Ме­бель из пя­ти­эта­жек и кад­ры Ми­но­бо­ро­ны

KP-Teleprogramma - - ЛИЦА С ОБЛОЖКИ -

Шаг на тер­ри­то­рию за­бро­шен­но­го за­во­да на окра­ине Моск­вы - и ока­зы­ва­ешь­ся в ми­ре ядер­но­го по­ста­по­ка­лип­си­са. Раз­де­лен­ные на­двое зда­ния без стен смот­рят ком­на­та­ми на­ру­жу, все во­круг за­во­лок­ло гу­стым бе­лым ды­мом. Гро­бы, оби­тые крас­ным са­ти­ном, сто­ят друг на дру­ге. Вс­пу­чен­ные кло­чья зем­ли ме­ша­ют про­хо­ду, вер­ми­ше­ли­ны ар­ма­тур цеп­ля­ют шта­ны. Бе­тон­ные пли­ты бес­по­ря­доч­но сва­ле­ны...

Ху­дож­ни­ки кар­ти­ны скру­пу­лез­но воссоздали ат­мо­сфе­ру де­каб­ря 1988 го­да, ко­гда в Со­вет­ском Со­ю­зе про­изо­шло мощ­ней­шее зем­ле­тря­се­ние, охва­тив­шее по­ло­ви­ну тер­ри­то­рии Ар­ме­нии. По­чти пол­но­стью бы­ли раз­ру­ше­ны го­ро­да Спи­так, Ле­ни­на­кан, Ки­ро­ва­кан, Сте­па­на­ван и еще бо­лее 300 на­се­лен­ных пунк­тов. По офи­ци­аль­ным дан­ным, по­гиб­ли 25 ты­сяч че­ло­век, 19 ты­сяч ста­ли ин­ва­ли­да­ми, боль­ше по­лу­мил­ли­о­на оста­лись без кры­ши над го­ло­вой.

Два глав­ных ге­роя кар­ти­ны - архитектор Кон­стан­тин Бе­реж­ной (Кон­стан­тин Лавроненко) и Ро­берт Мел­ко­нян (Вик­тор Сте­па­нян) встре­ча­ют­ся в Ле­ни­на­кане в день тра­ги­че­ских со­бы­тий. Судь­ба стал­ки­ва­ет их не впер­вые - мно­го лет на­зад в ав­то­ка­та­стро­фе по вине Бе­реж­но­го по­гиб­ли ро­ди­те­ли Ро­бер­та. Кон­стан­тин про­вел несколь­ко лет в тюрь­ме, в то вре­мя как ма­лень­ко­го Ро­бер­та при­юти­ли род­ствен­ни­ки. По сте­че­нию об­сто­я­тельств Бе­реж­ной воз­вра­ща­ет­ся к се­мье имен­но в день зем­ле­тря­се­ния: его ждет же­на Ан­на (Ма­рия Ми­ро­но­ва) с детьми. Ждет его и Ро­берт, ко­то­рый так и не про­стил ему ги­бе­ли сво­их ро­ди­те­лей. Ге­рои ока­зы­ва­ют­ся в од­ном спа­са­тель­ном от­ря­де, но узна­ют друг дру­га не сра­зу.

- Мы от­с­мот­ре­ли ты­ся­чи кад­ров хро­ни­ки, част­ные фо­то­съем­ки, да­же ар­хи­вы Ми­но­бо­ро­ны под­ни­ма­ли, - рас­ска­зы­ва­ет Са­рик Ан­дре­а­сян. - Фик­си­ро­ва­ли, в чем хо­ди­ли лю­ди, ка­кие у них бы­ли при­чес­ки, на ка­ких ма­ши­нах ез­ди­ли. Об­ма­ны­вать зри­те­ля не бу­дем.

- В та­кой ра­бо­те все­гда есть опас­ность сфаль­ши­вить, - под­дер­жи­ва­ет ре­жис­се­ра Лавроненко. - Лю­ди, пе­ре­жив­шие тра­ге­дию, долж­ны до­ве­рять нам. Наш по­сыл - со­уча­стие, со­стра­да­ние. Осо­бен­но важ­но ска­зать об этом в на­ше вре­мя. Ко­гда мы слы­шим в но­во­стях сухое «по­гиб­ли 100 че­ло­век», мы уже не мо­жем при­ни­мать это близ­ко к серд­цу. Но ко­гда ви­дим в кад­ре пла­чу­щую

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.