Алек­сей Кортнев: О све­жем ре­бен­ке мы по­ду­ма­ем по­сле Олим­пи­а­ды

Жур­нал «Те­ле­про­грам­ма» по­бы­вал в го­стях у фронт­ме­на груп­пы «Несчаст­ный слу­чай»

KP-Teleprogramma - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Текст: Ми­ха­ил РЯБИКОВ

Все­ре­дине но­яб­ря на те­ле­ка­на­ле «Че» стар­то­ва­ла про­грам­ма «Доб­рое де­ло». Про­ект рас­ска­зы­ва­ет о ге­ро­ях, спас­ших че­ло­ве­че­ские жиз­ни. Ве­ду­щим про­грам­мы стал Алек­сей Кортнев.

- Алек­сей, ка­кой сю­жет о спа­се­нии пе­ре­па­хал вас боль­ше все­го?

- Как ни пе­чаль­но, за­пом­ни­лась ис­то­рия, ко­то­рая за­кон­чи­лась тра­ги­че­ски. Это про­изо­шло в Ниж­нем Нов­го­ро­де. Мо­ло­дой па­рень по име­ни Па­вел спас дво­их де­тей: они сто­я­ли на ав­то­бус­ной оста­нов­ке в то вре­мя, ко­гда на них вы­ле­тел ав­то­мо­биль, во­ди­тель по­те­рял управ­ле­ние. Па­ша успел от­толк­нуть маль­чи­ка, тот лишь от па­де­ния по­лу­чил незна­чи­тель­ные ца­ра­пи­ны. Спас он и де­воч­ку, за­крыв ее сво­им те­лом, и - по­гиб. Пар­ню бы­ло 20 с неболь­шим лет. Сей­час на том ме­сте уста­нов­лен па­мят­ник ему.

- Кто вы: со­ва или жа­во­ро­нок?

- Жа­во­ро­нок. Но мне это со­вер­шен­но не ме­ша­ет. Ноч­ных вы­ступ­ле­ний те­перь прак­ти­че­ски нет, эта тра­ди­ция ушла в небы­тие, в связи с кри­зи­сом кор­по­ра­ти­вов ста­ло очень ма­ло. Бы­ло от­вра­ти­тель­но, ко­гда при­хо­ди­лось вы­сту­пать но­чью в ка­ких-ни­будь ка­зи­но. Лю­ди иг­ра­ли в ру­лет­ку, мы чув­ство­ва­ли се­бя ни­ко­му не нуж­ны­ми, я от это­го силь­но стра­дал. Мо­жет быть, из-за мо­их стра­да­ний все и на­кры­лось? (Улы

ба­ет­ся.) Сей­час са­мый позд­ний кон­церт у нас за­кан­чи­ва­ет­ся в пол­ночь. По­сле это­го я еду до­мой, ло­жусь спать, а на сле­ду­ю­щий день встаю в 7 утра и - пре­крас­но жиз­не­де­я­тель­ствую даль­ше.

- А ко­гда вы пи­ше­те пес­ни?

- Утром, днем, в проб­ках, си­дя за рулем. Ве­че­ром го­раз­до мень­ше. Ве­чер - вре­мя раз­бра­сы­вать кам­ни, а вот со­би­рать их луч­ше с утра. Утром у ме­ня го­ло­ва ра­бо­та­ет го­раз­до луч­ше. А ве­че­ром ты, так ска­зать, предъ­яв­ля­ешь лишь то, что сде­ла­но утром.

- Вы ко­гда-ни­будь жа­ле­ли, что у вас нет про­фес­си­о­наль­но­го об­ра­зо­ва­ния: ак­тер­ско­го, ре­жис­сер­ско­го?..

- Боль­ше все­го я жа­лею об от­сут­ствии му­зы­каль­но­го об­ра­зо­ва­ния. Ес­ли бы я умел иг­рать на ро­я­ле, мог пра­виль­но гар­мо­ни­зо­вать му­зы­ку, ко­неч­но, бы­ло бы ком­форт­нее ра­бо­тать. Очень мно­гие идеи, про­хо­дя че­рез приз­му вос­при­я­тия да­же очень близ­ких мне лю­дей, все рав­но пре­лом­ля­ют­ся и ис­ка­жа­ют­ся.

