По­сле сва­дьбы возь­му двой­ную фа­ми­лию

Жур­нал «Те­ле­про­грам­ма» по­об­щал­ся с те­ле­ве­ду­щей на­ка­нуне ее сва­дьбы с биз­не­сме­ном Юри­ем Ана­шен­ко­вым

KP-Teleprogramma - - ЛИЦО С ОБЛОЖКИ - Текст: Ми­ха­ил РЯБИКОВ

- Вы неред­ко го­во­ри­те, что на­ша стра­на хо­ро­ша для ту­риз­ма. Но са­ми лю­би­те от­ды­хать за гра­ни­цей.

- Дей­стви­тель­но счи­таю, что Рос­сия недо­оце­не­на в этом плане. И вы непра­вы: я очень мно­го пу­те­ше­ствую по стране. В от­ли­чие от мно­гих со­оте­че­ствен­ни­ков я впра­ве утвер­ждать, что Рос­сия очень кра­си­вая, по­то­му что объ­ез­ди­ла ее вдоль и по­пе­рек. На­чи­ная с дет­ства и за­кан­чи­вая се­го­дняш­ним 37-лет­ним воз­рас­том. Пе­тер­бург, Крас­но­дар, Даль­ний Во­сток, Цен­траль­ная Рос­сия, Се­вер­ная... - мно­го где бы­ла по ра­бо­те. Очень люб­лю Бай­кал. Меч­таю на­ко­нец-то по­ле­теть на Кам­чат­ку. Бо­лее то­го, мы с Юрой, мо­им бу­ду­щим му­жем, очень лю­бим от­ды­хать имен­но в Рос­сии: в фев­ра­ле, на­при­мер, бы­ли в Крас­ной По­ляне. Там он мне и сде­лал пред­ло­же­ние.

- Хо­тя в сва­деб­ное пу­те­ше­ствие от­прав­ля­е­тесь не в Суз­даль, а на по­бе­ре­жье Ин­дий­ско­го оке­а­на.

- Мы меч­та­ли от­ме­тить сва­дьбу в Рос­сии, од­на­ко не же­ла­ли де­лать из это­го PR-шоу, не хо­те­ли, что­бы ка­кие-то чу­жие лю­ди по­па­ли на наш празд­ник, пла­ни­ро­ва­ли, что во вре­мя тор­же­ства бу­дут при­сут­ство­вать толь­ко чле­ны на­ших се­мей. Од­на­ко в итоге по­ня­ли, что не смо­жем до­бить­ся это­го по при­чине мо­ей по­пу­ляр­но­сти. Здесь, в Рос­сии, не бы­ва­ет аб­со­лют­но при­ват­ных мест. Все рав­но кто-то бы узнал, где мы, и жур­на­ли­сты нам бы по­ме­ша­ли. Это бы­ло опре­де­ля­ю­щим при вы­бо­ре ме­ста для сва­дьбы.

- С од­ной сто­ро­ны, вы го­во­ри­те об от­кры­то­сти, с дру­гой - за­кры­ва­е­тесь от жур­на­ли­стов, от­ме­чая сва­дьбу за гра­ни­цей. И да­е­те по­вод для слу­хов.

- Я ни­ко­гда не смо­гу вос­пре­пят­ство­вать жел­той прес­се спе­ку­ли­ро­вать на мо­ем име­ни. Но и пус­кать в свою кро­вать всю стра­ну не хо­чу. Ко­неч­но, я по­ка­зы­ваю Юрия. Мне при­ят­но го­во­рить, что я уже не свободная де­вуш­ка, что в от­но­ше­ни­ях и ско­ро бу­ду же­ной. Все, что ка­са­ет­ся на­ше­го до­ма, на­ших лич­ных ис­то­рий, - то­же рас­ска­зы­ваю, но до­зи­ро­ван­но. Жур­на­ли­стам и сво­им по­клон­ни­кам. Кое-что, то, что мы счи­та­ем нуж­ным, остав­ля­ем лишь для се­бя.

