Ти­на Кан­де­ла­ки: Де­ти ви­дят ме­ня толь­ко силь­ной и во­ле­вой

Ти­на Кан­де­ла­ки, ге­не­раль­ный про­дю­сер ка­на­ла «Матч ТВ», при­шла в го­сти к жур­на­лу «Те­ле­про­грам­ма». У нее мил­ли­он дел, встре­чи и об­суж­де­ния, об­ще­ние в соц­се­тях, спорт - в за­ле и на ра­бо­те, а так­же двое де­тей, всту­пив­ших в под­рост­ко­вый воз­раст. В прин­ци­пе 24

KP-Teleprogramma - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Текст: Па­вел САДКОВ

«У нас при­ня­то ба­ло­вать де­тей»

- Ти­на, чест­но при­знай­тесь, бун­ту­ют ва­ши под­рост­ки?

- У ме­ня взрос­лые де­ти. Ме­ла­нии 16, Леон­тию 15. Мы в са­мом рас­цве­те под­рост­ко­во­го воз­рас­та. Сло­во «бунт» слиш­ком яр­кое для мо­их де­тей. Бунт воз­мо­жен, ко­гда недо­воль­ство ко­пит­ся, ко­пит­ся, ко­пит­ся. И в один пре­крас­ный день вы­ли­ва­ет­ся. Мне ка­жет­ся, я все­та­ки су­ме­ла спра­вить­ся как ро­ди­тель с за­да­чей. И на про­тя­же­нии тех лет, ко­то­рые пред­ше­ство­ва­ли под­рост­ко­во­му воз­рас­ту, не сфор­ми­ро­ва­ла у сво­их де­тей это недо­воль­ство. Есть про­ти­во­ре­чия, это нор­маль­но. Есть ве­щи, на ко­то­рые мы смот­рим по-раз­но­му, с ко­то­ры­ми они не со­гла­ша­ют­ся. Мне бы внут­ренне хо­те­лось, что­бы они со­гла­си­лись, но как ма­ма я по­ни­маю, что са­ма бы­ла та­кой. У нас кон­струк­тив­ный диа­лог. Мы слы­шим друг дру­га. Ино­гда бы­ва­ет, так как они юны и до­ста­точ­но ка­те­го­рич­но смот­рят на си­ту­а­цию, ча­ще все­го все-та­ки ру­ко­вод­ству­ют­ся кон­фи­гу­ра­ци­ей да или нет, бу­дет или не бу­дет, сей­час или ни­ко­гда, при­дет или не при­дет. Я пе­ре­жи­даю. А по­том мы воз­вра­ща­ем­ся к раз­го­во­ру и по­ни­ма­ем, что все-та­ки жизнь не чер­но­бе­лая. И в ней при­сут­ству­ет мас­са дру­гих от­тен­ков.

- Вы ба­ло­ва­ли их?

- Ко­неч­но. Я кав­каз­ская ма­ма. Де­ти мои вы­рос­ли в кав­каз­ской се­мье. У нас при­ня­то ба­ло­вать де­тей. Так как мы жи­вем вме­сте с мо­ей ма­мой, кав­каз­ская ба­буш­ка - это оче­вид­ный сте­рео­тип для всех лю­дей, здесь да­же со­мне­ний быть не мо­жет. Я сто­рон­ник то­го, что­бы к де­тям от­но­сить­ся с опре­де­лен­ной до­лей по­вы­шен­ной люб­ви. Ба­луй­те, ба­луй­те и еще раз ба­луй­те де­тей.

- Пе­ре­лю­бить невоз­мож­но?

- Слож­но пред­ста­вить, ка­кие труд­но­сти мо­гут ждать их в жиз­ни. Нель­зя ска­зать, что мож­но дать кре­дит на лю­бовь. Но ка­кой-то за­пас люб­ви, ко­то­ро­го по­том в жиз­ни всем лю­дям не хва­та­ет, мож­но и нуж­но дать в дет­стве. Этот за­дел. Ко­гда ре­бе­нок по­ни­ма­ет, что он це­лая все­лен­ная, что его лю­бят бес­ко­неч­но та­кой лю­бо­вью, ко­то­рой по­том уже в те­че­ние жиз­ни вряд ли кто-то ко­гда-то по­лю­бит. Я про­шла все эта­пы люб­ви, я бы­ла и оста­юсь лю­би­мой до­че­рью, я бы­ла лю­би­мой де­вуш­кой, бы­ла и есть, на­де­юсь, лю­би­мая же­на, я лю­би­мая ма­ма, лю­би­мый друг... И я бы ска­за­ла, что ни­что не срав­нит­ся с ма­те­рин­ской лю­бо­вью. Да­вай­те де­тей в хо­ро­шем смыс­ле сло­ва кре­ди­то­вать - да­вай­те лю­бить на всю их дол­гую и счаст­ли­вую, без­об­лач­ную жизнь.