И не до кон­ца со­от­вет­ству­ют то­му, что я из­на­чаль­но хо­тел.

- По­че­му не учи­тесь?

- Мы с кол­ле­га­ми на­шли на­столь­ко эф­фек­тив­ную фор­му со­труд­ни­че­ства, что я не хо­чу ее раз­ру­шать. К то­му же с по­яв­ле­ни­ем ка­че­ствен­ных дик­то­фо­нов ра­бо­тать во­об­ще ста­ло чрез­вы­чай­но удоб­но. То, что те­бе при­хо­дит в го­ло­ву, ты за­пи­сы­ва­ешь тут же, не вы­ле­зая из ма­ши­ны. И че­рез несколь­ко се­кунд на­бро­сок ме­ло­дии уже ле­жит на сто­ле у ком­по­зи­то­ра. Та­кие на­ра­бо­тан­ные связи ме­ня, в об­щем, удо­вле­тво­ря­ют.

- Вы, му­зы­кан­ты «Несчаст­но­го слу­чая», по-преж­не­му де­ли­те все до­хо­ды от кон­цер­тов на рав­ные ча­сти?

- Да, сверх то­го я получаю лишь ав­тор­ские от­чис­ле­ния. Они не та­кие боль­шие, но это все рав­но до­ста­точ­но мно­го. Я до­воль­но ак­тив­но ра­бо­таю вне груп­пы, ча­сто вы­сту­паю один. Кон­цер­ты с «Несчаст­ным слу­ча­ем» при­но­сят хорошие день­ги, но они не ос­нов­ные в мо­ем бюд­же­те.

- В ок­тяб­ре 2016-го вам ис­пол­нит­ся 50 лет. Уже за­пла­ни­ро­ва­ли празд­нич­ные ме­ро­при­я­тия?

- По­лу­чи­лось очень за­бав­но... В но­яб­ре 2013 го­да, ко­гда мы от­ме­ча­ли 30-ле­тие груп­пы в «Кро­кус Си­ти Хол­ле», наш за­ме­ча­тель­ный ди­рек­тор Ан­дрю­ша Во­рон­цов за­бро­ни­ро­вал один из дней в сен­тяб­ре 2016 го­да. Та­кое прак­ти­ку­ет­ся: по­том мож­но про­дать свой день раз в 10 до­ро­же. Ведь 2013-м, ко­гда рубль не бряк­нул­ся, рас­цен­ки бы­ли со­вер­шен­но дру­гие. Но мы его не от­да­ем... Что бу­дем де­лать? По­ка да­же не на­чи­на­ли ду­мать. По­нят­но, что это бу­дет ка­кой-то кон­церт с го­стя­ми. Глу­по же на та­кой боль­шой сцене про­сто по­ста­вить стул и мик­ро­фон. Хо­тя мож­но и так по­сту­пить, бу­дет за­бав­но. Но я ду­маю, что мы ор­га­ни­зу­ем боль­шое шоу. Точ­но знаю толь­ко од­но: на этот раз я не бу­ду за­ни­мать­ся на­пи­са­ни­ем сце­на­рия и ре­жис­су­рой. Это бу­дет все-та­ки мой день рож­де­ния! Свя­жусь со сво­им чу­дес­ным дру­гом, бли­ста­тель­ным ре­жис­се­ром по­доб­ных мас­со­вых зрелищ. Он-то все и сде­ла­ет

(улы­ба­ет­ся).

- Как-то вы очень мет­ко ска­за­ли: «Кри­зис сред­не­го воз­рас­та - это фи­зио­ло­гия. Муж­чи­на-за­хват­чик про­сто об­на­ру­жи­ва­ет, что про­па­ло же­ла­ние». Вы че­рез этот пе­ри­од уже про­шли?

