Ум­ная Эль­за

Мно­го­дет­ный отец и за­ме­сти­тель глав­но­го ре­дак­то­ра жур­на­ла Allure Алек­сей Беляков рас­ска­зы­ва­ет о стра­хах ро­ди­те­ля, с ко­то­ры­ми ему уже уда­лось спра­вить­ся и толь­ко пред­сто­ит.

Krestyanka - - СОДЕРЖАНИЕ -

Мно­го­крат­ный отец – о ро­ди­тель­ских стра­хах, ко­то­рые он уже пе­ре­жил и ко­то­рые ему толь­ко пред­сто­ят.

Y бра­тьев Гримм есть ска­зоч­ка «Ум­ная Эль­за». Как она по­шла в по­греб за пи­вом, уви­де­ла на стене кир­ку и за­ду­ма­лась: вот вый­дет за­муж, ро­дит­ся ре­бе­но­чек, пой­дет он в по­греб, а ему на го­ло­ву эта кир­ка сва­лит­ся. И на­ча­ла ры­дать. Ко­ро­че, круг­лая ду­ра, намекают нам немец­кие ав­то­ры, по­смей­тесь!

Мне сказ­ка ни­ко­гда не ка­за­лась смеш­ной, а ду­ра Эль­за вы­зы­ва­ла не про­сто уча­стие – я прак­ти­че­ски се­бя с ней иден­ти­фи­ци­ро­вал. Ибо все­гда ма­стер­ски кон­стру­и­ро­вал свое бу­ду­щее в са­мых ка­та­стро­фи­че­ских вер­си­ях. Бу­ду ве­че­ром воз­вра­щать­ся до­мой – ху­ли­га­ны изо­бьют, травма го­ло­вы, при­ко­ван к по­сте­ли. По­ле­чу на от­дых – са­мо­лет рух­нет. А ес­ли на по­ез­де – с рельс сой­дет, да так, что останусь жив, но без ног. Опять при­ко­ван. Нет, луч­ше на са­мо­ле­те… И так да­лее. Вся­кий раз, ко­гда за­ду­мы­вал­ся о пер­спек­ти­вах, из по­гре­ба немед­лен­но вы­би­ра­лась эта моя «Эль­за» и на­чи­на­ла раз­ма­хи­вать над го­ло­вой без­жа­лост­ной кир­кой. Как страш­но жить. Но тер­пел, за­го­няя Эль­зу об­рат­но. Си­ди мол­ча! Без те­бя тош­но.

А ко­гда ста­ли рож­дать­ся де­ти, ак­ти­вист­ка Эль­за, стер­ва та­кая, вы­лез­ла из по­гре­ба, вся та­кая в сти­ле БДСМ, ста­ла во­круг ме­ня про­ха­жи­вать­ся и приговаривать: «Ну что? Те­перь нам есть о чем по­го­во­рить? Что бы ты хо­тел се­бе пред­ста­вить?» Нет, кир­ку на го­ло­ву не про­ро­чи­ла, но вся­кое рас­строй­ство же­луд­ка или тем­пе­ра­ту­ра 37,1 бы­ли от­лич­ным по­во­дом во­об­ра­зить, что сын под­це­пил ви­рус диф­те­ри­та или доч­ка за­ра­зи­лась пти­чьим грип­пом. А моя са­дист­ка Эль­за, кста­ти, не та­кая ду­ра, как ка­за­лось бра­тьям Гримм: она ло­ги­че­ски объ­яс­ня­ла, от­ку­да до­ма птичий грипп из Азии: доч­ка учит­ся в хо­ро­шей шко­ле на «Ма­я­ков­ской», где де­ти разъ­ез­жа­ют с ро­ди­те­ля­ми по все­му ми­ру. Вот ле­те­ла ее од­но­класс­ни­ца ря­дом с ки­тай­цем из Гон­кон­га, ин­фи­ци­ро­ван­ным грип­пом, тот ска­зал ей: «Де­воч­ка, мож­но я хлеб­ну твою во­дич­ку из ста­ка­на, боль­но она вкус­ная!» Та раз­ре­ши­ла, ки­та­ец хлеб­нул, оста­вив на кра­ях ста­ка­на страш­ный ви­рус, от ко­то­ро­го сам сей­час ме­чет­ся в жа­ру и бре­ду. Од­но­класс­ни­ца не за­бо­ле­ла, по­то­му что ор­га­низм окреп на фре­шах, но ста­ла пе­ре­нос­чи­цей, при­ш­ла в шко­лу, а на пе­ре­мене го­во­рит мо­ей доч­ке: «Хо­чешь по­про­бо­вать вкус­но­го со­ка из бу­ты­лоч­ки?» Доч­ка, ко­неч­но, хо­чет. И ви­рус от про­кля­то­го ки­тай­ца из Гон­кон­га про­ни­ка­ет… в об­щем, по­нят­но. Же­лез­ная ло­ги­ка? Вполне. Кста­ти, кто смот­рел «Фа­во­ри­ты лу­ны» Ота­ра Иоселиани или «Ва­ви­лон» Але­ханд­ро Иньяр­ри­ту, пой­мут, что моя ло­ги­ка со­всем не от­ста­ет от ма­сте­ров ки­но, на­до бы то­же сце­на­рий за­ба­цать, но сей­час не об этом.