- Вы жест­кая ма­ма?

- Так как я очень жест­кая по от­но­ше­нию к се­бе, на­вер­ное, эта ин­то­на­ция у ме­ня при­сут­ству­ет. Де­ти это чув­ству­ют. Но по­нят­но, что как мать я ста­ра­юсь свою тре­бо­ва­тель­ность дер­жать в опре­де­лен­ных рам­ках. У ме­ня та­кая ра­бо­та, что я очень мно­го кон­так­ти­рую с людь­ми, к окру­жа­ю­щим лю­дям я крайне тре­бо­ва­тель­на. Я все­гда лю­дям го­во­рю, что я не де­лаю скид­ки се­бе, по­это­му да­вай­те я не бу­ду де­лать скид­ку вам. Ча­сто при­хо­дит­ся стал­ки­вать­ся с си­ту­а­ци­я­ми, ко­гда у лю­дей есть очень мно­го про­блем, но я вы­бра­ла про­фес­сию, в ко­то­рой вы­жи­ва­ют толь­ко силь­ней­шие и одер­жи­мые. Те­ле­ви­де­ние - это сфе­ра, где очень слож­но лю­дей за­ста­вить ра­бо­тать за день­ги. Здесь лю­ди по-преж­не­му ра­бо­та­ют за идею. Но все рав­но вре­мя от вре­ме­ни

при­хо­дят лю­ди, ко­то­рые ду­ма­ют, что бу­дут ра­бо­тать за день­ги. Ино­гда мне го­во­рят: вот у ме­ня про­бле­мы, мне на­до до­мой, к де­тям, к се­мье, я се­бя пло­хо чув­ствую. В лю­бой дру­гой си­ту­а­ции, ес­ли это не ка­са­ет­ся ра­бо­ты, я го­то­ва услы­шать про­бле­мы дру­гих лю­дей. Все­гда для ме­ня бы­ло од­но пра­ви­ло: мои про­бле­мы - это мои про­бле­мы, я пе­ре­сту­паю по­рог ра­бо­ты - свои про­бле­мы я за­бы­ваю за две­рью. Я очень тре­бо­ва­тель­на и как ру­ко­во­ди­тель, и как че­ло­век.

Но как ма­ма я хо­ро­шо по­ни­маю, что это непра­виль­но - до­ма вот так раз­го­ва­ри­вать с детьми, с близ­ки­ми. Хо­тя они ме­ня ино­гда уко­ря­ют и го­во­рят, что эта ин­то­на­ция тре­бо­ва­тель­но­сти у ме­ня про­ры­ва­ет­ся. Но я пы­та­юсь, я ра­бо­таю над со­бой, что­бы эту тре­бо­ва­тель­ность все-та­ки упа­ко­вы­вать в объ­яс­не­ния.

- Они уже опре­де­ли­лись, ку­да пой­дут?

- Да. Но рас­ска­зы­вать де­та­ли не бу­ду. Ме­ла­ния в этом го­ду бу­дет по­сту­пать в вуз. Но кон­крет­ные ве­щи я ста­ра­юсь не вы­но­сить на об­ще­ствен­ное об­суж­де­ние. Не все сра­зу по­ни­ма­ют, что это мои де­ти. И у каж­до­го че­ло­ве­ка долж­но быть про­стран­ство оста­вать­ся со­бой. Ко­гда у те­бя из­вест­ные ро­ди­те­ли, ты в этом про­стран­стве очень огра­ни­чен, по­то­му что все рав­но те­бя вна­ча­ле вос­при­ни­ма­ют как ре­бен­ка из­вест­но­го ро­ди­те­ля. Для мо­их де­тей очень важ­но, что­бы их оце­ни­ва­ли, с ни­ми за­вя­зы­ва­ли от­но­ше­ния, дру­жи­ли и об­ща­лись, по­то­му что они ин­те­рес­ные лю­ди, а не по­то­му, что у них ма­ма Ти­на.