- Это не со­всем моя мысль, я ее чи­тал у са­мых раз­ных ум­ных лю­дей... Кри­зис я про­шел. Посколь­ку про­жить я со­би­ра­юсь 80 лет, то неслож­но вы­чис­лить: сред­ний воз­раст у ме­ня был как раз в 40. В это вре­мя ме­ня­ет­ся жиз­нен­ная па­ра­диг­ма, век­тор, то, к че­му ты стре­мишь­ся. До 40 лет ты жи­вешь экс­тен­сив­но, пы­та­ешь­ся по­стичь как мож­но боль­ше (и по мне это очень хо­ро­шо вид­но): иг­рать в те­ат­ре, сни­мать­ся в кино, ре­кла­ме... На­ха­пать, так ска­зать. По­том, ко­гда по­взрос­ле­ешь, те­бя боль­ше при­вле­ка­ет ин­тен­сив­ность. Ста­ра­ешь­ся со­брать то, что те­бе уже при­над­ле­жит. И взрас­тить из се­мян, ко­то­рые раз­бра­сы­вал, сад. Ко­неч­но, ты мо­жешь до са­мой смер­ти раз­бра­сы­вать се­ме­на. Но ес­ли их не по­ли­вать, не ограж­дать, не оку­чи­вать, в ре­зуль­та­те по­явят­ся сор­ня­ки. Ес­ли что-то и вы­рас­тет, то бу­дет чах­лым. А хо­чет­ся кра­со­ты, по­коя и уве­рен­но­сти в се­бе. По­это­му мне сей­час го­раз­до важ­нее со­чи­нить од­ну пес­ню за год, но та­кую, в ко­то­рой я от­ве­чаю за каж­дое сло­во, за каж­дый вздох. Ко­гда мне бы­ло 16 лет, я пи­сал по 20 - 30 пе­сен в год, от них по­чти ни­че­го не оста­лось. Это - тру­ха. Сей­час я тра­чу го­раз­до боль­ше сил, и эта кро­пот­ли­вость при­но­сит мне го­раз­до боль­ше удо­вле­тво­ре­ния, чем «по­лет­ность».

- Вы - ко­рен­ной моск­вич, в от­ли­чие от мно­гих «по­на­е­хав­ших» и «по­на­ост­а­вав­ших­ся» ар­ти­стов. Сто­лич­ная про­пис­ка бы­ла для вас се­рьез­ным бо­ну­сом?

- Ко­неч­но, ка­кой-то ган­ди­кап та­ким об­ра­зом я по­лу­чил. Не на­до бы­ло тра­тить си­лы и день­ги на вы­жи­ва­ние. Я вы­рос в боль­шой 3-ком­нат­ной квар­ти­ре. Ко­гда мне ис­пол­ни­лось 18 лет, мы со­вер­ши­ли ча­стич­но род­ствен­ный об­мен с ба­буш­кой, и я на­чал жить в ма­лень­кой, но от­дель­ной 2-ком­нат­ной квар­ти­ре.

«До­ма без ши­кар­ных кон­цер­тов не об­хо­дит­ся»

- До то­го как построить свой дом в Под­мос­ко­вье, вы жи­ли с се­мьей в кот­те­дже у кол­ле­ги - Сер­гея

Бе­ло­го­лов­це­ва. На­сколь­ко го­то­вы впус­кать дру­гих в свой дом, в свою кре­пость?

- У нас ре­гу­ляр­но со­би­ра­ют­ся огром­ные ком­па­нии. В ос­нов­ном это, ко­неч­но, дру­зья и дей­стви­тель­но близ­кие зна­ко­мые. Од­на­ко на Но­вый год, на­при­мер, или на мой день рож­де­ния со­би­ра­ют­ся не толь­ко дру­зья, дру­зья дру­зей, но и лю­ди, ко­то­рых я во­об­ще ви­жу пер­вый раз в жиз­ни. Празд­ну­ем ши­ро­ко, обя­за­тель­но придумываем ка­кую-ни­будь раз­вле­ка­тель­ную про­грам­му. В этом го­ду бу­дет «Пес­ня го­да». В про­шлом ор­га­ни­зо­ва­ли «Фон­тан «Друж­ба на­ро­дов». В по­за­про­шлом бы­ла «Олим­пи­а­да в Ями­ще­во», мы нес­ли факел че­рез всю де­рев­ню. Ями­ще­во - не обыч­ный кот­те­дж­ный по­се­лок, а на­сто­я­щая пат­ри­ар­халь­ная де­рев­ня. На­род вы­сы­пал на ули­цу, за на­ми шли все мест­ные ба­буш­ки и де­душ­ки, мно­гие бе­жа­ли, пе­ре­да­ва­ли факел друг дру­гу.

