Ми­ха­ил По­ре­чен­ков:

Ме­ня ста­ли сни­мать с ро­лей без объ­яс­не­ния при­чин

KP-Teleprogramma - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Егор АРЕФЬЕВ

Неве­ро­ят­но, но факт - се­ри­ал «Агент на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти» возвращается. Ле­ха Ни­ко­ла­ев в исполнении Михаила По­ре­чен­ко­ва спу­стя 20 лет вы­гля­дит чуть ина­че, что по­нят­но. Чуть ши­ре и утом­лен­нее, ска­жем так. Од­на­ко сам ак­тер за­ве­рил «Те­ле­про­грам­му», что это об­ман­чи­вое впе­чат­ле­ние - ге­рой остал­ся та­ким же, как и был. Он вы­шел бук­валь­но из ди­ко­го ле­са в со­вре­мен­ность и ужас­нул­ся из­ме­не­ни­ям во­круг. Прак­ти­че­ски как сам По­ре­чен­ков.

«Крас­ко и То­лу­бе­ев все­гда с на­ми»

- По мет­ко­му за­ме­ча­нию од­но­го из сце­на­ри­стов, ваш ге­рой, Ле­ха Ни­ко­ла­ев, по­след­ние 15 лет по­сле уволь­не­ния со служ­бы в ФСБ жил в ле­су Пс­ков­ской об­ла­сти, ку­рил мох и... - Пи­тал­ся ло­си­ны­ми ка­каш­ка­ми. Это так.

- Как это по­вли­я­ло на него?

- Ни­как. Внут­ренне ни­как не по­ме­нял­ся. Мы ре­ша­ли та­кую за­да­чу: по­ка­зать че­ло­ве­ка в усло­ви­ях из­ме­нив­ше­го­ся за вре­мя его от­сут­ствия ми­ра. Он возвращается в Пи­тер по­сле ра­бо­ты еге­рем в ди­ком ле­су, а ре­аль­ность со­всем иная. При этом он все тот же Ле­ха, бо­рец

за спра­вед­ли­вость, че­ло­век из про­шло­го. С вин­таж­ны­ми по­ня­ти­я­ми.

- Од­на­ко за вре­мя жиз­ни в ле­су он за­мет­но по­тя­же­лел. Как и вы. И те­перь боль­ше по­хож на ге­не­ра­ла, чем на бодро­го опе­ра­тив­ни­ка.

- Еще бы! Мы же на­чи­на­ли в 1999 го­ду, ко­гда мне еще не ис­пол­ни­лось 30 лет. И в этом то­же есть опре­де­лен­ная за­дум­ка: как толь­ко у нас в стране кто­то ста­но­вит­ся по­хо­жим на ге­не­ра­ла, он мгно­вен­но осо­вре­ме­ни­ва­ет­ся - за­бы­ва­ет и се­бя, и преж­ние прин­ци­пы, и по­ня­тия. А вот Ле­ха, несмот­ря на про­жи­тые го­ды и внешний вид, внут­ренне не по­ме­нял­ся. Так что ни­че­го страш­но­го. - Мог­ли вы пред­ста­вить, что се­ри­ал воз­ро­дит­ся?

- Нет, я ду­мал, что он уже не про­дол­жит­ся ни­ко­гда. Но, ви­ди­мо, Бо­гу так угод­но. Сте­че­ния об­сто­я­тельств та­ко­вы - рад бу­ду, ес­ли зри­те­лям он по­нра­вит­ся.

- Мно­гих кол­лег по про­ек­ту уже нет: Ан­дрея Крас­ко, Ан­дрея То­лу­бе­е­ва. Вспо­ми­на­ли их, ко­гда со­бра­лись на пло­щад­ке?

- Ко­неч­но, мы же не мо­жем их за­быть. Они все­гда с на­ми. Мы сни­ма­ем о них, и они все­гда ря­дом.

- Очень ча­сто сей­час в фа­бу­лу да­же ис­то­ри­че­ских се­ри­а­лов ста­ли впле­тать гео­по­ли­ти­че­скую подо­пле­ку - про­ти­во­сто­я­ние на­шей стра­ны и За­па­да. Здесь что-то по­доб­ное бу­дет? - Пет­ров и Бо­ши­ров? (Сме­ет­ся и от

ма­хи­ва­ет­ся.) Да ну. У нас не бы­ло это­го. Од­но де­ло юмор и са­мо­иро­ния, а дру­гое... Сак­цен­ти­ру­ем­ся на пси­хо­ло­гии.

