«Несчаст­ной люб­ви у ме­ня не бы­ло»

На­род­ная ар­тист­ка Рос­сии рас­кры­ла жур­на­лу «Те­ле­про­грам­ма» тай­ну, по­че­му она не бо­ит­ся ста­реть

KP-Teleprogramma - - КАКИЕ ЛЮДИ! -

ру

ро­ди­лась 1 мар­та 1948 го­да в Вене. Отец был во­ен­ным, мать - пре­по­да­ва­те­лем. В 1970 го­ду окон­чи­ла мос­ков­ское Те­ат­раль­ное учи­ли­ще им. Щу­ки­на, бы­ла при­ня­та в труп­пу Ака­де­ми­че­ско­го те­ат­ра име­ни Вах­тан­го­ва. Сня­лась бо­лее чем в 60 кар­ти­нах («Оди­но­кая жен­щи­на желает по­зна­ко­мить­ся», «Ста­рые кля­чи», «При­хо­ди на ме­ня по­смот­реть» и др.) На­род­ная ар­тист­ка Рос­сии. За­му­жем за ак­те­ром Ва­си­ли­ем Ла­но­вым. Сы­ну Алек­сан­дру 42 го­да. Сын Сер­гей умер в 2013 го­ду в воз­расте 37 лет. но­яб­ря в про­кат вы­хо­дит фильм «Учил­ка». В дра­ме Алек­сея Пет­ру­хи­на до­ве­ден­ная до от­ча­я­ния школь­ный пе­да­гог бе­рет в за­лож­ни­ки це­лый класс. Ири­ну Куп­чен­ко, глав­ную звез­ду филь­ма, на афи­шах не узнать: «учил­ка» удив­ля­ет и взгля­дом, и внеш­но­стью.

- Я, ко­неч­но, уди­ви­лась Но я иг­раю жен­щи­ну, ко­то­рая уста­ла, по­те­ря­лась в жиз­ни, со мно­же­ством се­мей­ных про­блем. Ей не хо­чет­ся ид­ти в шко­лу, ви­деть уче­ни­ков. Это на­стро­е­ние я пе­ре­даю не толь­ко эмо­ци­о­наль­но, внут­рен­ним со­сто­я­ни­ем, но и внеш­ним ви­дом. Ко­неч­но, мне по­мог­ли и гри­мер, и опе­ра­тор.

- Да. У ме­ня огра­ни­че­ния. Ес­ли съем лиш­нее се­го­дня - а так бы­ва­ет, по­то­му

- На тот, ка­кой у ме­ня есть. Так спо­кой­нее. Это са­мый луч­ший спо­соб, что­бы не нерв­ни­чать и не пе­ре­жи­вать.

- Это в 40 лет жен­щине хо­чет­ся, что­бы ей бы­ло 25. Мне 67 и мыс­лей: «Ох, я ста­рею!» нет. Пе­ре­жи­ва­ет че­ло­век или нет по по­во­ду ста­ре­ния, за­ви­сит от мно­гих ве­щей. Во-пер­вых, от ха­рак­те­ра. Я спо­кой­на, урав­но­ве­шен­на. Вол­но­вать­ся не сто­ит: хо­ти­те или нет, а воз­раст все рав­но при­бав­ля­ет­ся. Во-вто­рых, всю жизнь в те­ат­ре и в кино я иг­ра­ла ге­ро­инь, ко­то­рые стар­ше ме­ня. Мно­го стар­ше: иг­ра­ла ба­бу­шек, ко­гда бы­ла со­всем мо­ло­дой. Ро­ли бы­ли ин­те­рес­ные. Я как бы при­вы­ка­ла к воз­рас­ту. И это, на­вер­ное, мне по­мог­ло плав­но и гар­мо­нич­но вой­ти в зре­лость. Вдо­ба­вок у ме­ня не бы­ло несчаст­ли­вой люб­ви, си­ту­а­ций, ко­гда ме­ня бро­си­ли, по­то­му что я ста­рая. Это трав­ми­ру­ет жен­щин, вы­зы­ва­ет стресс и же­ла­ние ка­зать­ся мо­ло­же.

- Ока­за­лось, что нет. В Москве мы со­би­ра­ли на по­каз филь­ма 500 учи­те­лей, в дру­гих го­ро­дах сре­ди зри­те­лей бы­ло так­же мно­го пе­да­го­гов. По­сле про­смот­ра на об­суж­де­нии филь­ма учи­те­ля на­чи­на­ли спо­рить друг с дру­гом, об­суж­дать свои си­ту­а­ции и про­бле­мы. Я не ду­ма­ла, что они при­мут эту учи­тель­ни­цу.

- Имен­но. Для по­ка­за филь­ма на фе­сти­ва­лях тит­ры пе­ре­во­ди­ли на ан­глий­ский, ки­тай­ский и дру­гие язы­ки. Не смог­ли пе­ре­ве­сти «учил­ка». Та­ко­го уни­чи­жи­тель­но­го сло­ва нет боль­ше ни­где. Де­ло не в том, что ре­бя­та у нас ста­ли по­дру­го­му от­но­сить­ся к учи­те­лю. В об­ще­стве ав­то­ри­тет учи­те­ля упал. Ро­ди­те­ли поз­во­ля­ют се­бе об­суж­дать по­ступ­ки пе­да­го­га в при­сут­ствии де­тей. Учи­тель не мо­жет на­ка­зы­вать уче­ни­ков, он стал, как го­во­рят в на­шем филь­ме, ме­не­дже­ром по зна­ни­ям. Я не имею в ви­ду фи­зи­че­ское на­ка­за­ние. Вос­пи­та­тель­ную функ­цию у ме­не­дже­ров по зна­ни­ям об­ще­ство ото­бра­ло, они те­перь про­сто предо­став­ля­ют зна­ния. Ко­неч­но, в этом есть и их ви­на. Ин­фор­ма­ция о по­бо­рах, взят­ках в шко­лах до­ступ­на и ро­ди­те­лям, и уче­ни­кам. Но го­су­дар­ство толь­ко в по­след­ние го­ды уве­ли­чи­ло зар­пла­ты учи­те­лям, и мо­ло­дые лю­ди ста­ли по­сту­пать в пе­да­го­ги­че­ские ву­зы. Важ­но, что­бы ро­ди­те­ли куль­ти­ви­ро­ва­ли лю­бовь и ува­же­ние у ре­бят к учи­те­лю. И что­бы са­ми пе­да­го­ги до­стой­но се­бя ве­ли. По­ни­ма­ли, что они на ви­ду, их по­ве­де­ние все вре­мя ана­ли­зи­ру­ют. Боль­шая ошиб­ка ду­мать, что де­ти в 1 - 2-м клас­се че­го-то не по­ни­ма­ют. Они все за­ме­ча­ют и на все ре­а­ги­ру­ют. Ко­неч­но, есть за­ме­ча­тель­ные пе­да­го­ги и клас­сы. Этот фильм не для них. Он ад­ре­со­ван лю­дям, ко­то­рые, про­ра­бо­тав в шко­ле, по­те­ря­лись, за­пу­та­лись в жиз­ни и не мо­гут при­спо­со­бить­ся к ре­бя­там.

- Об­ще­ство не бы­ло та­ким агрес­сив­ным. Мы мог­ли лю­бить или не лю­бить учи­те­ля. Это, ко­неч­но, за­ви­се­ло от его

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.