Я го­тов по­лу­чить рос­сий­ский пас­порт

Про­жив 25 лет в на­шей стране, ве­ду­щий про­грам­мы НТВ «По­едем, по­едим!» по­нял: бро­сить якорь он хо­чет здесь

KP-Teleprogramma - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Текст: Иван ПЕТ­РОВ

Его зо­вут Джон - что по-на­ше­му, на­пом­ним, Иван. Че­ты­ре го­да он ко­ле­сит по Рос­сии, сни­мая свою ку­ли­нар­но-эт­но­гра­фи­че­скую про­грам­му «По­едем, по­едим!». По­жа­луй, ми­стер Уор­рен - са­мый рус­ский из всех ныне жи­ву­щих ан­гли­чан. Рань­ше он го­во­рил, что у нас он в дли­тель­ной ко­ман­ди­ров­ке, а его дом все-та­ки там - в Ве­ли­ко­бри­та­нии. И вдруг ве­ду­щий при­знал­ся жур­на­лу «Те­ле­про­грам­ма», что его взгля­ды на соб­ствен­ную жизнь пре­тер­пе­ли су­ще­ствен­ные ме­та­мор­фо­зы.

«Точ­но не вер­нусь в Ан­глию»

- Из­ме­ни­лось ли ва­ше ощу­ще­ние Рос­сии в по­след­ние го­ды?

- Я не ду­маю. Но очень силь­но из­ме­ни­лось мое от­но­ше­ние к Ев­ро­пе и Аме­ри­ке. Я сде­лал важ­ный пси­хо­ло­ги­че­ский шаг «че­рез гра­ни­цу» - те­перь я яв­но на этой сто­роне. И недав­но окон­ча­тель­но ре­шил бро­сить якорь здесь.

- Че­ты­ре го­да на­зад вы меч­та­ли бро­сить якорь в ка­кой-ни­будь жар­кой стране.

- А, это ко­гда мне 70 бу­дет. Мо­жет быть, за 25 лет я стал бо­лее рус­ским, но не из­ме­нил свое от­но­ше­ние к хо­ло­ду. Я его нена­ви­жу! Я не бо­юсь хо­ло­да, но он мне не нра­вит­ся. Он очень огра­ни­чи­ва­ет че­ло­ве­ка во всех от­но­ше­ни­ях.

- Бу­де­те от­ме­чать 25-ле­тие жиз­ни в Рос­сии? Хо­тя бы помни­те, ко­гда у вас этот юби­лей?

- 9 ок­тяб­ря. Хо­ро­шая идея! Я как-то об этом и не ду­мал. Что то­же очень по­ка­за­тель­но. Ан­гли­чане очень лю­бят все

пла­ни­ро­вать на ме­ся­цы впе­ред, и во мне это то­же есть. У ме­ня день рож­де­ния 28 сен­тяб­ря, 48 ис­пол­нит­ся. Мо­жет быть, сов­ме­стим две да­ты. От­ме­тить эти 25 лет на­до, по­то­му что это до­сти­же­ние. - По­че­му у вас до сих пор нет рос­сий­ско­го граж­дан­ства?

- Есть та­кое вы­ра­же­ние по-ан­глий­ски: Watch the space. Что-то вро­де «сле­ди­те за из­ме­не­ни­я­ми» («...и жди­те за­хва­ты­ва­ю­щих но­во­стей». - Ред.). Не хо­чу сгла­зить. Но рос­сий­ский пас­порт - это моя меч­та, ко­то­рая вполне мо­жет осу­ще­ствить­ся. - Как ча­сто вам при­хо­дит­ся об­нов­лять рос­сий­скую ви­зу?

- Каж­дый год. Я пси­хо­ло­ги­че­ски го­тов при­нять дру­гое граж­дан­ство. Рос­сия - это мой дом. Но не так-то про­сто по­лу­чить пас­порт, как ока­за­лось! Мо­жет быть, это немнож­ко наг­ло, но я дей­стви­тель­но счи­таю, что за­слу­жил рос­сий­ское граж­дан­ство. Хо­чет­ся, что­бы это бы­ло сде­ла­но не как у всех. Не как у ка­ко­го-то там Сми­та, ко­то­рый по­да­ет до­ку­мен­ты и ждет пять лет. Я мог бы так сде­лать, ко­гда был же­нат.

- Что ста­ло по­след­ней кап­лей, по­сле че­го вы ре­ши­ли остать­ся в Рос­сии?

- Пять лет я за­ни­ма­юсь про­ек­том «По­едем, по­едим!». А до это­го 20 лет сам при­ду­мы­вал, чем за­нять­ся здесь. Я экс­пор­ти­ро­вал под­сол­неч­ник. Сам при­ду­мал. Де­лал ан­глий­ские кол­бас­ки - то­же сам. Но ко­гда я по­пал на НТВ, по­нял, что я ну­жен стране. Пусть это ма­лень­кая ча­сти­ца, но я при­но­шу что-то на об­щий стол. И как ве­ду­щий, и как по­сол двух стран. Я оправ­ды­ваю свое су­ще­ство­ва­ние в Рос­сии. Я за­бил здесь свое ме­сто, и я его не от­дам! - Я на­де­ял­ся, что вы рас­ска­же­те о сво­ей рус­ской по­дру­ге. - Я бы очень это­го хо­тел. Но у ме­ня нет по­дру­ги. - Раз­ве ро­ди­те­ли не на­се­да­ют на вас: мол, на­до же­нить­ся?

- Нет. Все-та­ки, ко­гда мне бы­ло 30, у ме­ня ро­дил­ся по­тря­са­ю­щий сын. Я мо­гу пред­ста­вить се­бя от­цом вто­рой раз. Но по­ка с этим во­про­сом все смут­но, ка­кой-то Ту­ман­ный Аль­бион. Я очень хо­чу влю­бить­ся. Хо­чу най­ти ее, или что­бы она ме­ня на­шла.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.