- Тем не ме­нее вы от по­ли­ти­ки ни­ко­гда не укло­ня­лись и вы­ра­жа­ли по­зи­цию по Кры­му, Укра­ине, а не так дав­но ком­мен­ти­ро­ва­ли тра­ги­че­скую ги­бель гла­вы ДНР Алек­сандра За­хар­чен­ко. Это ста­ло вли­ять на ра­бо­ту? - Да. Ко­неч­но.

- Как? - Ста­ли сни­мать с ро­лей. - Вы се­рьез­но?

- Аб­со­лют­но. Уже с утвер­жден­ных про­ек­тов.

- Ну как? Вы же про­шли про­бы, вас утвер­ди­ли, ка­кая-то при­чи­на долж­на быть? Что го­во­рят?

- (Раз­во­дит ру­ка­ми.) Бы­ва­ет по­вся­ко­му. Мне про­сто со­об­ща­ют, что роль от­да­ли дру­го­му че­ло­ве­ку. Все. Сна­ча­ла ду­мал, что это сов­па­де­ние. По­том это по­вто­ря­лось раз за ра­зом. По­том я на­чал смот­реть, ку­да ве­дут ни­точ­ки и кто вы­пус­ка­ет про­ект. Все вста­ло на ме­ста. Что по­де­лать. - Вас это огор­ча­ет или вы бы­ли го­то­вы?

- Нет, ме­ня это не сму­ща­ет. Зна­чит, так на­до.

- У вас в юно­сти бы­ли су­пер­ге­рои, на ко­то­рых вы ори­ен­ти­ро­ва­лись? Жег­лов, Ша­ра­пов.

- Жег­лов? Ша­ра­пов? Ка­кое это дет­ство? Это для вас дет­ство. (Сме­ет­ся.) Бу­ра­ти­но - мое дет­ство! Вот это был ге­рой. Ар­те­мон и все про­чие. Из книг? Капитан Со­рви­го­ло­ва, Пав­ка Кор­ча­гин. - Сей­час де­тям нужен су­пер­ге­рой?

- Черт его зна­ет. Смот­рю на сво­их де­тей и не мо­гу по­нять! Па­ра­докс и ужас

в том, что де­тям ни­че­го не интересно. Они за­то­че­ны на мусор и тр­эш, на ве­щизм. Из се­рии: «О чем меч­та­ешь?» - «О кроссовках Луи Вит­тон». Пф, да что­бы я в дет­стве меч­тал о кроссовках?! Мир объ­е­хать, в кос­мос по­ле­теть - это да. А ны­неш­ние? О но­вом ай­фоне, о но­вой при­став­ке. Что? К со­жа­ле­нию, на­блю­даю все­объ­ем­лю­щую де­би­ли­за­цию. Им да­же неин­те­рес­но раз­го­ва­ри­вать. Ста­но­вят­ся людь­ми «из ко­роб­ки» (по­ка­зы­ва

ет на те­ле­фон). Есть, ко­неч­но, дру­гая мо­ло­дежь, но ее все мень­ше и мень­ше. - Это пло­хо?

- Слож­но ска­зать. Они очень вну­ша­е­мы. Си­сте­ма лай­ков ра­бо­та­ет, как нар­ко­за­ви­си­мость. И это жест­кая си­сте­ма. Не дай бог ска­зал что-то про­тив ту­сов­ки - те­бя тут же опу­сти­ли и вы­ки­ну­ли. Это ра­бо­та­ет жест­че лю­бо­го ре­прес­сив­но­го ап­па­ра­та! По­про­буй толь­ко воз­ра­зи. И это по­дав­ля­ет лич­ность. Они са­мые несво­бод­ные, хоть и кри­чат об об­рат­ном - не уме­ют со­би­рать ин­фор­ма­цию, об­ра­ба­ты­вать ее и де­лать вы­во­ды. Толь­ко ре­по­сты, не при­хо­дя в со­зна­ние. Ужас в том, что чис­ло лай­ков по­беж­да­ет здра­вый смысл. Боль­шин­ство лайк­ну­ло - и я то­же пой­ду. По­смот­ри­те гов­но­бло­ге­ров - ли­де­ров мне­ний - это же ужас! Ка­та­стро­фа.