Бы­ло ужас­но ве­се­ло! А Се­ре­га Белоголовцев в ме­гафон ком­мен­ти­ро­вал про­ис­хо­дя­щее.

- Вы вы­рос­ли в по­ю­щей се­мье. А как к му­зы­ке от­но­сит­ся ва­ша ны­неш­няя се­мья?

- Мы с огром­ным удо­воль­стви­ем по­ем. Ко­гда едем ку­да-то в ма­шине, за­во­дим дет­ские пес­ни. Сла­ва бо­гу, сей­час по­яви­лось боль­шое ко­ли­че­ство хо­ро­ших дет­ских пе­сен - тех, что зву­чат в «Сме­ша­ри­ках», «Фик­си­ках». Ир­ка Бо­гу­шев­ская (пер­вая су­пру­га Алек­сея Корт­не­ва. - Авт.) спро­дю­си­ро­ва­ла два аль­бо­ма «Дет­ских пло­ща­док», там зву­чат рос­кош­ные ком­по­зи­ции. Дет­ки, да и я то­же, зна­ем все их на­изусть. До­ма, ко­гда со­би­ра­ют­ся дру­зья, так­же без ши­кар­ных кон­цер­тов не об­хо­дит­ся. У нас есть кла­ви­ши, несколь­ко ги­тар, ре­гу­ляр­но при­ез­жа­ет ак­кор­де­он.

- Име­на че­ты­рех из пя­ти ва­ших де­тей на­чи­на­ют­ся на бук­ву «А»: Артемий, Ар­се­ний, Афа­на­сий, Ак­си­нья...

- С Ни­ки­той лишь не сло­жи­лось. Так по­лу­чи­лось, что в тот мо­мент, ко­гда он ро­дил­ся, мы с его ма­мой Ле­ной Лан­ской бы­ли в очень на­пря­жен­ных от­но­ше­ни­ях. По­то­му имя она вы­бра­ла са­ма. Сей­час, вер­нув­шись к друж­бе, по­кою и ми­ру, мы осо­зна­ли, что у име­ни Ни­ки­та су­ще­ству­ет древне­сла­вян­ская, древ­не­рус­ская фор­ма - Ани­ки­та, от ко­то­рой про­ис­хо­дит про­зви­ще Ани­ка-во­ин, фа­ми­лия Ани­кин... По­это­му, по­лу­ча­ет­ся, у Ни­ки­ты имя то­же на­чи­на­ет­ся на «А».

- По­че­му все-та­ки «А»?

-

Про­сто при­коль­но (сме­ет­ся).

- Чем сей­час за­ни­ма­ют­ся ва­ши де­ти?

- Ни­ки­та учит­ся на фа­куль­те­те IT­тех­но­ло­гий в Мос­ков­ском ин­сти­ту­те ра­дио­тех­ни­ки, элек­тро­ни­ки и ав­то­ма­ти­ки. Артемий про­фес­си­о­наль­но за­ни­ма­ет­ся про­мыш­лен­ной фо­то­гра­фи­ей. Мо­та­ет­ся по стране, фо­то­гра­фи­ру­ет кол­лек­ции одеж­ды, ав­то­мо­би­ли, подъ­ем­ные кра­ны. Огром­ный и чрез­вы­чай­но твор­че­ский раз­дел: не каж­дый смо­жет кра­си­во за­пе­чат­леть, как клубничка па­да­ет в слив­ки, для об­лож­ки ка­ко­го-ни­будь жур­на­ла о вкус­ной еде. Что­бы сде­лать та­кой кадр, ухо­дят сут­ки. Кро­пот­ли­вей­шая ра­бо­та! Ар­се­ний ак­тив­но учит­ся в шко­ле и за­ни­ма­ет­ся голь­фом. В дан­ный мо­мент на­хо­дит­ся на сбо­рах в Ис­па­нии и ма­шет клюш­ка­ми. Афа­на­сий то­же учит­ся и со­чи­ня­ет вся­кие су­ма­сшед­шие рас­ска­зы. Он очень за­бав­ный. А Ась­ке все­го че­ты­ре с по­ло­ви­ной, она по­ка хо­дит в дет­ский са­дик.