- А сколь­ко у вас оста­ет­ся вре­ме­ни для об­ще­ния с се­мьей?

- Ве­че­ром, не очень мно­го. Мы весь день на свя­зи. Но у ме­ня де­ти еще в том воз­расте, ко­гда они очень за­ня­ты, как и я. Леон­тий ухо­дит в шко­лу рань­ше. Он в 5 утра вста­ет. И уже в 6 вы­хо­дит из квар­ти­ры. И Ме­ла­ния за­гру­же­на. Она мне вче­ра пи­шет: «Я на­ко­нец-то по­ни­маю те­бя». Они пе­ре­гру­же­ны и до­пол­ни­тель­ны­ми за­ня­ти­я­ми, и спор­том, и дру­ги­ми сво­и­ми хоб­би и увле­че­ни­я­ми, ко­то­рые они ста­ра­ют­ся пе­ре­во­дить в бо­лее про­фес­си­о­наль­ную плос­кость.

Да­же ес­ли я бу­ду се­го­дня си­деть до­ма с утра до ве­че­ра, это не зна­чит, что я с ни­ми бу­ду боль­ше об­щать­ся. Они уже вы­рос­ли. Они очень мно­го вре­ме­ни за­ни­ма­ют­ся по­стро­е­ни­ем сво­ей бу­ду­щей жиз­ни.

- Вы не бо­и­тесь, что боль­шое ко­ли­че­ство воз­мож­но­стей, обес­пе­чен­ность ро­ди­те­лей сыг­ра­ют злую шут­ку?

- Разо­ча­рую: по ним не очень вид­но. Они до­ста­точ­но скром­ные. У Леон­тия в шко­ле опре­де­лен­ная фор­ма - во­ен­ная. Ес­ли вы го­во­ри­те о до­стат­ке, ко­то­рый мож­но опре­де­лить по внеш­ним

при­зна­кам, внешне мои де­ти не бро­са­ют­ся в гла­за. Леон­тий во­об­ще очень спо­кой­но от­но­сит­ся к одеж­де. Я в этом смыс­ле счаст­ли­вый че­ло­век. Это за­слу­га от­ча­сти и ба­бу­шек - вы­рас­тить их людь­ми, ко­то­рые зна­ют це­ну день­гам. Они ви­дят, сколь­ко я ра­бо­таю. Они вы­рос­ли в се­мье, где ма­ма все­гда с боль­шим тру­дом за­ра­ба­ты­ва­ла день­ги. Они это зна­ли с са­мо­го ран­не­го дет­ства. И пре­крас­но по­ни­ма­ли, что каж­дая но­вая игрушка, каж­дая но­вая вещь - это еще один час мо­ей ра­бо­ты. Они к это­му очень тре­пет­но от­но­сят­ся. Я да­же не мо­гу вам ска­зать, что у ме­ня де­ти ко­гда­то за все это вре­мя что-то по­тре­бо­ва­ли, по­про­си­ли до­ро­гое и я за­ду­мы­ва­лась о том, за­чем я их так из­ба­ло­ва­ла. Нет. - Тем не ме­нее де­ти по­ни­ма­ют, что у них в прин­ци­пе все есть.

- Ну это же все во­прос ком­му­ни­ка­ций в се­мье. Ес­ли де­ти ви­дят празд­ную си­ту­а­цию, где па­пы не вид­но до­ма, ма­ма все вре­мя до­ма, при этом 24 ча­са хо­дит по ма­га­зи­нам, у нее до­ма штат слуг, она весь день за­ня­та со­бой, то по­нят­но, что, на­вер­ное, ви­дя пе­ред со­бой та­кую ро­ле­вую мо­дель, они бу­дут к день­гам от­но­сить­ся бо­лее ще­пе­тиль­но. Есть па­па, ко­то­рый за­ра­ба­ты­ва­ет очень мно­го де­нег, есть ма­ма, ко­то­рая эти день­ги тра­тит. Та­кая мо­дель то­же су­ще­ству­ет, я ее не осуж­даю. Быть фе­ей - это то­же и уме­ние, и боль­шой та­лант. Вот это­го на­вы­ка у ме­ня ни­ко­гда не бы­ло. Мои де­ти ви­де­ли прин­ци­пи­аль­но дру­гую мо­дель жиз­ни. Я в раз­во­де до­ста­точ­но дав­но, они бы­ли ма­лень­ки­ми, ко­гда я раз­ве­лась, по­это­му пе­ред со­бой они ви­де­ли од­ну и ту же кар­ти­ну каж­дый день - очень мно­го ра­бо­та­ю­щая ма­ма. Плюс в си­лу мо­е­го ха­рак­те­ра они ме­ня ни­ко­гда не ви­де­ли рас­хля­бан­ной, раз­бро­сан­ной. Та­ко­го они ни­ко­гда в сво­ей жиз­ни про­сто не ви­де­ли. Они все­гда ме­ня ви­де­ли со­бран­ной, силь­ной и во­ле­вой. Че­ло­ве­ком, ра­бо­та­ю­щим и обес­пе­чи­ва­ю­щим весь ком­форт, всю жизнь, ко­то­рая у них есть. Все, что я де­лаю, я де­лаю для сво­ей се­мьи. Эту фра­зу вы мо­же­те услы­шать во мно­гих се­ри­а­лах. Эту фра­зу обыч­но го­во­рит муж­чи­на. В слу­чае мо­их де­тей эту фра­зу им ска­за­ла ма­ма.

