Ляй­сан Утя­ше­ва: Мне не стыд­но вспо­ми­нать, что од­на­жды я по­пра­ви­лась на 35 кг

Зна­ме­ни­тая гим­наст­ка по­де­ли­лась сек­ре­та­ми счаст­ли­вой се­мей­ной жиз­ни и успеш­ной ка­рье­ры

KP-Teleprogramma - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Текст: Ин­на ФЕДОТОВА

Ляй­сан Утя­ше­ва и Па­вел Во­ля офи­ци­аль­но вме­сте че­ты­ре го­да, но зна­ко­мы дав­но. Па­ра вос­пи­ты­ва­ет дво­их де­тей: трех­лет­не­го сы­на Ро­бер­та и го­до­ва­лую доч­ку Со­фию. Они, ко­неч­но, по­гру­же­ны в се­мей­ную жизнь, но успе­ва­ют мно­го ра­бо­тать. Мы по­сто­ян­но ви­дим их в ка­че­стве ве­ду­щих раз­вле­ка­тель­ных про­грамм. Ляй­сан - ли­цо про­ек­та «ТАН­ЦЫ» (ТНТ), но­вый се­зон ко­то­ро­го стар­ту­ет 20 ав­гу­ста.

«При­слу­ши­ва­юсь к мне­нию му­жа и Ири­ны Ви­нер»

- Пси­хо­ло­ги го­во­рят, что та­нец - один из спо­со­бов спа­стись от де­прес­сии. Вы со­глас­ны с этим утвер­жде­ни­ем?

- Без­услов­но. Вся моя жизнь - та­нец. Это и спо­соб вы­хо­да из де­прес­сии, и воз­мож­ность вы­ра­зить чув­ства. Я тан­цую по­сто­ян­но, ча­сто на под­со­зна­тель­ном уровне, ко­гда вклю­ча­ет­ся ре­жим са­мо­со­хра­не­ния. Ме­ня на­зы­ва­ли тан­цу­ю­щей гим­наст­кой, и по­сле за­вер­ше­ния ка­рье­ры два го­да я спа­са­лась тан­цем в Им­пер­ском рус­ском ба­ле­те. Ко­гда ушла из боль­шо­го спор­та, мне по­зво­нил Ге­ди­ми­нас Та­ран­да и при­гла­сил тан­це­вать соль­ную пар­тию в «Бо­ле­ро» Ра­ве­ля. А за­тем бы­ло шоу Алек­сея Не­мо­ва и мой соб­ствен­ный тан­це­валь­ный про­ект. Пом­ню, как, ис­пы­тав впер­вые в жиз­ни чув­ство люб­ви, са­ма по­ста­ви­ла та­нец на пес­ню «Лю­бовь, по­хо­жая на сон». Я и кол­ле­ги по ко­ман­де по­ка­за­ли его пуб­ли­ке в «Луж­ни­ках» на юби­лее Ири­ны Алек­сан­дров­ны Ви­нер-Усма­но­вой (глав­ный тре­нер сбор­ной Рос­сии по ху­до­же­ствен­ной гим­на­сти­ке. - Ред.): Пу­га­че­ва ис­пол­ня­ла пес­ню, а мы тан­це­ва­ли. По­сле вы­ступ­ле­ния Ал­ла Бо­ри­сов­на ска­за­ла: «Впер­вые зри­те­ли смот­ре­ли не на ме­ня».

- Ляй­сан, вам та­нец по­мо­гал в кри­ти­че­ские мо­мен­ты жиз­ни?