- Рас­пи­сав­шись с Ами­ной, вы за­яви­ли, что умуд­ри­лись же­нить­ся на жен­щине, ко­то­рая за­ня­та зна­чи­тель­но боль­ше вас. И это по-преж­не­му так?

- У мо­ей су­пру­ги, тре­не­ра по ху­до­же­ствен­ной гим­на­сти­ке, сле­ду­ю­щим ле­том Олим­пи­а­да в Рио. Ту­да едет ее вос­пи­тан­ни­ца Ри­та Ма­мун, Ами­на за­ни­ма­ет­ся ис­клю­чи­тель­но ей. Сей­час - сбо­ры в Из­ра­и­ле, по­том в Ниж­нем Нов­го­ро­де... И от­ту­да же­на вер­нет­ся лишь 30 де­каб­ря.

- Не воз­ни­ка­ет же­ла­ния стук­нуть по сто­лу и крик­нуть: «По­ра те­бе, же­на, до­ма си­деть и де­тей вос­пи­ты­вать!»?

- Мы об этом ре­гу­ляр­но го­во­рим. Я на са­мом де­ле очень ску­чаю по Амин­ке. Да и она ску­ча­ет - по мне, по де­тям. Да­же, ду­маю, в боль­шей сте­пе­ни, чем я. Она хо­чет быть с ни­ми как мож­но боль­ше и доль­ше, но сей­час бы­ло бы непро­сти­тель­ной оплош­но­стью пре­рвать тре­нер­скую ка­рье­ру в ее наи­выс­шей точ­ке. Вер­нее, не до­стиг­нув наи­выс­шей точ­ки. Ами­на долж­на прой­ти че­рез Олим­пи­а­ду, вы­иг­рать там или про­иг­рать - не­из­вест­но, но участ­во­вать. По­сле это­го, ду­маю, ин­тен­сив­ность Амин­ки­ных за­ня­тий на ка­кое-то вре­мя сни­зит­ся. В част­но­сти, по­то­му, что Мар­га­ри­та уй­дет из спор­та: это бу­дет ее пер­вая и, оче­вид­но, по­след­няя Олим­пи­а­да. Сле­ду­ю­щих пре­тен­ден­ток у Му­си нет, а ес­ли и по­явят­ся, то че­рез мно­го лет. То есть на сле­ду­ю­щую по­сле Рио Олим­пи­а­ду мы точ­но не по­па­да­ем. А это ведь - смот­ри­те! - па­у­за на це­лых во­семь лет. А по­ка мы ви­дим­ся не ча­ще двух раз в неде­лю. И с при­бли­же­ни­ем Олим­пи­а­ды бу­дем встре­чать­ся все ре­же. За па­ру ме­ся­цев до со­рев­но­ва­ний они и во­все уедут в Юж­ную Аме­ри­ку.

- Вы на­зы­ва­е­те су­пру­гу Му­сей. А как она вас?

- Ки­ней. По­че­му? Я на этот счет про­во­дил це­лое ис­сле­до­ва­ние. Де­ло в том, что Ами­ну так в дет­стве зва­ла Ирина Алек­сан­дров­на Винер. И уже спу­стя дол­гие го­ды Му­ся пе­ре­нес­ла это имя на ме­ня. Се­мья Ири­ны Алек­сан­дров­ны хоть и уз­бек­ская, но еврей­ская. Ки­ня - это, ско­рее все­го, умень­ши­тель­но­у­про­щен­ное от «кин­дер», что на иди­ше зна­чит «ма­лыш». Ни­ка­ких дру­гих ис­точ­ни­ков име­ни Ки­ня я най­ти так и не смог.

- Вы же­ни­лись на Амине толь­ко по­сле то­го, как она сде­ла­ла вам пред­ло­же­ние. А ина­че так до сих пор бы и тя­ну­ли с су­пру­же­ством?

- Ко­гда я встре­тил Ами­ну, то сра­зу по­нял, что это как раз тот че­ло­век, на ко­то­ром хо­чу же­нить­ся, с кем стрем­люсь стро­ить дом, ро­жать де­тей. Она до­воль­но быст­ро раз­би­ла мою кор­ку «одинокого вол­ка».

