Еле­на СЕ­РО­ВА,

Аку­шер­ка, Москва

Krestyanka - - ДОМ ПРОСТО ЛЮДИ -

Еле­на все­гда хо­те­ла быть аку­шер­кой. Но сна­ча­ла при­шлось по­ез­дить по стране вслед за му­жем-по­гра­нич­ни­ком. «Ко­гда осе­ли в Москве, задумалась, ку­да ид­ти ра­бо­тать, и по­ня­ла: хо­чу в род­дом! При­шла – и 22 го­да уже ра­бо­таю». – Глав­ная за­да­ча аку­шер­ки – успо­ко­ить жен­щи­ну. Жен­щи­ны ученые при­хо­дят – на кур­сы хо­ди­ли, в Ин­тер­не­те ро­ды смот­ре­ли. Но все за­бы­ва­ют, ро­жая. Но­ют: «Гос­по­ди, ка­кая я несчаст­ная, как все бо­лит!» А я от­ве­чаю: «Да ты счаст­ли­вая, ду­роч­ка! Воз­мож­ность ро­дить – это ж ра­дость ве­ли­кая! А боль – ерун­да по срав­не­нию с ра­до­стью встре­чи». Ко­гда ма­лыш по­яв­ля­ет­ся на свет – это та­кой свет, та­кое вол­шеб­ное чув­ство, ко­то­рое объ­яс­нить сло­ва­ми невоз­мож­но. Каж­до­го ре­бен­ка ро­жа­ешь, как буд­то са­ма. Ведь и ды­шишь вме­сте с жен­щи­ной, и ту­жишь­ся. Ре­бе­нок вы­хо­дит – как танк идет! Это огром­ный фи­зи­че­ский труд. А в день бы­ва­ет и по 10 ро­дов. По­это­му мо­ло­день­кие де­воч­ки-аку­шер­ки ино­гда свою соб­ствен­ную бе­ре­мен­ность до­но­сить не мо­гут. То, что в ро­дах все вре­мя все кри­чат, – это толь­ко в ки­но бы­ва­ет. Но слу­ча­ет­ся ино­гда. У нас бы­ла од­на ма­моч­ка, она про­сто неисто­во ора­ла, уши за­кла­ды­ва­ло. Мы ей: «Ну что ты так кри­чишь, ты же си­лы те­ря­ешь. Встань вон к окош­ку, ко­гда боль­но – ды­ши, как па­ро­во­зик». И на­сту­пи­ла ти­ши­на. Смот­рим – она сто­ит и де­ла­ет так: «Чух-чух-чух! Ту-ту! Ту-ту!» Как де­ти в па­ро­воз иг­ра­ют. Мы про­сто лег­ли от сме­ха, но мол­ча – бо­я­лись спуг­нуть. Пусть ды­шит. По­том она мне ска­за­ла, что не боль­но бы­ло, а страш­но. И она так ста­ра­лась свой страх пе­ре­кри­чать. Ино­гда жен­щи­ны при­но­сят кар­ту, а там на­пи­са­но «ста­рая пер­во­ро­дя­щая». Сколь­ко лет этой ста­рой? Да 25. Так смеш­но! У нас и в 49 лет жен­щи­на ро­жа­ла. Но ей бы боль­ше 40 ни­кто не дал, вто­рой раз за­муж вы­шла, тре­тье­го ре­бен­ка ро­жа­ла, без ке­са­ре­ва, са­ма. И го­во­ри­ла, что еще при­дет – ес­ли при­ро­да поз­во­лит, че­го ж не ро­дить? Не бы­ва­ет ста­рых ро­же­ниц! Глав­ное – сколь­ко у жен­щи­ны за­до­ра, сил и же­ла­ния стать ма­те­рью. Ма­те­рин­ский ин­стинкт – он по-раз­но­му про­сы­па­ет­ся. У ко­го-то за­дол­го до ро­дов, а у ко­го-то не про­сы­па­ет­ся во­все. У нас од­на­жды ро­жа­ла дет­до­мов­ская де­воч­ка, ни­ко­гда она ма­те­рин­ской лас­ки са­ма не зна­ла, и так хо­ро­шо ро­ди­ла! По­том ма­лы­ша ни на се­кун­ду от се­бя не от­пус­ка­ла. Она по­лу­чи­ла то, че­го ей всю жизнь не хва­та­ло, – род­но­го че­ло­ве­ка. А неко­то­рым на грудь ре­бе­ноч­ка кла­дешь, а они: «Фу, ка­кой страш­ный, убе­ри­те». Как мож­но свою кро­ви­ноч­ку та­ки­ми сло­ва­ми встре­чать? Они за­ме­ча­тель­ные все, но­во­рож­ден­ные, и та­кие раз­ные! Один ло­по­ухий, дру­гой кур­но­сый, тре­тий го­ло­си­стый – их невоз­мож­но не лю­бить. Сто­ит на ру­ки взять – и уже от­пус­кать не хо­чет­ся, а хо­чет­ся об­ни­мать и це­ло­вать. Не бы­ва­ет некра­си­вых де­тей! Их рож­де­ние – это еже­днев­ное чу­до. Я ду­маю, мне из-за это­го сча­стья и са­мой жизнь про­дле­ва­ет­ся.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.