- Вы несколь­ко раз от­ка­зы­ва­ли сво­им уха­же­рам в су­пру­же­стве. Это по­то­му, что им нуж­на бы­ла до­мо­ви­тая же­на, ко­то­рая си­де­ла бы до­ма и ва­ри­ла борщ, а вы к это­му не бы­ли го­то­вы?

- Я от­ка­зы­ва­ла не по этой при­чине. От­ка­зы­ва­ла по­то­му, что не чув­ство­ва­ла, что хо­чу вый­ти за­муж, не чув­ство­ва­ла, что это имен­но мой муж­чи­на, тот, ко­то­ро­му я мог­ла бы ска­зать да. В мо­ей жиз­ни все про­сто: мы с Юрой

по­лю­би­ли друг дру­га, по­чув­ство­ва­ла се­бя за­щи­щен­ной и лю­би­мой.

- Па­ру лет на­зад в ин­тер­вью жур­на­лу «Те­ле­про­грам­ма» вы за­яви­ли, что муж­чи­на и жен­щи­на долж­ны жить в ат­мо­сфе­ре сво­бо­ды. По­зи­ция не из­ме­ни­лась?

- Нис­коль­ко. Счи­таю, что в от­но­ше­ни­ях лю­ди не долж­ны ущем­лять пра­ва друг дру­га. Нет, я не го­во­рю о сво­бод­ных от­но­ше­ни­ях - я го­во­рю о сво­бо­де в от­но­ше­ни­ях, ко­то­рая нуж­на взрос­лым лю­дям. У нас с Юрой они, от­но­ше­ния, очень близ­кие. Од­на­ко, несмот­ря на то, что мы ско­ро по­же­ним­ся, ни­кто ни­ко­му ни­че­го не дол­жен. От­но­ше­ния - это ко­гда лю­ди де­ла­ют что-ли­бо из чув­ства за­бо­ты и люб­ви. Та­кие - на­мно­го креп­че. - А как на­счет рев­но­сти? - Я во­об­ще че­ло­век не рев­ни­вый. И не рев­ную сво­е­го из­бран­ни­ка, по­то­му что уве­ре­на в нем. И уве­ре­на в се­бе, а рев­ность - это преж­де все­го неуве­рен­ность в соб­ствен­ных по­ве­де­нии и чув­ствах. Я очень люб­лю Юру. И хо­чу, что­бы он был счаст­лив. Ес­ли ему бу­дет хо­ро­шо, зна­чит, и мне бу­дет.

- Как че­ло­век, лю­бя­щий го­то­вить, ба­лу­е­те му­жа?

- Го­тов­лю, как и рань­ше, очень мно­го. Не толь­ко для сво­е­го муж­чи­ны, но и дру­зей, род­ствен­ни­ков. Обо­жа­ем ужи­нать всей се­мьей. Бы­ва­ют, ко­неч­но, вре­ме­на, ко­гда я на съем­ках, но моя страсть к ку­ли­на­рии не угас­ла. Мно­гие ре­цеп­ты бе­ру у Джей­ми Оли­ве­ра, что-то са­ма изоб­ре­таю. Так по­лу­чи­лось, что мой бу­ду­щий су­пруг не очень при­тя­за­те­лен в еде, ему не нуж­ны еже­днев­ные изыс­ки. Боль­ше все­го он лю­бит, ко­гда я го­тов­лю стей­ки, фар­ши­рую ку­ри­цу.

«Ни­ко­гда не встре­ча­лась с же­на­ты­ми муж­чи­на­ми»

- По­сле сва­дьбы вы оста­ви­те свою де­ви­чью фа­ми­лию? - Ре­ши­ла - возь­му двой­ную. - Вы уже на­шли об­щий язык с род­ствен­ни­ка­ми и дру­зья­ми Юры?