Или вот сын. Был он ма­лень­кий, и я ду­мал: мой па­па пил, мой дя­дя, брат ма­мы, то­же пил, и я пью. На­след­ствен­ность – страш­ная си­ла. Вы­рас­тет маль­чик, свя­жет­ся с пло­хой ком­па­ни­ей и нач­нет­ся. Тут я уже при­ни­мал­ся ри­со­вать в во­об­ра­же­нии по­кои нар­ко­ло­ги­че­ской боль­ни­цы но­мер 17, ка­пель­ни­цы и дру­гие муж­ские удо­воль­ствия. Сы­ну де­вят­на­дцать, и к ал­ко­го­лю (плюю три ра­за) он вполне спо­кой­но от­но­сит­ся. Эль­за по­ка к нему рав­но­душ­на.

Но она ведь все­гда най­дет по­вод вы­ско­чить с но­вы­ми ин­те­рес­ны­ми иде­я­ми, ком­со­мол­ка го­ти­че­ская! Сей­час до­че­ри четырнадцатый год, и из-за дач­но­го за­бо­ра я все ча­ще слы­шу го­ло­са маль­чи­ков: «Ася, ты вый­дешь?». Ася небреж­но от­ве­ча­ет: «По­том!» Но моя шуст­рая Эль­за уже вы­бе­га­ет в се­ре­ди­ну ого­ро­да. Маль­чи­ки? Ага, на­ча­лось! И вот уже ви­жу, как го­да че­рез че­ты­ре Ася со­об­ща­ет мне, что со­би­ра­ет­ся за­муж. Мои ар­гу­мен­ты, что ра­но, что – учить­ся, что друг дру­га узнать по­луч­ше, – мяг­ко от­кло­ня­ют­ся, она это уме­ет. Ну зна­ком­люсь я с ка­ва­ле­ром. Он, по­нят­ное де­ло, мне не нра­вит­ся: мор­да наг­лая, во­ло­сы ры­жие, на­ряд ду­рац­кий и с доч­кой мо­ей, кро­ви­нуш­кой, об­ра­ща­ет­ся уж как-то слиш­ком раз­вяз­но. Стис­ки­ваю зу­бы, вы­пи­ваю с ним по стоп­ке… Нет, я же не пью! Хо­ро­шо, иг­раю с ним пар­тию в шаш­ки, пы­та­ясь сми­рить­ся с его при­выч­кой усме­хать­ся без по­во­да. Мо­жет, он и ни­че­го, стер­пит­ся-слю­бит­ся? Ста­ну ми­лым чу­да­ко­ва­тым те­стем. По­том сва­дьба, ту­да-сю­да. А по­том вдруг как-то Ася зво­нит и го­во­рит: «Пап, мож­но я у те­бя пе­ре­но­чую?» При­ез­жа­ет. Яв­но пла­ка­ла. Я остав­ляю ее до­ма, с лю­би­мой книж­кой Чу­ков­ско­го, сам еду к это­му, му­жу, будь он нела­ден. И пря­мо с по­ро­га бью ему по наг­лой ры­жей мор­де. Он кри­чит, зо­вет ми­ли­цию, а я ему сно­ва по мор­де. И вдо­ба­вок раз­би­ваю сту­лом люст­ру в ко­ри­до­ре, ко­то­рую сам же на сва­дьбу по­да­рил. Что даль­ше? Эль­за под­ска­зы­ва­ет: при­ез­жа­ет ми­ли­ция,