«Я умею упа­ко­вы­вать спорт»

- Год на­зад вы ста­ли ге­не­раль­ным про­дю­се­ром «Матч ТВ», и спор­тив­ное со­об­ще­ство об­ру­ши­ло на вас шквал ком­мен­та­ри­ев…

- На ме­ня ино­гда пе­ре­кла­ды­ва­ют недо­воль­ство, в той или иной сте­пе­ни свя­зан­ное с про­фес­си­о­наль­ным спор­том в це­лом. Я нор­маль­но к это­му от­но­шусь. По­то­му что это часть про­фес­сии.

- На ва­шем ка­на­ле сей­час идет ре­а­ли­ти-шоу «Бой в боль­шом го­ро­де», где со­рев­ну­ют­ся непро­фес­си­о­наль­ные спортс­ме­ны. Го­то­вы, что и тут вам до­ста­нет­ся - трав­мо­опас­ная за­ба­ва для лю­би­те­лей?

- Вы прав­да ду­ма­е­те, что бокс са­мый трав­ма­тич­ный вид спор­та? Рас­ска­жу та­кую ис­то­рию. Я всю жизнь хо­те­ла, что­бы мой сын за­ни­мал­ся про­фес­си­о­наль­но спор­том. Я очень хо­ро­шо пом­ню, как я по­зво­ни­ла Жене Ги­не­ру и по­про­си­ла, что­бы он мне по­мог со шко­лой. Он по­мог с за­ме­ча­тель­ной шко­лой ЦСКА. За руч­ку при­во­жу сы­на в эту шко­лу, го­во­рю: сы­нок, все, мы бу­дем фут­бо­ли­ста­ми. Я всю жизнь меч­та­ла: бу­дет сын - обя­за­тель­но его при­ве­ду в фут­бол. При­ве­ла. Леон­тий быст­ро мне объ­яс­нил, что фут­бо­лом он за­ни­мать­ся не бу­дет. Мы как при­шли, так и ушли. Но же­ла­ние, что­бы мой сын за­ни­мал­ся спор­том, ме­ня не по­ки­да­ло.

Так как я са­ма мно­го за­ни­ма­юсь спор­том, он на ме­ня смот­рел, смот­рел, а по­том вдруг сам по се­бе вы­брал бокс. Он им за­ни­ма­ет­ся непро­фес­си­о­наль­но. Он про­сто тре­ни­ру­ет­ся в свое удо­воль­ствие. И мы как-то бы­ли у вра­ча. И пер­вое, что она мне ска­за­ла: вы хо­ти­те, что­бы он за­ни­мал­ся бок­сом про­фес­си­о­наль­но? Я от­ве­чаю: он не хо­чет, но мне бы­ло бы при­ят­но. Она мне ска­за­ла: я не по­ни­маю ма­те­рей, ко­то­рые хо­тят, что­бы их де­ти за­ни­ма­лись бок­сом. Вы не по­ни­ма­е­те, что там бьют в го­ло­ву? В прин­ци­пе этот мо­но­лог долж­на услы­шать каж­дая мать, ко­то­рая при­во­дит ре­бен­ка в спорт.

В хок­кее бьют клюш­кой. А в фут­бо­ле бьют по но­гам. Спорт во­об­ще очень трав­ма­ти­чен. И в спорт при­хо­дят детьми. И на здо­ро­вье де­тей это ска­зы­ва­ет­ся. Но все рав­но лю­ди хо­тят со­рев­но­вать­ся. И ре­а­ли­зо­вать се­бя. Пре­одо­ле­вать.