- Зна­е­те, у нас все очень хо­ро­шо - и с дру­зья­ми, и с род­ней. Те­перь и на­ши дру­зья дру­жат, ча­сто со­би­ра­ем­ся у нас до­ма, ни­кто не кон­флик­ту­ет.

- Не по­ра ли ве­сти ма­стер-клас­сы на те­му «пра­виль­но­го» об­ще­ния с муж­чи­на­ми. Как, на­при­мер, Ан­фи­са Че­хо­ва. «Как най­ти сво­е­го един­ствен­но­го?» - курс Ле­ны Ле­ту­чей.

- Да­вай­те оста­вим это Ан­фи­се. Каж­дый дол­жен за­ни­мать­ся сво­им де­лом. Я - яр­кий при­мер то­го, как мож­но изменить свою жизнь. Я - яр­кий при­мер то­го, что при по­мо­щи ра­бо­ты и тру­да и безо вся­кой по­сто­рон­ней по­мо­щи мож­но мно­го­го до­стичь. Мо­гу рас­ска­зы­вать о ре­сто­ран­ном биз­не­се (имею на это пра­во и огром­ный опыт). А вот про муж­чин и об­ще­ние с ни­ми - не про ме­ня.

- Вы ча­сто с бу­ду­щим му­жем об­суж­да­е­те ра­бо­чие во­про­сы?

- У нас очень близ­кие от­но­ше­ния, по­это­му за­прет­ных тем нет. Об­суж­да­ем все на све­те. Ра­бо­ту, ко­неч­но, то­же, мою - в том чис­ле. Ино­гда, бы­ва­ет, вме­сте смот­рим «Ре­ви­зор­ро-шоу». Я очень це­ню Юри­но мне­ние, а по­то­му про­шу: «Посмот­ри, по­жа­луй­ста». Он сле­дит за тем, что я де­лаю, это очень важ­но. Я все­гда со­ве­ту­юсь с Юрой. Он для ме­ня неве­ро­ят­ный и нуж­ный со­вет­чик.

- Вас неред­ко об­ви­ня­ли в том, что вы уве­ли Юру из се­мьи, хо­тя к

мо­мен­ту ва­ше­го зна­ком­ства он был сво­бо­ден.

- Бы­ло непри­ят­но столк­нуть­ся с тем, как жур­на­ли­сты недоб­ро­со­вест­но и гряз­но ра­бо­та­ют. Мне ни­кто из них да­же не по­зво­нил и не рас­спро­сил по это­му по­во­ду. Что-то услы­ша­ли и - на­ча­ли ис­под­тиш­ка, как по­зор­ные со­ба­ки, в спи­ну ла­ять. Я, на­при­мер, жур­на­лист, ко­то­рый ни­че­го не сты­дит­ся, мо­гу в ли­цо спро­сить все что угод­но. Все­гда ра­бо­та­ла про­фес­си­о­наль­но: преж­де чем что-то на­пе­ча­тать, нуж­но за­дать во­про­сы пер­во­ис­точ­ни­ку. - Как пе­ре­жи­ли те на­пад­ки? - То, что вы­ли­лось в прес­су, бы­ло аб­со­лют­ной неправ­дой. Я все­гда очень се­рьез­но от­но­си­лась к от­но­ше­ни­ям. И ни­ко­гда не встре­ча­лась с же­на­ты­ми муж­чи­на­ми. Ко­гда мы по­зна­ко­ми­лись с Юри­ем, он был сво­бо­ден. Ко­неч­но же, я зна­ла, что у него есть де­ти, что у него сна­ча­ла бы­ла од­на су­пру­га, по­том - граж­дан­ская же­на. Аб­со­лют­но адек­ват­но к это­му от­но­си­лась и от­но­шусь. Юра - нор­маль­ный, са­мо­до­ста­точ­ный муж­чи­на, это нор­маль­но, что у него бы­ла ка­кая-то лич­ная жизнь... Про ме­ня мно­го вся­кой ерун­ды пи­шут - небы­лиц, ко­то­рые с прав­дой ни­че­го об­ще­го не име­ют. Все мои кол­ле­ги зна­ют, что я ин­диф­фе­рент­но это вос­при­ни­маю. Но я пе­ре­жи­ва­ла за Юри­ных де­тей, на­ших род­ствен­ни­ков, ро­ди­те­лей. Они, сла­ва бо­гу, име­ют чув­ство юмо­ра. И с по­ни­ма­ни­ем от­но­сят­ся ко мно­гим ста­тьям. Зво­нят и с улыб­кой спра­ши­ва­ют: «Ну что у вас там сно­ва про­изо­шло?»