суд, ста­тья за ху­ли­ган­ство, услов­ный, но срок… Дочь несчаст­на, я то­же не очень рад жиз­ни.

Ко­ро­че, быст­ро под­ни­ма­юсь и иду смот­реть, кто это там зо­вет Асю, мою кро­ви­нуш­ку, из-за за­бо­ра. Не ры­жий, мор­да не наг­лая. Лад­но, по­ка сво­бо­ден, па­цан! Эль­за, и ты иди, от­дох­ни.

На са­мом де­ле эти стра­хи – спа­си­тель­ная вещь, как мне ка­жет­ся. Хо­тя к пси­хо­ло­гам я не об­ра­щал­ся за кон­суль­та­ци­ей: слиш­ком иро­нич­но к ним от­но­шусь, чуть луч­ше, чем к аст­ро­ло­гам. Уста­но­вят мне за­пу­щен­ную пси­хо­па­тию, но я и без них мо­гу се­бе ди­а­гноз по­ста- вить. И да­же ле­кар­ства про­пи­сать: Ильф с Пет­ро­вым пе­ред сном, не взбал­ты­вать. Или Гоголь в го­мео­па­ти­че­ских до­зах.

Но спа­си­тель­ность в том, что ты уже пе­ре­жи­ва­ешь кошмары в сво­ей го­ло­ве, по­это­му ку­да бо­лее мел­кие про­бле­мы ка­жут­ся не столь ужас­ны­ми. Тот, кто ви­дел Вия, не ис­пу­га­ет­ся милиционера. И с са­дист­кой Эль­зой я на­учил­ся ужи­вать­ся: вон она в окне ма­я­чит, за спи­ной че­го-то пря­чет, ну и пусть се­бе там ска­чет. Я го­во­рил со мно­ги­ми ма­ма­ми: своя эль­за есть у каж­дой. Па­пы ча­сто бо­ят­ся в том при­знать­ся, но мне не стыд­но. Мы жи­вем в тре­вож­ное вре­мя, и я во­все не про санк­ции. Все тре­вож­но, все нерв­ны, им­пуль­сив­ны и ха­мо­ва­ты. А де­тей на­до пы­тать­ся укрыть, спря­тать, чи­тать Чу­ков­ско­го с фо­на­ри­ком под оде­я­лом, по­ка все сна­ру­жи не уля­жет­ся.

Моя млад­шая доч­ка Ки­ра, ро­див­ша­я­ся чуть боль­ше го­да на­зад, по­ка не про­буж­да­ет де­мо­нов Эль­зы, про­сто ра­ду­ет от­ца тем, что показывает, где у на­шей со­ба­ки нос, а где ухо. А вдруг – за­ду­мы­ва­юсь – ей за­хо­чет­ся на ули­це по­дой­ти к чу­жой со­бач­ке и по­ка­зать, где у нее нос. А со­бач­ка ока­жет­ся злой… Ну здравствуй, Эль­за, просну­лась, да?

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.