«Я «ам­ба­са­дор» Поль­ши в Рос­сии. И на­о­бо­рот»

KP-Teleprogramma - - NEWS -

- Я очень бла­го­да­рен то­му, что имен­но Аня Гел­лер ста­ла мо­ей парт­нер­шей! Я ве­рил Ане на съе­моч­ной пло­щад­ке, что это пол­но­цен­ная, на­сто­я­щая лю­бовь со сто­ро­ны ее ге­ро­и­ни. Со­зда­ва­лось та­кое ощу­ще­ние, что Та­ня пой­дет за Со­ро­ки­ным в огонь и во­ду, как и он за ней. Аня Гел­лер эмо­ци­о­наль­на, кра­си­ва, та­лант­ли­ва. И она очень хо­ро­ший че­ло­век. По­это­му ра­бо­та­лось нам очень лег­ко, ни од­но­го кон­флик­та не бы­ло. Я во­об­ще все­гда по­вто­ряю всем про­дю­се­рам - сек­рет хо­ро­ше­го филь­ма в хо­ро­шей ко­ман­де.

- Ре­жис­сер по­про­сил ме­ня об этом, и я дал свое доб­ро. Хо­тя сей­час прак­ти­че­ски 60% мо­их рос­сий­ских про­ек­тов сни­ма­ют­ся без дуб­ля­жа. Про­дю­се­ры по­ни­ма­ют, что зри­тель уже при­вык к то­му, что есть ар­тист, ко­то­рый го­во­рит с ак­цен­том. В са­мое бли­жай­шее вре­мя со­сто­ят­ся пре­мье­ры сра­зу трех но­вых филь­мов - там я го­во­рю сам.

- У ме­ня сот­ни озву­чен­ных ро­лей. Пер­вым де­лом все вспо­ми­на­ют «Док­то­ра Ха­у­са» - я там озву­чи­ва­ла Кад­ди. Де­ти пом­нят муль­тик «Три бо­га­ты­ря» и узна­ют во мне Ша­ма­хан­скую ца­ри­цу. Мне очень нра­вит­ся дуб­ли­ро­вать - это аб­со­лют­но ак­тер­ская вещь, и я ста­ра­юсь в этот мо­мент быть ге­ро­и­ней, я вме­сте с ней еще раз про­иг­ры­ваю эту роль. В дуб­ля­же ты ра­бо­та­ешь в за­дан­ном диа­па­зоне. А когда иг­ра­ешь сам, ра­бо­та­ешь с чи­сто­го ли­ста и мо­жешь при­ду­мать что угод­но.

По­об­щав­шись с ак­те­ра­ми о се­ри­а­ле, жур­нал «Те­ле­про­грам­ма» за­дал еще несколь­ко во­про­сов Пав­лу Де­лон­гу «за жизнь». Нель­зя упус­кать воз­мож­ность по­дроб­нее по­го­во­рить с са­мым рус­ским из всех поль­ских ак­те­ров!

- Про­цесс, ко­неч­но, по­хо­жий. Ду­маю, что и в Поль­ше, и в Рос­сии на пло­щад­ке на­мно­го боль­ше им­про­ви­за­ции. Та­ко­ва на­ша сла­вян­ская на­ту­ра, на­вер­ное. А от­ли­ча­ет­ся не про­цесс съе­мок, а го­то­вое ки­но - оно по­лу­ча­ет­ся поль­ское, рус­ское ли­бо фран­цуз­ское. Поль­ский ки­не­ма­то­граф очень це­нит рос­сий­ских ак­те­ров. И, на­о­бо­рот, в Рос­сии це­нят поль­ских ар­ти­стов. В Поль­ше сей­час сни­ма­ет­ся мно­го кар­тин, с по­мо­щью ко­то­рых мы пы­та­ем­ся глу­бо­ко рас­крыть на­шу ис­то­рию. Есть мо­ло­дое по­ко­ле­ние ре­жис­се­ров, ко­то­рые за­да­ют во­про­сы про про­шлое, про то, кто мы се­го­дня и кем бу­дем зав­тра. Это се­рьез­ный раз­го­вор, в ко­то­ром участ­ву­ет поль­ский зри­тель. И в этом раз­го­во­ре бы­ва­ет боль­но. У вас то­же бы­ва­ют очень ин­те­рес­ные кар­ти­ны, ко­то­рые пы­та­ют­ся за­гля­нуть глу­бо­ко в ду­шу рус­ско­го че­ло­ве­ка: «Гео­граф гло­бус про­пил», «Майор», «Ле­ви­а­фан». Это на­прав­ле­ние все­гда ин­те­рес­но зри­те­лю. По­то­му что на­род все­гда по­ни­ма­ет, что прав­да, а что ложь. Каж­дая на­ция это зна­ет. Ки­но долж­но ве­сти этот диа­лог, это его ос­нов­ная за­да­ча, а не служ­ба го­су­дар­ству. Долг ки­но - слу­же­ние на­ции, что­бы мы боль­ше про се­бя по­ни­ма­ли, кто мы та­кие есть.

- Не толь­ко в Рос­сии, но то­же и на Укра­ине, в Бе­ла­ру­си и в Ка­зах­стане, в дру­гих стра­нах быв­ше­го СССР! Для ме­ня это са­мый ис­крен­ний зри­тель. Он на­мно­го бо­лее эмо­ци­о­на­лен, бо­лее от­крыт, чем в Поль­ше. Я за­ви­дую рус­ско­му ки­не­ма­то­гра­фу, что у вас та­кой хо­ро­ший зри­тель! Так лю­бить свое ки­но - это есть ва­ша, я бы ска­зал, «сверх­спо­соб­ность».

- Чест­но го­во­ря, не за­ме­тил, что­бы все очень хо­тят со мной вы­пить. Но ве­се­лить­ся с рус­ски­ми - это все­гда здо­ро­во и хо­ро­шо. Эти раз­го­во­ры сра­зу обо всем... Кста­ти, вод­ка и наш на­ци­о­наль­ный на­пи­ток. Но в по­след­нее вре­мя в ком­па­ни­ях, в ко­то­рых я бы­ваю, вод­ки ста­но­вит­ся мень­ше - все боль­ше ви­но. Че­ло­век дол­жен ино­гда встре­чать­ся с дру­гим че­ло­ве­ком. Хо­ро­шо, что­бы это бы­ло за сто­лом.

- По­че­му я дол­жен оправ­ды­вать­ся, как я вы­гля­жу? Все-та­ки глав­ное для

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.