- Я не стес­ня­юсь де­лить­ся этим с ва­ми. Пусть лю­ди, у ко­то­рых слу­чи­лись в жиз­ни утра­ты, не бо­ят­ся ис­кать спа­се­ния стран­ны­ми на пер­вый взгляд спо­со­ба­ми. Дай­те вы­ход эмо­ци­ям, ина­че не вы­бе­ре­тесь из де­прес­сив­но­го со­сто­я­ния. Ко­гда про­изо­шла са­мая страш­ная по­те­ря в мо­ей жиз­ни (ма­ма гим­наст­ки Зуль­фия Утя­ше­ва умер­ла че­ты­ре го­да на­зад. - Ред.), я ста­ла тан­це­вать, в аго­нии все тан­цы по­свя­щая ма­ме. Мне ка­за­лось, что нет ни­ка­ко­го тол­ка в цве­тах, рас­ска­зах, ведь она так лю­би­ла, как я тан­цую. Го­ре за­ту­ма­ни­ло мне го­ло­ву, я бы­ла в пле­ну этой на­вяз­чи­вой идеи. Тан­це­ва­ла ино­гда по шесть ча­сов под­ряд, но­ги сти­ра­ла в кровь, но бо­ли не чув­ство­ва­ла. Му­зы­ка, есте­ствен­но, зву­ча­ла толь­ко в мо­ей го­ло­ве. Ка­за­лось, что ма­ме нра­вит­ся. Я вер­ну­лась к жиз­ни бла­го­да­ря за­бо­те и вни­ма­нию мо­е­го су­пру­га. А даль­ше в жиз­ни слу­ча­лись и пре­крас­ные тан­цы. К при­ме­ру, ко­гда мы с Па­шей еха­ли в Баш­ки­рию про­сить бла­го­сло­ве­ния у мо­их ба­буш­ки и де­душ­ки, я по­про­си­ла оста­но­вить ма­ши­ну. Вы­шла, вклю­чи­ла лю­би­мую му­зы­ку в те­ле­фоне, и мы тан­це­ва­ли пря­мо в по­ле.

Поз­же пом­ню, как, уже бе­ре­мен­ная, слу­ша­ла вол­ны на бе­ре­гу мо­ря и тан­це­ва­ла... По­сле рож­де­ния Ро­бер­та пла­ни­ро­ва­ла ве­сти мастер-клас­сы и кон­тракт­ные обя­за­тель­ства, свя­зан­ные со спор­тив­ной де­я­тель­но­стью. Но про­изо­шло вол­шеб­ное зна­ком­ство с про­дю­се­ром Comedy Club Production Вя­че­сла­вом Ду­сму­ха­ме­то­вым. Он по­зво­нил Пав­лу и ска­зал, что ви­дит ме­ня ве­ду­щей руб­ри­ки «За­ряд­ка со звез­да­ми» в утрен­ней про­грам­ме. Мы с пер­во­го сло­ва по­ни­ма­ли друг

дру­га, на съе­моч­ной пло­щад­ке ца­ри­ли по­зи­тив и ре­зуль­та­тив­ность. Ес­ли чест­но, то я очень ску­чаю по это­му про­ек­ту, ду­шев­но бы­ло! По­том Вя­че­слав пред­ло­жил мне ве­сти про­ект «ТАН­ЦЫ». Он хо­тел сде­лать «шоу, в ко­то­ром бу­дет шанс у каж­до­го, а по­сле него за­тан­цу­ет вся стра­на». Так и слу­чи­лось! Из глу­бин­ки на про­ект при­ез­жа­ют та­лант­ли­вей­шие ре­бя­та, мы да­ем им воз­мож­ность са­мо­вы­ра­же­ния. Бе­зум­но жа­лею, что ма­ма не ви­дит этот про­ект. Ей так нра­ви­лось, ко­гда тан­це­ва­ла мо­ло­дежь! Пом­ню, я участ­во­ва­ла в од­ном те­ле­ви­зи­он­ном тан­це­валь­ном про­ек­те, а ма­ма бо­ле­ла и под­дер­жи­ва­ла не толь­ко ме­ня, но и мо­их со­пер­ниц. На­при­мер, Ксю­шу Соб­чак, Со­фи­ко Ше­вард­над­зе, На­дю Руч­ку. Ко­гда они тан­це­ва­ли, по­том об­ни­ма­лись, го­во­ри­ли сло­ва при­зна­тель­но­сти, у ма­мы все­гда сто­я­ли сле­зы в гла­зах, она ис­крен­нее ра­до­ва­лась их успе­хам.

