Дже­ре­ми РЕН­НЕР: Пом­ню, как пел в ка­ра­оке за гро­ши и бес­плат­ную вы­пив­ку

По­пу­ляр­ный ак­тер в экс­клю­зив­ном ин­тер­вью жур­на­лу «Те­ле­про­грам­ма» рас­ска­зал о труд­ном дет­стве, му­зы­каль­ной юно­сти и се­мей­ной зре­ло­сти

KP-Teleprogramma - - ЗАРУБЕЖНЫЙ ГОСТЬ - Текст: Стас ТЫРКИН

Рен­нер пе­ре­жи­ва­ет сей­час на­сто­я­щий ка­рьер­ный бум: по­след­ние пять лет он сни­ма­ет­ся в од­ном вы­со­ко­бюд­жет­ном блок­ба­сте­ре за дру­гим - «Эво­лю­ция Бор­на», «Мсти­те­ли», но­вые ча­сти са­ги «Мис­сия: невы­пол­ни­ма». Уже иду­щая на на­ших экра­нах на­уч­но-фан­та­сти­че­ская дра­ма «При­бы­тие» - ки­но дру­го­го раз­ли­ва, бо­лее фи­ло­соф­ское и ав­тор­ское. С та­ких филь­мов Дже­ре­ми и на­чи­нал свой путь к успе­ху - глав­ным из них до сих пор яв­ля­ет­ся во­ен­ный трил­лер «По­ве­ли­тель бу­ри», за ра­бо­ту в ко­то­ром Рен­нер по­лу­чил но­ми­на­цию на «Оскар».

- Для ме­ня это бы­ла пер­вая воз­мож­ность снять­ся в зна­чи­тель­ном филь­ме, - при­зна­ет­ся ар­тист. - Сю­же­та в обыч­ном по­ни­ма­нии там не было - бы­ла ис­то­рия по­все­днев­ной жиз­ни тро­их во­ен­ных пар­ней, со­вер­шен­но непо­нят­ная обыч­но­му зри­те­лю.

- Ка­кие филь­мы вдох­но­ви­ли вас на съем­ки в «При­бы­тии»?

- Мно­гое мож­но на­звать - от «Ино­пла­не­тя­ни­на» до «Ин­тер­стел­ла­ра». Мне по ду­ше этот жанр, ко­гда он ба­зи­ру­ет­ся на че­ло­ве­че­ских эмо­ци­ях. «При­бы­тие» ста­ло имен­но та­ким «филь­мом об ино­пла­не­тя­нах», в ко­то­ром я все­гда хо­тел снять­ся, ведь, в сущ­но­сти, он не о них. Он о стра­хе, ко­то­рый они вну­ша­ют. Тема стра­ха все­гда очень ак­ту­аль­на, ведь это са­мая силь­ная на­ша эмо­ция! Это то, что мы все чув­ству­ем. То, что нас всех объ­еди­ня­ет. Хо­тя и не толь­ко это. Наи­бо­лее слож­ная вещь, с ко­то­рой я столк­нул­ся на съем­ках, - это иг­рать аст­ро­фи­зи­ка и де­лать вид, что я по­ни­маю, о чем го­во­рю. Лю­ди кла­дут всю жизнь на то, к че­му мы го­то­ви­лись все­го две неде­ли. Я не фи­зик, не ма­те­ма­тик, но мне было не­об­хо­ди­мо быть по­хо­жим на уче­но­го. - Глав­ная ге­ро­и­ня филь­ма - жен­щи­на, что не­ча­сто встре­ча­ет­ся в Гол­ли­ву­де... - К со­жа­ле­нию. Имен­но по­это­му я и хо­тел снять­ся в этом ки­но. Мой пер­со­наж вы­гля­дит на бу­ма­ге до­воль­но блед­но, но я ре­шил, что хо­чу по­мочь Эми рас­ска­зать эту по­тря­са­ю­щую ис­то­рию. Мы зна­ко­мы с Эми с 1999 го­да, по­зна­ко­ми­лись в ка­ра­оке­ба­ре, где я пел за гро­ши, что­бы опла­чи­вать сче­та. И по­лу­чал от ба­ра бес­плат­ную вы­пив­ку! То­гда у ме­ня до­ма ни­че­го, кро­ме све­чей, не было.

- Как вы во­об­ще ста­ли ак­те­ром?

