Ма­г­нит солн­ца

Теп­лый ма­г­нит Ку­ба­ни при­тя­ги­ва­ет со страш­ной си­лой. Про­стыв­ший сто­лич­ный ап­рель и влаж­ные проб­ки в 9 бал­лов. Для тех, кто хо­чет улиз­нуть, есть вы­ход. Escape-точ­ка на пест­рой кар­те Рос­сии – Крас­но­дар и да­лее вез­де.

Krestyanka - - СОДЕРЖАНИЕ -

На Ку­ба­ни о кри­зи­се не слы­ша­ли. Пу­те­ше­ствие по краю, где лю­ди уме­ют жить и ра­до­вать­ся.

Бежим? Ма­ши­на стре­ми­тель­но уно­сит­ся в ночь и воз­буж­да­ю­щую неиз­вест­ность. Све­та­ет, а за ок­ном про­дол­же­ние снов – мяг­кие го­ры, сли­воч­ный ту­ман, строй­ные ки­па­ри­сы вдоль уди­ви­тель­но чи­стых до­рог. Это, кста­ти, пер­вое при­ят­ное впе­чат­ле­ние – еще из ок­на ма­ши­ны – во­круг чи­сто и вы­мы­то, как буд­то жда­ли имен­но вас. Жи­те­ли края к доб­рой зем­ле и щед­ро­му солн­цу от­но­сят­ся как к по­дар­ку судь­бы – на­вер­ное, имен­но по­это­му здесь так при­бра­но и так за­бот­ли­во ухо­жен каж­дый ки­ло­метр по­лей и до­рог. Раз­но­цвет­ные вед­рыш­ки с раз­но­цвет­ны­ми соч­ны­ми яб­ло­ка­ми. Ма­лень­кие ман­да­ри­ны с за­па­хом дет­ства. Га­ле­рея ме­да. Бе­лый ав­то­мо­биль по­сле каж­дой ми­ни-оста­нов­ки у улыб­чи­вых за­го­ре­лых тор­го­вок на­пол­ня­ет­ся аро­ма­та­ми гор, по­лей и лу­гов. Кру­той сер­пан­тин, немно­го кру­жит­ся го­ло­ва, а на сле­ду­ю­щем по­во­ро­те на­чи­на­ет­ся кру­жить­ся еще силь­нее – при ви­де над­пи­си, зна­ко­мой каж­до­му со­вет­ско­му – и не толь­ко – че­ло­ве­ку: Абрау-Дюр­со. Имен­но здесь на­чи­на­ет­ся ре­ка шам­пан­ско­го, ко­то­рая впа­да­ет в ми­ро­вой оке­ан празд­ни­ка и ве­се­лья. «Ка­кой сорт вы пред­по­чи­та­е­те? – лу­ка- во спра­ши­ва­ет Оль­га Шуль­ги­на, на­чаль­ник экс­кур­си­он­но­го от­де­ла Цен­тра вин­но­го ту­риз­ма. От­вет «брют или экс­трабрют» ее устра­и­ва­ет: «Наш че­ло­век!». Ко­гда лю­ди на­ли­ва­ют в хру­сталь шам­пан­ское и за­га­ды­ва­ют же­ла­ние, оно про­сто обя­за­но сбыть­ся. Боль­шин­ство из нас, кста­ти, на­ли­ва­ют по­лу­слад­кое – вы­бор то­ва­ри­ща Ста­ли­на, ре­жис­се­ров куль­то­вых ки­но­лент и двух тре­тей на­ших со­оте­че­ствен­ни­ков. «Шам­пан­ское – ма­ги­че­ский на­пи­ток, в нем ис­крит­ся счастье», – влюб­лен­ная в свою ра­бо­ту Оль­га Ве­ни­а­ми-