- Уже по­нят­но, что по­лу­чит по­бе­ди­тель это­го ре­а­ли­ти?

- Ко­неч­но! Мы де­ла­ем этот про­ект вме­сте с про­дю­се­ром Ан­дре­ем Ря­бин­ским и «Ми­ром Бок­са». Ан­дрей зна­ет, что нуж­но бок­се­ру, - кон­тракт и воз­мож­ность тре­ни­ро­вать­ся. По­это­му по­бе­ди­тель по­лу­чит кон­тракт с его про­мо­у­тер­ской ком­па­ни­ей и квар­ти­ру в Под­мос­ко­вье. А опре­де­лит­ся по­бе­ди­тель в по­един­ке, ко­то­рый прой­дет пе­ред бо­ем Де­ни­са Ле­бе­де­ва 3 де­каб­ря в Москве. И это то­же здо­ро­во. То есть это вер­ный путь в про­фес­си­о­на­лы.

- Тем не ме­нее у ме­ня есть со­мне­ния, что ве­ли­кие спортс­ме­ны за­про­сто хо­дят по ули­цам.

- Так все с че­го-то на­чи­на­ли! Да­же Мей­ве­зер. А Ко­ва­лев? Это же па­рень с ули­цы. Все ве­ли­кие био­гра­фии от­ку­да­то на­чи­на­ют­ся.

- Ти­на, за этот год, что вы ру­ко­во­ди­те спор­тив­ным ка­на­лом, у вас по­явил­ся лю­би­мый вид спор­та?

- Фут­бол и бокс - ни­че­го не из­ме­ни­лось со вре­мен мо­е­го дет­ства. Я лю­би­ла все­гда эти ви­ды спор­та, я лю­би­ла их по­то­му, что их лю­бил па­па, ко­то­рый, к со­жа­ле­нию, ушел из жиз­ни. Я при­вык­ла, что, ко­гда я до­ма, се­мья в сбо­ре, из те­ле­ви­зо­ра на пол­ную ка­туш­ку долж­на ид­ти фут­боль­ная транс­ля­ция. Ок­на от­кры­ты, две­ри от­кры­ты, как это про­ис­хо­дит в лю­бой гру­зин­ской се­мье, в лю­бом гру­зин­ском дво­ри­ке. Изо всех окон зву­чит мощ­ный го­лос Котэ Ма­ха­рад­зе. Я люб­лю фут­бол, я с удо­воль­стви­ем смот­рю фут­бол. И бокс.

- Но есть же те­мы, ко­то­рые вам бли­же, чем спорт?

- Я про­фес­си­о­наль­ный про­дю­сер - я про­фес­си­о­наль­но мо­гу упа­ко­вы­вать спорт. Про­дю­сер, ко­то­рый де­ла­ет про­грам­му «Го­лос», он с та­ким же успе­хом мо­жет де­лать и по­ли­ти­че­ское ток­шоу. По­то­му что это про­цесс про­дю­си­ро­ва­ния и упа­ко­вы­ва­ния кон­тен­та. Са­мо­му петь необязательно. И еще про спорт за этот год мы смог­ли рас­ска­зать дру­ги­ми сло­ва­ми. Не «го­лы, оч­ки, се­кун­ды», а че­ло­ве­че­ским язы­ком. Об эмо­ци­ях, о мо­ти­вах, о про­шлом спортс­ме­нов, об их на­сто­я­щем и бу­ду­щем. О том, по­че­му этот ат­лет, этот че­ло­век в ка­кой-то мо­мент ска­зал се­бе: я не бу­ду до­воль­ство­вать­ся тем, что у ме­ня есть, я хо­чу стать кем-то боль­ше.

Всю жизнь хо­те­ла, что­бы сын про­фес­си­о­наль­но за­ни­мал­ся спор­том

В и х р а й ы н ч и Л

Мы не зна­ем, о чем про­си­ла Де­да Мо­ро­за юная Ти мно­гие ее же­ла­ния ис­пол­ня­ют­ся.

И т с о в о Н А И Р / В О Б А Л А Ч н и т н а т с н о К

С А Т / В О Д А Р Г О Н И В й е г р е С

Рой Джонс и дру­гие звез­ды спор­та ча­сто при­хо­дят в го­сти к Тине.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.