- Я не хо­тел тра­тить уй­му де­нег на кол­ледж, не зная, чем хо­чу за­ни­мать­ся. Я ведь не сра­зу на­чал осо­зна­вать, че­го хо­чу в жиз­ни. Фи­зи­че­ски я до­воль­но позд­но со­зрел, да и пси­хо­ло­ги­че­ски то­же… Я за мно­гое хва­тал­ся, но ко­гда на­чал брать ак­тер­ские клас­сы, то со­вер­шен­но влю­бил­ся в это за­ня­тие. На сцене я мог сво­бод­но вы­ра­жать се­бя че­рез сво­их пер­со­на­жей. Это ме­ня во мно­гом спас­ло.

Как мо­ло­дой че­ло­век в ма­лень­ком го­ро­де, я ис­пы­ты­вал боль­шой на­бор вза­и­мо­ис­клю­ча­ю­щих чувств - страх, злость, бе­шен­ство, грусть, лю­бовь. На сцене я мог пря­тать­ся и са­мо­вы­ра­жать­ся од­но­вре­мен­но. Я был спо­кой­ным пар­нем, но за сво­бо­ду вы­ра­же­ния сво­их чувств мог по­пла­тить­ся. А в тех ме­стах, от­ку­да я ро­дом, пла­кать было, мяг­ко го­во­ря, не при­ня­то. За та­кое и из­бить мог­ли. Но, бу­дучи кем-то дру­гим на сцене, я мог это де­лать и чув­ство­вать се­бя в без­опас­но­сти. Так что это бы­ла те­ра­пия, в ко­то­рой я нуж­дал­ся в том воз­расте.

- Ко­гда у вас ни­че­го не было, кро­ме све­чей, вы не за­ду­мы­ва­лись о том, что­бы за­нять­ся чем-то дру­гим? У вас был план Б?

- Ни­ко­гда! А ес­ли бы был, я бы ни­че­го не до­бил­ся! Мой со­вет всем: де­лай­те толь­ко то, что вам нра­вит­ся. Моя ра­бо­та де­ла­ла ме­ня счаст­ли­вым, как ни­что дру­гое. Я воз­вра­щал­ся до­мой из ка­ра­оке­ба­ра, за­сы­пал, про­сы­пал­ся в пол­день, при­ни­мал душ, шел в тре­ни­ро­воч­ный зал и за­ни­мал­ся тем же, чем за­ни­ма­юсь и сей­час - хо­дил на ак­тер­ские тре­нин­ги, про­бы, про­слу­ши­ва­ния. Это бы­ла и свет­ская жизнь - все рав­но ни­ка­кой дру­гой я не мог се­бе поз­во­лить.

Но я за­ни­мал­ся и до сих пор за­ни­ма­юсь мно­гим - му­зы­кой, на­при­мер. Воз­мож­но, да­же аль­бом од­на­ж­ды вы­пу­щу. Или от­крою свою ки­но­ком­па­нию. Но ес­ли я да­же не сни­мусь боль­ше ни в од­ном филь­ме, я все рав­но бу­ду но­сить боль­шую хищ­ную улыб­ку на сво­ем ли­це. - По­че­му?

- По­то­му что луч­шая моя роль на се­год­ня - это роль от­ца. По­сколь­ку я вос­пи­ты­вал и свою сест­ру, и ее ре­бен­ка, все это мне зна­ко­мо. Я же стар­ший в се­мье! Все­гда по­мо­гал ма­ме. Ко­ро­че, луч­ше ро­ли от­ца я до кон­ца сво­их дней все рав­но не сыг­раю! Да я и не рвусь. На­обо­рот, все эти ро­ли толь­ко от­вле­ка­ют ме­ня от са­мо­го глав­но­го - от мо­ей до­че­ри. Ду­маю, что съем­ки в оче­ред­ной ча­сти фран­ши­зы «Мис­сия: невы­пол­ни­ма» не по­мо­гут мне в этом. По­это­му мой план А - это быть со сво­им ре­бен­ком. А ак­тер­ская ра­бо­та - это и есть план Б.

А м ь л и ф з и р д а К

Ins tag ra m . co m

Отец крош­ки Авы - имая роль ак­те­ра.

р р у в «Мсти­те­лях» Дже­ре­ми стал ку­ми­ром под­рост­ков.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.