- При этом ва­ша ма­ма го­во­ри­ла, что Ами­на - не ва­ше­го кру­га, она ж спортс­мен­ка... Вы во­об­ще ча­сто иде­те на­пе­ре­кор мне­нию ма­мы?

- Ма­ма - очень власт­ный че­ло­век, и я дей­стви­тель­но ред­ко с ней спо­рю. По боль­шо­му сче­ту, про­тив ро­ди­тель­ской во­ли я по­шел лишь од­на­жды - ко­гда ушел из уни­вер­си­те­та. В си­ту­а­ции с Ами­ной ни­ка­ко­го со­про­тив­ле­ния не бы­ло. Мои ро­ди­те­ли мгно­вен­но ее по­лю­би­ли - сра­зу по­сле то­го, как чуть­чуть узна­ли, по­об­ща­лись два-три ра­за. И - все, боль­ше во­про­сов не бы­ло.

- Ами­на по­хо­жа на ва­шу ма­му?

- Очень! Амин­ка то­же власт­ный че­ло­век. Ина­че не бы­ла бы стар­шим тре­не­ром на­шей на­ци­о­наль­ной сбор­ной по ху­до­же­ствен­ной гим­на­сти­ке. Же­на - че­ло­век же­лез­ной во­ли. Да и в се­мье Ами­на лю­бит по­ко­ман­до­вать. «Все бу­дет по-мо­е­му, - го­во­рит. - Ты мол­чи, ни­че­го не по­ни­ма­ешь». При этом у нас с ней глу­бо­ко лю­бов­ные от­но­ше­ния, по­это­му все ее ко­манд­ные по­ту­ги вос­при­ни­ма­ют­ся мной с улыб­кой.

Имен­но бла­го­да­ря Амине мы на­ко­нец-то на­ча­ли ко­пить день­ги. Чест­но го­во­ря, я до сих пор не мо­гу по­нять, ку­да рань­ше ухо­ди­ла боль­шая часть мо­их го­но­ра­ров. Ги­та­ры не по­ку­пал, у ме­ня есть шту­ки че­ты­ре, боль­ше не нуж­но. Вы­пив­ка? Да, но я все­гда за­ра­ба­ты­вал го­раз­до боль­ше, чем мож­но про­пить. Ку­да девались баб­ки?! На­вер­ное, на по­езд­ки, пу­те­ше­ствия. С дав­них пор люб­лю ез­дить в даль­нюю даль и ка­тать­ся там на лы­жах. Вре­мя от вре­ме­ни, да­же ча­ще, чем нуж­но, по­ку­пал ма­ши­ны, до­ро­гу­щее и с тех пор ни­ко­му не нуж­ное пейнт­боль­ное сна­ря­же­ние по­след­ней мо­де­ли. Все это бы­ли иг­руш­ки, на них и ухо­ди­ли день­ги.

- Уже зна­е­те, ку­да в бли­жай­шее вре­мя по­еде­те ка­тать­ся на лы­жах?

- В этом го­ду я уже был в Ар­ген­тине - в Ушу­ае, что на Огненной зем­ле. По­лу­чил там меж­ду­на­род­ный сер­ти­фи­кат ин­струк­то­ра по гор­ным лы­жам и страш­но этим гор­жусь! Те­перь мо­гу обу­чать дру­гих. На май­ские празд­ни­ки от­пра­вим­ся всей се­мьей в Аль­пы. Ну а в зим­ние ка­ни­ку­лы мы ре­ши­ли по­иг­рать с сы­ном в гольф - по­едем вме­сте на со­рев­но­ва­ния, бу­дем его со­про­вож­дать.

- Как-то ва­ша су­пру­га ска­за­ла, что «в се­мье все­гда дол­жен быть све­жий ре­бе­нок».

- Ну, на­вер­ное, «все­гда» не по­лу­чит­ся. Хо­тя по­сле Олим­пи­а­ды мы обя­за­тель­но вер­нем­ся к это­му во­про­су!

До сих пор не мо­гу по­нять, ку­да рань­ше ухо­ди­ла боль­шая часть мо­их го­но­ра­ров

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.