по­ва, Еле­на Под­ка­мин­ская, Ан­дрей Фро­лов, Ан­дрей Ка­за­ков, Игорь Ск­ляр, Юрий Цу­ри­ло. Хо­ро­шая та­кая ис­то­рия, я очень хо­тел в ней участ­во­вать. Ждал несколь­ко ме­ся­цев, за­пуск несколь­ко раз от­кла­ды­вал­ся. Хо­ро­шие сце­на­рии на до­ро­ге не ва­ля­ют­ся. А что по­лу­чит­ся в ито­ге - уви­дим при­мер­но че­рез год.

О та­лан­те Кя­ро впер­вые за­го­во­ри­ли по­сле ро­ли Сла­ви­ка, пле­мян­ни­ка Ште­хе­ля, в «Лик­ви­да­ции» (2007).

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.