Жан­на не до­пу­сти­ла бы это­го сра­ма

KP-Teleprogramma - - КАРТИНКИ С ВЫСТАВКИ -

Кго­дов­щине смер­ти Жан­ны Фри­с­ке ко­лум­нист и шо­умен на­пи­сал ко­лон­ку для жур­на­ла «Те­ле­про­грам­ма».

- Ком­му­ни­ка­цию пе­ре­оце­ни­ва­ют, и силь­но. Час за го­ро­дом с книж­кой и со­ба­кой про­дук­тив­нее ме­ся­ца трес­кот­ни, - это ска­за­ла она. Са­мая ком­му­ни­ка­бель­ная дев­чон­ка по эту сто­ро­ну Цель­сия, сра­зу по­сле су­ма­тош­но­го турне, вклю­чав­ше­го две­на­дцать го­ро­дов. Моя Жан­на... Мы ле­те­ли в Ки­ев, она раз­да­ла ав­то­гра­фы, сфо­то­гра­фи­ро­ва­лась со все­ми, от­лу­чи­лась в де­ли­кат­ную ком­на­ту. И я, па­кост­ник и шпи­он, под­смот­рел в за­пис­ной книж­ке вот это (пом­ню точ­но, по­то­му что по ее воз­вра­ще­нии от­крыл­ся, схло­по­тал под­за­тыль­ник, и мы эти за­пи­си об­суж­да­ли): «Ин­те­рес­ны муж­чи­ны с бу­ду­щим, но ин­те­рес­нее жен­щи­ны с про­шлым», «Ге­нии и хороший вкус не все­гда хо­дят об ру­ку», «Очень не хва­та­ет лю­дей, из­лу­ча­ю­щих маг­не­тизм».

По­нят­но, чем ее по­ко­рил Ше­пе­лев и по­че­му ее лю­бим­цем чис­ли­лось рас­хри­стан­ное чудо по име­ни Jamiroquai (ан­глий­ская груп­па. - Ред.): у обо­их, что ни го­во­ри, по­ря­док с маг­не­тиз­мом пол­ный.

Я жи­ву так дол­го, что го­тов го­ло­ву про­за­кла­ды­вать: по ча­сти маг­не­тиз­ма са­ма Жан­на не зна­ла рав­ных.

В ее Все­лен­ной по­лю­са добра и зла бы­ли раз­ве­де­ны с почти дог­ма­ти­че­ской по­ка­за­тель­но­стью. Что было бы, ес­ли бы Жан­на на­блю­да­ла то, что сей­час про­ис­хо­дит во­круг - ее сы­на и ока­ян­ных де­нег, - да под хо­руг­вью ее име­ни?

А ни­че­го бы не было, Жан­на не до­пу­сти­ла бы это­го сра­ма.

Но срам есть, вот вам озна­чен­ные по­лю­са и вот она, обо­зна­чен­ная дог­ма­тич­ность: оце­пе­нев­ший в по­зе Ше­пе­лев, все вре­мя тре­бу­ю­щий из­ви­не­ний (я все жду, что он по­тре­бу­ет из­ви­не­ний за то, что Вла­ди­мир Бо­ри­со­вич и Оль­га Вла­ди­ми­ров­на на­ро­ди­ли Жан­ну), и мед­лен­но, но вер­но схо­дя­щие с ума от несу­свет­но­го го­ря ро­ди­те­ли, спа­сти ко­то­рых может только внук Пла­тон.

Ни од­ной из сто­рон не при­ш­лось бы пе­ре­жи­вать ду­шев­ный ар­ма­гед­дон (прав­да, как пе­ре­жи­ва­ет апо­ка­лип­сис ло­ще­ный ве­ду­щий на по­вер­ку, я не знаю, лю­ди раз­ные, да, но слиш­ком он ли­те­ра­тур­ный, что ли...), ко­гда б сра­зу по­сле по­хо­рон се­ли б за один стол с Пла­то­ном во гла­ве.

Ак­три­са Ма­рия Аро­но­ва от­кры­ла мне: «Я «кры­са» и уми­раю, ко­гда в мо­ей но­ре кон­флик­ты».

Вот Жан­на бы­ла точ­но та­кой, знав­шей, что лю­бой кон­фликт, по ее лю­би­мо­му Ка­мю, есть одис­сея про­иг­ры­ша, урав­не­ние же­сто­ко­сти, ве­до­мой каж­до­му: ко­гда сло­ва «это еще не ко­нец све­та» зву­чат как при­го­вор.

Еще ка­кой ко­нец - ко­гда ищут ис­па­рив­ши­е­ся день­ги и по­вод не жать друг друж­ке дла­ни. И все му­ти­ру­ют в ас­пи­дов, за­быв­ших про Пла­то­на, ма­ма ко­то­ро­го, моя Жан­на, точ­но вы­рас­ти­ла бы из него «муж­чи­ну с бу­ду­щим, муж­чи­ну, из­лу­ча­ю­ще­го маг­не­тизм».

...Ни чер­та не ле­чит это чер­то­во вре­мя, вы об­ма­ну­ли ме­ня.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.