- Ре­бя­та на шоу на­зы­ва­ют вас «ма­ма Ля­ся». Как опе­ка­е­те участ­ни­ков за кад­ром?

- К при­ме­ру, од­на де­воч­ка бе­зум­но пе­ре­жи­ва­ла, что за нее не го­ло­су­ют зри­те­ли. У нее да­же слу­ча­лись нерв­ные сры­вы. Я ви­де­ла, как силь­но она ску­ча­ет по ма­ме, ко­то­рая оста­лась в дру­гом го­ро­де (мне эти чув­ства зна­ко­мы). При­гла­си­ла ее в го­сти: мы пи­ли чай и мно­го го­во­ри­ли. У ме­ня есть де­ти, и мне ин­те­рес­но, что в го­ло­ве у мо­ло­де­жи. Ре­бя­там по 20 - 25 лет, а неко­то­рым все­го 17. Они не все мо­гут рас­ска­зать ро­ди­те­лям по те­ле­фо­ну. Ко­гда ви­жу ре­бят в та­ком эмо­ци­о­наль­ном за­жи­ме, при­гла­шаю в го­сти. Ко­гда участ­ни­ки при­ез­жа­ют ко мне, то сна­ча­ла стес­ня­ют­ся, а по­том на­чи­на­ют вы­го­ва­ри­вать­ся. У них мно­го раз­ных та­ра­ка­нов в го­ло­ве: за­чем обо мне так на­пи­са­ли, по­че­му сна­ча­ла го­ло­со­ва­ли, а те­перь нет, я мог бы сде­лать луч­ше... А сколь­ко травм оста­ет­ся за кад­ром! Они ре­пе­ти­ро­ва­ли по 8 - 9 ча­сов и, да­же ко­гда на­став­ни­ки за­став­ля­ли от­ды­хать, про­би­ра­лись в зал. Вот та­кой дет­ский мак­си­ма­лизм и пол­ная от­да­ча. Я при­во­жу им при­ме­ры из сво­ей спор­тив­ной жиз­ни: бы­ла та­кой же, вы­кла­ды­ва­лась по мак­си­му­му, па­ха­ла и ви­ни­ла во всем толь­ко се­бя... Но с воз­рас­том по­ня­ла, что все мог­ло бы быть ина­че. По­это­му мне небез­раз­лич­ны ре­бя­та. Я их люб­лю и все­гда ря­дом. Со мно­ги­ми пе­ре­пи­сы­ва­юсь, на­хо­жу сло­ва под­держ­ки. Зло­пы­ха­те­ли мо­гут иро­ни­зи­ро­вать: «Ой, бед­нень­кие, уста­ют! Они зна­ли, ку­да шли». Но рас­суж­дать, си­дя на ди­ване, и ока­зать­ся на сцене, ко­гда на те­бя смот­рит вся стра­на (кон­церт идет без дуб­лей) и зри­те­ли в за­ле, ко­то­рых на съем­ках бы­ва­ет ино­гда боль­ше 700 че­ло­век, это раз­ные ве­щи. - Чье мне­ние важ­но для вас? - Есте­ствен­но, су­пру­га. Па­ше все нра­вит­ся, вот толь­ко ру­га­ет за то, что при­ни­маю близ­ко к серд­цу со­бы­тия на про­ек­те. Отве­чаю: «По-дру­го­му это бу­ду не я». Мож­но бы­ло бы и как-то ина­че (чи­ще) от­ра­бо­тать, но то­гда это бу­дет дру­гое шоу на дру­гом ка­на­ле! А я за насто­я­щие эмо­ции, те, ко­то­рые ис­пы­ты­ва­ла в спор­те.

Для ме­ня по-преж­не­му бе­зум­но важ­но мне­ние мо­е­го тре­не­ра и учи­те­ля по жиз­ни Ири­ны Алек­сан­дров­ны

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.