- В по­след­нее вре­мя вы на­ко­нец-то смог­ли по­чув­ство­вать се­бя сла­бой жен­щи­ной - за Юри­ной-то спи­ной. Но в ду­ше вы по-преж­не­му силь­ная. Вы­ры­ва­ет­ся си­ла в се­мей­ных от­но­ше­ни­ях?

- Юрию очень нра­вит­ся, что у ме­ня он есть, этот ха­рак­тер. И ему очень нра­вит­ся, что этот ха­рак­тер я... не по­ка­зы­ваю. Так и жи­вем. (Улы­ба­ет­ся.)

- Вы го­во­ри­те, что меч­та­е­те о дво­их де­тях. В дет­стве, как ча­сто бы­ва­ет у де­во­чек, при­ду­ма­ли, как их бу­дут звать?

- Я во­об­ще из тех де­ву­шек, ко­то­рые не иг­ра­ли в кук­лы, не ду­ма­ли о сва­дьбе и не при­ду­мы­ва­ли име­на. Счи­таю, что это долж­но про­ис­хо­дить ров­но то­гда, ко­гда «все про­ис­хо­дит».

«Жизнь на­столь­ко ко­рот­ка, что хо­чет­ся по­про­бо­вать все»

- В дет­стве вы бы­ли ак­тив­ным ре­бен­ком. Пры­га­ли с маль­чиш­ка­ми по га­ра­жам... Ко­гда к вам при­шло осо­зна­ние, что быть жен­ствен­ной не так уж и пло­хо?

- Я очень дол­го оста­ва­лась ре­бен­ком. Мне ка­жет­ся, у ме­ня до сих пор от­сут­ству­ет ощу­ще­ние воз­рас­та. Нет ощу­ще­ния, что мне 37... Клас­са с 9-го ма­ма на­ча­ла ме­ня аб­со­лют­но по-дру­го­му оде­вать. Пер­вый мой жен­ствен­ный на­ряд - брюч­ный ко­стюм - был ка­ким-то неве­ро­ят­ным. Я на­ча­ла на­но­сить ру­мя­на, под­кра­ши­вать губ­ки, на ме­ня на­ча­ли об­ра­щать вни­ма­ние мо­ло­дые лю­ди. То­гда, на­вер­ное, и при­шло то ощу­ще­ние.

- Рань­ше вы пред­по­чи­та­ли от­ды­хать и рас­слаб­лять­ся, за­ни­ма­ясь йо­гой, кон­ным спор­том. По­сле зна­ком­ства с Юрой что-то из­ме­ни­лось, к че­му он вас при­учил?

- Юра по­ста­вил ме­ня на серф. Кро­ме то­го, на­чи­наю вспо­ми­нать боль­шой теннис. Я во­об­ще че­ло­век, лю­бя­щий жизнь, раз­лич­ные ви­ды спор­та и но­вые увле­че­ния. Не­дав­но с на­ми про­изо­шло су­пер­при­клю­че­ние: мы от­пра­ви­лись в Юр­ма­лу на мо­то­цик­ле. Бы­ло бы стран­но услы­шать от ме­ня, что я, на­при­мер, учусь мак­ра­ме. Хо­тя, ес­ли мне бу­дет ин­те­рес­но, бу­ду и этим за­ни­мать­ся. Жизнь на­столь­ко пре­крас­на и так ко­рот­ка, что хо­чет­ся по­про­бо­вать все.