«В се­мье - культ па­пы»

- Вы­хо­дит, вы, как Ле­ха Ни­ко­ла­ев, - оста­лись с вин­таж­ны­ми по­ня­ти­я­ми, по­ка мир во­круг из­ме­нил­ся?

- Аб­со­лют­но! Так и есть. В лю­бом об­ще­стве есть пра­виль­ное и непра­виль­ное. Или те­бе не чуж­ды со­весть, лю­бовь, вза­и­мо­вы­руч­ка, со­стра­да­ние. Или все осталь­ное, с дру­гой пла­не­ты, ска­жем так. - Вы на сво­их де­тей вли­я­е­те?

- Еще бы! И спорт, и кни­ги - все есть. Но в ка­кой-то мо­мент мы по­ни­ма­ем, что они ста­но­вят­ся бе­лы­ми во­ро­на­ми

в их об­ще­стве. Ес­ли они по­па­да­ют в эту си­сте­му и не со­гла­ша­ют­ся, с ни­ми раз­би­ра­ют­ся жест­ко. Смею на­де­ять­ся, что у них есть внут­рен­ний стер­жень, ко­то­рый не поз­во­лит плыть по те­че­нию. - В чем же при­чи­на?

- Ни­кто не об­ра­ща­ет вни­ма­ния на внут­рен­ний мир де­тей. Си­сте­ма об­ра­зо­ва­ния в том чис­ле. От­мет­ки в шко­ле и ду­хов­ное воспитание - раз­ные ве­щи. Лю­бая ве­ра - это хо­ро­шо, они сра­зу ста­но­вят­ся дру­ги­ми людь­ми. Как толь­ко это про­па­да­ет - все! Это гра­ни­ца ста­но­вит­ся все боль­ше и боль­ше. Ес­ли ро­ди­те­ли и педагоги не об­ра­ща­ют вни­ма­ния на ду­хов­ное об­ра­зо­ва­ние де­тей, это фак­ти­че­ски ка­та­стро­фа. Ум­ных мно­го. Они и атом­ную бом­бу, и конц­ла­ге­ря, и ин­тер­нет при­ду­ма­ли, у них дей­стви­тель­но был ум. А доб­рые в ду­ше, ве­ру­ю­щие, это­го не де­ла­ли. Они за­ни­ма­лись дру­гим. Как ока­зы­ва­ет­ся, кро­ме ве­ры, нас ни­че­го и не спа­са­ет. - Мно­гие ори­ен­ти­ру­ют­ся на со­весть.

- А что это та­кое? Как это опре­де­лить? Ка­кие ба­зо­вые по­ня­тия? «Не де­лать пло­хо» - а что та­кое пло­хо? На ко­го ты ори­ен­ти­ру­ешь­ся? Енот из «Стра­жей Га­лак­ти­ки». Ну, по­нят­но. И та­кие агрес­сив­ные еще, ди­ву да­ешь­ся. - - Жест­ким По­ка мы к де­тям раз- мо­же­те быть? го­ва­ри­ва­ем с детьми и, на­де­юсь, они нас слу­ша­ют. Ино­гда сред­ний (Ми­ха­ил) взбры­ки­ва­ет, ко­неч­но. Но воз­раст та­кой. Пы­та­ем­ся до­но­сить и объ­яс­нять. - Ваш ста­тус на них вли­я­ет?

- Не ду­маю. У нас до­ма это все пре­се­ка­ет­ся. Ес­ли был бы культ звез­ды... Нет, у нас культ па­пы. И все. Папа мо­жет.

- Но ведь и до вас на­вер­ня­ка до­ле­та­ют оскол­ки: рэп-батт­лы, Ок­си­ми­рон, Гной­ный?