нов­на зна­ет про ис­то­рию на­пит­ка все и да­же боль­ше. Мы за­во­ро­жен­но хо­дим за ней по по­лу­тем­ным про­хлад­ным под­ва­лам – ты­ся­чи бу­ты­лок в бла­го­род­ной па­у­тине ле­жат и ждут сво­е­го ча­са. В XIX ве­ке шам­пан­ское бы­ло лю­би­мым на­пит­ком мил­ли­о­не­ров, в XX сто­ле­тии ста­ло на­пит­ком мил­ли­о­нов. Эти пу­зырь­ки в са­мом де­ле тво­рят чу­де­са. И ка­жет­ся, что озе­ро Абрау – ла­зур­ное зер­ка­ло, в ко­то­ром от­ра­жа­ют­ся небо и де­ре­вья, – это игра во­об­ра­же­ния. Но оно су­ще­ству­ет! Рас­сып­ча­тый домашний тво­рог на зав­трак, ян­тар­ный джем из аб­ри­ко­сов и виш­ни, све­жай­шие круас­са­ны и кре­пы с ма­ком как дань фран­цуз­ской со­став­ля­ю­щей ме­ста. В на­ча­ле ХХ ве­ка в Абрау-Дюр­со для раз­ви­тия про­из­вод­ства шам­пан­ско­го бы­ли при­гла­ше­ны фран­цуз­ские экс­пер­ты. В част­но­сти, Вик­тор Дра­ви­ньи, ко­то­рый успеш­но ра­бо­тал здесь с 1905 по 1919 год. И сно­ва все сор­та иг­ри­сто­го ви­на во льду! Один гло­ток и даль­ше в путь – по вет­ви­стым сол­неч­ным до­ро­гам к Чер­но­му мо­рю. Его за­пах – йо­да и сча­стья – вле­та­ет в рас­пах­ну­тые ок­на ма­ши­ны. Ле­тишь впе­ред на­пе­ре­гон­ки с чай­ка­ми и фи­зи­че­ски ощу­ща­ешь, что это та­кое – ко­гда про­бле­мы ме­га­по­ли­са оста­лись в пря­мом смыс­ле за ты­ся­чу ки­ло­мет­ров и на­сту­пи­ла нор­маль­ная че­ло­ве­че­ская жизнь. Сбрось­те ско­рость! В по­сел­ке у са­мо­го мо­ря Гай-Код­зор – ар­мян­ская сва­дьба. Гу­ля­ют все! Не про­ехать – не прой­ти, но нам все­та­ки уда­ет­ся. За­гля­нем в пе­кар­ню за тон­ким, как пер­га­мент, ла­ва­шом, оста­но­вим­ся, что­бы со­рвать хур­му пря­мо с де­ре­ва, и спу­стим­ся на бе­рег, к вол­нам. Что­бы по­ки­дать ка­муш­ки и по­ма­хать вслед уплы­ва­ю­ще­му вдаль ры­бац­ко­му суд­ну. Бес­ко­неч­ный пу­стын­ный бе­рег... Сколь­ко стра­стей здесь бу­шу­ет каж­дый лет­ний се­зон, сколь­ко ра­ку­шек вы­лов­ле­но на память, сколь­ко при­зна­ний в люб­ви про­из­не­се­но у скал, сколь­ко ком­по­та из ки­зи­ла вы­пи­то шум­ной ма­лыш­ней! Сей­час тут