- Вы пер­фек­ци­о­нист по жиз­ни: будь то гра­мот­ность или стиль. Что бы вы хо­те­ли в се­бе по­пра­вить, до­де­лать?

- Я аб­со­лют­но до­воль­на тем, как я вы­гля­жу и чем за­ни­ма­юсь. Пол­но­стью се­бя устра­и­ваю.

- В по­след­нее вре­мя вы за­по­лу­чи­ли па­ру ста­ту­эток ТЭФИ, во­шли в топ100 са­мых сек­су­аль­ных де­ву­шек Рос­сии. Ка­кой на­гра­ды не хва­та­ет?

- Все на­гра­ды, ко­то­рые я мог­ла бы за­по­лу­чить, - уже за­по­лу­чи­ла. Это - серд­ца мо­их зри­те­лей. Нис­коль­ко не лу­кав­лю. Для ко­го-то ста­ту­эт­ка яв­ля­ет­ся са­мо­це­лью, од­на­ко тще­сла­вие - не мой грех. Аб­со­лют­но спо­кой­но от­но­шусь к сво­ей по­пу­ляр­но­сти. Ко­неч­но, неве­ро­ят­но при­ят­но по­лу­чать раз­лич­ные при­зна­ния, но лю­бовь зри­те­лей для ме­ня - са­мое глав­ное. На ули­цах ко мне под­хо­дят взрос­лые лю­ди и по­жи­ма­ют ру­ку, бла­го­да­рят за ра­бо­ту. Ме­ня лю­бят де­ти, ко­то­рые обо­жа­ют иг­рать «в ре­ви­зо­ра». Ува­жа­ют по­жи­лые. И боль­ше мне ни­че­го не нуж­но.

- Но на­граж­де­ние дву­мя ста­ту­эт­ка­ми ТЭФИ все рав­но ста­ло для вас неожи­дан­но­стью.

- Боль­шим сюр­при­зом, бы­ло неве­ро­ят­но при­ят­но. Призна­юсь, я хо­те­ла по­лу­чить ста­ту­эт­ку - са­мую вы­со­кую на­гра­ду те­ле­ви­зи­он­но­го фор­ма­та. Ду­маю, как и лю­бой че­ло­век, ко­то­рый ра­бо­та­ет на ТВ. Но, по­вто­рюсь, это не бы­ло са­мо­це­лью.

- Вы за­ме­ча­е­те за со­бой призна­ки звезд­ной бо­лез­ни?

- За­да­вать та­кой во­прос в прин­ци­пе стран­но: че­ло­век со звезд­ной бо­лез­нью ни­ко­гда не при­зна­ет­ся, что у него она есть. Он бу­дет го­во­рить: «Нет, ко­неч­но же, я су­пер­душ­ка...» Ес­ли ме­ня вдруг пе­ре­ста­нут узна­вать лю­ди на ули­цах, ес­ли вы вдруг пе­ре­ста­не­те брать у ме­ня ин­тер­вью, то я не ста­ну ме­нее счаст­ли­вой. Для ме­ня са­мое глав­ное - чув­ство­вать гар­мо­нию в сво­ей жиз­ни и за­ни­мать­ся лю­би­мым де­лом. Будь то ве­де­ние про­грам­мы или про­дю­си­ро­ва­ние про­ек­тов. Я аб­со­лют­но счаст­ли­вый че­ло­век. Что бы ни про­изо­шло, бу­ду ста­рать­ся им оста­вать­ся.

- Силь­но ли с пси­хо­ло­ги­че­ской точ­ки зре­ния от­ли­ча­ет­ся ра­бо­та ве­ду­щей и про­дю­се­ра?