- Ко­неч­но, до­ле­та­ют. Гной­ный... про­зви­ще не нравится. Ок­си­ми­рон? Очень ода­рен­ный, неглу­пый па­рень. По­ло­ви­ну то­го, что они го­во­рят, я не по­ни­маю. Но, оче­вид­но, оба очень та­лант­ли­вые. Я не ту­пой за­ско­руз­лый ре­тро­град, ко­то­рый вы­хо­дит из пе­ще­ры во вре­мя

съе­мок. Нет. Про­сто не моя куль­ту­ра. А та­лант? Он мо­жет в раз­ные де­бри завести. Та­лант раз­ру­ше­ния - то­же та­лант. Та­лант со­вра­ще­ния - то­же та­лант. Ху­дож­ник сам со­из­ме­ря­ет, ку­да он ле­тит. Это его сфе­ра от­вет­ствен­но­сти. - Зву­чит как про­по­ведь.

- А я ни­ко­го не учу. Про­сто транс­ли­рую свой взгляд на ве­щи. Я не тя­ну вас де­лать так или не де­лать этак. Учи­тель не тот, кто учит или по­беж­да­ет во всех схват­ках. Учи­тель тот, кто жи­вет как учи­тель. Вот и все! Как го­во­рит, так и жи­вет. При­би­ва­ют­ся к нему ученики или нет - вре­мя покажет. А ученики - это де­ти, кол­ле­ги, дру­зья. Они оце­нят.

- К та­ко­му по­ни­ма­нию су­ти ве­щей вы ведь при­шли не сра­зу? Там, от­ку­да на­чи­на­ли, бы­ло тем­но?

- К Бо­гу мож­но прий­ти или че­рез кни­ги, или че­рез но­ги - до­ро­гу, прой­дя все са­мо­му. Как пра­ви­ло, мы вы­би­ра­ем вто­рой путь. Помни­те прит­чу о воз­вра­ще­нии блуд­но­го сы­на? Помни­те кар­ти­ну Рем­бранд­та? Изо­дран­ный, в ис­топ­тан­ной обуви, об­лы­сев­ший, сто­ит на ко­ле­нях. Весь наш путь - это до­ро­га: то на ас­фальт вы­шла, то на кам­ни. Глав­ное - устрем­ле­ние, глав­ное, ку­да ве­дет до­ро­га. Мы же все дви­га­ем­ся в небес­ный Ие­ру­са­лим. Вот он - впе­ре­ди Яфф­ский тракт. Все мы пут­ни­ки. И, ко­неч­но, бы­ва­ют раз­ные пе­ри­о­ды. По­тря­се­ния, неве­рие. Ино­гда за­ду­мы­ва­ешь­ся: «Эх ты! Ду­мал, что в жиз­ни все по-дру­го­му? А ты на са­мом де­ле один». И каж­дый пут­ник оди­нок. Каж­дый. Все шиш­ки, кам­ни, уда­ры - это все твое. Встре­ча­ют­ся дру­зья, дру­гие пут­ни­ки, ро­ди­те­ли, су­пру­га - на бо­лее дли­тель­ный пе­ри­од или нет. Но ид­ти бу­дешь один. И при­дешь к це­ли то­же один. И пред­ста­нешь то­же один. И от­ве­тишь то­же один.

И как толь­ко об этом за­ду­мы­ва­ешь­ся все­рьез, в го­ло­ве сра­зу на­чи­на­ет что-то про­ис­хо­дить. Ес­ли ты ве­ришь в тот са­мый фи­наль­ный раз­го­вор, то где-то по пу­ти га­до­стей не сде­ла­ешь. При­дешь, свою кни­гу от­кро­ешь - и всем все про те­бя ста­нет яс­но. Схва­тишь­ся за го­ло­ву: «Гос­по­ди, что ж я сде­лал?» А бу­дет позд­но. По­это­му в фи­наль­ный раз­го­вор на­до ве­рить.

Се­ри­ал «Агент на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти», ко­то­рый сни­ма­ет ки­но­ком­па­ния Proline Cinema, вый­дет в эфир Пер­во­го ка­на­ла в сле­ду­ю­щем те­ле­се­зоне.

«Все шиш­ки, кам­ни и уда­ры - все твое. От­ве­чать за все при­дет­ся од­но­му»

А м ь л и ф з и р д а К

...Крас­но­ву (Ан­дрей Крас­ко) при­дет толь­ко на клад­би­ще

К ад р и з ф и л ь м а

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.