ти­ши­на и слы­шен толь­ко раз­го­вор волн с кам­ня­ми. И это пре­крас­но. Мед­лен­но едешь вдоль ви­но­град­ни­ков. И да­же не по­то­му, что имен­но пре­вы­ше­ние ско­ро­сти на мест­ных до­ро­гах – са­мый боль­шой грех с точ­ки зре­ния ку­бан­ских по­ли­цей­ских. А по­то­му, что по­ни­ма­ешь: эти по­ля с ло­зой, каж­дый год от­да­ю­щие все свое бо­гат­ство до по­след­ней кап­ли со­ка, за­слу­жи­ва­ют осо­бо­го ува­же­ния. На ви­но­дельне Гай­Код­зо­ра нас встре­ча­ет ее при­вет­ли­вый хо­зя­ин Эду­ард, че­ло­век с силь­ны­ми ру­ка­ми и по­тря­са­ю­щей ко­жей (мо­жет быть, виноделы уже рас­кро­ют, на­ко­нец, тай­ну, что за бью­ти-ве­ще­ства со­дер­жат­ся в ви­но­гра­де?). Уни­каль­ный тер­ру­ар (го­во­ря по-русски – оп­ти­маль­ное со­от­но­ше­ние поч­вы, солн­ца и т. д.) поз­во­ля­ет вы­ра­щи­вать луч­шие сор­та ви­но­гра­да. На­сколь­ко хва­та­ет глаз – по­ка­тые скло­ны рус­сан­на, ви­о­нье, си­ра, гре­на­ша, маль­бе­ка. Анап­ские зем­ли все­гда поз­во­ля­ли де­лать став­ку на ви­но­де­лие, но толь­ко со­вре­мен­ные, стиль­ные и пра­виль­ные хо­зя­е­ва су­ме­ли в бук­валь­ном смыс­ле «вы­жать» из ви­но­гра­да мак­си­мум. Мест­но­му хо­зяй­ству еще не ис­пол­ни­лось 15 лет, а его ви­на уже вхо­дят в то­пы «сле­пых» де­гу­ста­ций и кон­ку­ри­ру­ют со зна­ме­ни­ты­ми ви­на­ми ми­ра. И пра­виль­но! Учи­лись-то у луч­ших! Ду­хов­ные вдох­но­ви­те­ли и тех­ни­че­ские кон­суль­тан­ты – со­лид­ные фран­цуз­ские виноделы: Ал­эн Дю­га, ко­то­рый ру­ко­во­дит и управ­ля­ет Chateau La Nerthe, и Но­эль Ра­бо, эно­лог и со­вет­ник Chateau La Nerthe. «Ка­кая по­тря­са­ю­щая эко­ло­гия!» – слег­ка оту­пев от пья­ня­ще­го солн­ца, с лег­кой за­ви­стью ко­рен­ная моск­вич­ка про­из­но­сит до­ро­гой ком­пли­мент. Эду­ард про­дол­жа- ет бе­ре­дить ду­шу: «Да, тут все на­ту­раль­ное и есте­ствен­ное. Зна­ешь, как мы опре­де­ля­ем, что мурведр по­спел? Ко­гда ка­ба­ны при­хо­дят из ду­бо­во­го ле­са по со­сед­ству и ла­ко­мят­ся им. Нам не жал­ко!» «Мерси», – го­во­ришь ты тор­гов­ке чур­чхе­лой, и она те­бя по­ни­ма­ет. Вот этот «ку­паж» ку­бан­ско­го с фран­цуз­ским здесь очень ак­туа­лен. Ду­ше­раз­ди­ра­ю­щие рус­ские шля­ге­ры, борщ с чес­но­ком, за­пе­чен­ная в мун­ди­ре кар­тош­ка со шквар­ка­ми, май­ки с ци­та­та­ми Пу­ти­на… И тут же вкус­ней­ший ка­бам­бер и шевр «Леф­ка­дия», отель с ан­ти­квар­ной ме­бе­лью из Па­ри­жа Bristol… Ну и фран­цуз­ские вин­ные экс­пер­ты, юные и со­лид­ные, на боль­ших и не очень ви­но­дель­нях. Со­всем не устав­шие и до­воль­ные, и сы­тые, и за­го­ре­лые мы ночуем в хо­зяй­стве «Се­ми­го­рье». Го­сте­вой до­мик с ок­на­ми в пол уто­па­ет в ку­стах бо­ярыш­ни­ка и пу­ши­стых сос­нах. Рас­свет цве­та «ро­зе» и пе­ре­клич­ка птиц: по­ра вста­вать! На зав­трак огром­ная мис­ка са­ла­та, в ко­то­ром все – от по­ми­до­ров и лу­ка до аро­мат­но­го под­сол­неч­но­го мас­ла – из со­сед­ских хозяйств. Ом­лет из до­маш­них яиц, ва­ре­нье из ин­жи­ра, коп­че­ный су­лу­гу­ни, фо­рель, жа­рен­ная на уг­лях из ясе­ня, кри­сталь­ная ми­не­рал­ка «Се­ми­гор­ская» – все свое, со­сед­ское, род­ное. Вла­де­лец фер­мер­ско­го хо­зяй­ства ви­но­дел Ген­на­дий соб­ствен­но­руч­но пе­ре­ме­ши­ва­ет яб­лоч­ный сидр в огром­ных боч­ках и рас­ска­зы­ва­ет, как ему уда­лось со­здать це­лый проф­со­юз ви­но­де­лов-га­ра­жи­стов. Га­раж­ным на­зы­ва­ют ви­но, про­из­во­ди­мое в ма­лых объ­е­мах из ви­но­гра­да с неболь­ших ма­ло­уро­жай­ных ви­но­град­ни­ков. Осо­бен­но­стью тех­но­ло­гии яв­ля­ет­ся по­вы­шен­ное вни­ма­ние ви­но­де­лов к вы­ра­щи­ва­нию и сбо­ру уро­жая. Бо­кал про­хлад­но­го шар­доне из ду­бо­вой боч­ки под­ни­ма­ем за успех ма­лень­ких на­ту­раль­ных хозяйств. «Кри­зис? Не слы­ша­ли!» – бод­ро улы­ба­ет­ся Ген­на­дий. Бе­лый ав­то­мо­биль (ко­то­рый, кста­ти, так и остал­ся бе­лым и лишь при­пуд­рен пы­лью бла­го­дат­ных по­лей) мчит­ся до­мой. По­за­ди оста­ют­ся пе­ре­черк­ну­тые вы­вес­ки по­сел­ков и го­ро­дов, за каж­дым из ко­то-

Неж­ный ше­пот мо­ря, мяг­кое солн­це, фрук­то­вая на­чин­ка несколь­ких слад­ких дней на юге.

рых своя история: Та­мань, Ана­па, Ге­лен­джик. И, хру­стя соч­ной ку­бан­ской се­ме­рен­ко, ду­ма­ешь: «Жи­вут же лю­ди и ра­ду­ют­ся! Хо­чу, что­бы мы то­же!».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.