- Я ду­маю, ста­ло про­ще, нет каж­до­днев­но­го бес­ко­неч­но­го стрес­са. Ма­ло кто во­об­ще по­ни­ма­ет, че­го сто­и­ла мне про­грам­ма «Ре­ви­зор­ро». Я ведь не про­сто так хо­ди­ла, кра­со­ва­лась пе­ред ка­ме­рой, рас­ска­зы­вая, где гряз­но, а где чи­сто. Два го­да пе­ре­жи­ва­ла. Два го­да от­да­ва­ла про­грам­ме всю се­бя - на 105 про­цен­тов. Пе­ре­жи­ва­ла за каж­дое за­ве­де­ние, пе­ре­жи­ва­ла за то, что­бы про­вер­ка бы­ла чест­ной, что­бы, ес­ли в за­ве­де­нии пло­хо, ту­да при­шел Рос­по­треб­над­зор. За всем сле­ди­ла. Эти бы­ли не про­сто съ­ем­ки - это был на­сто­я­щий стресс. Ме­ня вы­во­зи­ли из го­ро­дов, мне угро­жа­ли... Ко­неч­но, сей­час про­ще. Но не мо­гу ска­зать, что ме­нее ин­те­рес­но. Я очень люб­лю про­ект «Ре­ви­зор­ро». И все­гда бу­ду его ча­стью - в ка­че­стве ве­ду­щей или в ка­че­стве про­дю­се­ра. Сфе­ра услуг - она без­гра­нич­на, как Все­лен­ная. И сей­час, на­при­мер, мы го­то­вим вам, зри­те­лям, при­ят­ный сюр­приз.

- Вы удо­вле­тво­ре­ны тем на­ка­за­ни­ем, ко­то­рое, с од­ной сто­ро­ны, по­нес­ли, а с дру­гой сто­ро­ны, не очень-то по­нес­ли со­труд­ни­ки ка­фе в Са­ле­хар­де, из­бив­шие вас и ва­шу съе­моч­ную груп­пу?

- Преж­де все­го я ра­да, что в на­шей стране впер­вые воз­бу­ди­ли уго­лов­ное де­ло по 144-й ста­тье УК («вос­пре­пят­ство­ва­ние за­кон­ной про­фес­си­о­наль­ной де­я­тель­но­сти жур­на­ли­стов». - Ред.). Мно­го лет жур­на­ли­стов без­на­ка­зан­но из­би­ва­ли, мно­гие счи­та­ли, что вос­пре­пят­ство­ва­ние их про­фес­си­о­наль­ной де­я­тель­но­сти - это ка­кая-то ерун­да. У ме­ня, мол, част­ная соб­ствен­ность, что хо­чу, то и де­лаю. Хо­чу - бью лю­дей, хо­чу - не бью. До­воль­на ли я? До­воль­на. Я ра­да, что си­ту­а­ция по­лу­чи­ла та­кую оглас­ку. Все ду­ма­ют, что у ме­ня жест­кий ха­рак­тер. Но хо­те­ла бы я, что­бы эти лю­ди се­ли в тюрь­му? На­вер­ное, нет. Хо­тя та трав­ма, ко­то­рая бы­ла на­не­се­на лич­но мне - она несо­из­ме­ри­ма ни с ка­ки­ми тюрь­ма­ми, ни с ка­ки­ми на­ка­за­ни­я­ми. Я про­сто ра­да, что сей­час к жур­на­ли­стам бу­дут по­дру­го­му от­но­сить­ся.

Юре очень нра­вит­ся, что у ме­ня есть ха­рак­тер, и я его... не по­ка­зы­ваю. Так и жи­вем!

Ро­ди­те­ли Еле­ны мо­гут гор­дить­ся

д р р ц , те­ле­ве­ду­щая, спортс­мен­ка!

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.