за За­му­жем празд­ни­ком

«Вдо­ва» – мрач­ное сло­во. От него ве­ет тра­у­ром и безыс­ход­но­стью. Но бла­го­да­ря од­ной фран­цу­жен­ке «вдо­ва» ста­ла ас­со­ци­и­ро­вать­ся с ра­до­стью и удо­воль­стви­ем. Ни­коль Кли­ко устро­и­ла на­сто­я­щую ре­во­лю­цию в про­из­вод­стве шам­пан­ско­го.

Krestyanka - - люди -

Де­вуш­ка с ха­рак­те­ром

Ма­дам Кли­ко ов­до­ве­ла в 27 лет и до кон­ца жиз­ни не ме­ня­ла сво­е­го се­мей­но­го ста­ту­са. Де­ло не в том, что вдо­ва не бли­ста­ла кра­со­той: с ее ка­пи­та­ла­ми она мог­ла вый­ти за­муж за лю­бо­го. Но ей не был ну­жен муж. Ам­би­ци­оз­ная Кли­ко пре­крас­но чув­ство­ва­ла се­бя в ро­ли гла­вы сво­ей се­мьи и сво­е­го биз­не­са. Ра­ци­о­наль­но рас­по­ря­жа­лась день­га­ми, уме­ла вос­поль­зо­вать­ся успе­хом и по­вер­нуть про­иг­рыш в свою поль­зу. Она бы­ла за­му­жем за сво­им шам­пан­ским, ему по­свя­ща­ла вре­мя и энер­гию, за него рис­ко­ва­ла, им гор­ди­лась, ра­ди него по­ку­па­ла ви­но­град­ни­ки Grand Cru. Она бы­ла со­всем не жен­ствен­ной, не бы­ло в ней лег­ко­мыс­лен­но­сти, спон­тан­но­сти и сен­ти­мен­таль­но­сти, за­то бы­ли праг­ма­тизм, си­ла во­ли, же­лез­ные нер­вы и аб­со­лют­но муж­ской склад ума. Че­ло­век, чьим име­нем на­зва­но изящ­ное и тон­кое шам­пан­ское, не имел ни­че­го об­ще­го с ха­рак­те­ром это­го на­пит­ка. Ей боль­ше бы по­до­шла фа­ми­лия Клич­ко, а не Кли­ко. Ее де­ви­чья фа­ми­лия – Пон­сар­ден. Ни­коль Барб Пон­сар­ден, ба­ро­нес­са во вто­ром по­ко­ле­нии (ти­тул ба­ро­на ее отец, мэр «сто­ли­цы» Шам­па­ни, Рейм­са, по­лу­чил от На­по­лео­на), бы­ла един­ствен­ной на­след­ни­цей при­лич­но­го со­сто­я­ния. В 21 год отец вы­дал ее за­муж за Фран­с­уа Кли­ко, сы­на Фи­лип­па Кли­ко-Му­и­ро­на, ос­но­вав­ше­го в 1772 го­ду ви­но­дель­че­ское пред­при­я­тие. Но про­из­вод­ство шам­пан­ско­го бы­ло не глав­ным и да­ле­ко не са­мым лю­би­мым биз­не­сом Фи­лип­па – вот он и от­дал его сы­ну с невест­кой. Ни­коль про­жи­ла в бра­ке семь лет, ро­ди­ла дочь Кле­мен­ти­ну. Муж ху­до-бед­но про­из­во­дил шам­пан­ское: боль­ших успе­хов не до­бил­ся, но и де­ло, к сча­стью, не за­гу­бил. В 1805 го­ду Фран­с­уа неожи­дан­но умер от ли­хо­рад­ки, а Ни­коль, к изум­ле­нию всей Шам­па­ни, не про­да­ла се­мей­ные ви­но­град­ни­ки, а на­зна­чи­ла са­му

се­бя гла­вой но­вой фир­мы по про­из­вод­ству шам­пан­ско­го. И назва­ние да­ла ей свое: Veuve ClicquotPonsardin.

Не­жен­ское де­ло

На­до за­ме­тить, в те да­ле­кие вре­ме­на ви­но­де­ли­ем за­ни­ма­лись толь­ко муж­чи­ны. И не по­то­му, что они за­ни­ма­лись то­гда во­об­ще все­ми ин­те­рес­ны­ми де­ла­ми, а их же­ны мог­ли рас­по­ря­жать­ся лишь до­маш­ним хо­зяй­ством. Су­ще­ство­ва­ли еще и при­ме­ты, об­щий смысл ко­то­рых сво­дил­ся к то­му, что жен­щи­на лишь вре­дит де­лу и ря­дом с ней ви­но ски­са­ет. Тем не ме­нее Ни­коль Кли­ко все­рьез за­ня­лась про­из­вод­ством шам­пан­ско­го и, пре­зи­рая суе­ве­рия, обо­ру­до­ва­ла се­бе ка­би­нет пря­мо в под­ва­лах, где зре­ло ее ви­но. Несколь­ко лет она ра­бо­та­ла сут­ка­ми, улуч­шая ка­че­ство сво­е­го про­дук­та и «об­ли­зы­вая» кли­ен­тов. Но про­да­вать ви­но ста­но­ви­лось все труд­нее: в Ев­ро­пе шла вой­на, обозы с шам­пан­ским гра­би­ли, да и по­ку­пать его лю­дям бы­ло не на что. Ни­коль Кли­ко рас­сы­ла­ла сво­их под­чи­нен­ных с бу­тыл­ка­ми на­пе­ре­вес по всей Ев­ро­пе, и те пре­зен­то­ва­ли «вдо­вье» шам­пан­ское в до­мах по­бо­га­че. Так, са­мо­му вер­но­му и обо­ро­ти­сто­му ме­не­дже­ру Кли­ко Луи Бонэ уда­лось всу­чить ящик шам­пан­ско­го пред­ста­ви­те­лям цар­ской се­мьи. В Зим­нем двор­це ви­но при­шлось по вку­су, по­это­му его тут же ста­ла за­ка­зы­вать и рус­ская ари­сто­кра­тия. Вско­ре «кли­ков­ское» ста­ло са­мым по­пу­ляр­ным шам­пан­ским в Рос­сии. Соб­ствен­но, дру­го­го здесь прак­ти­че­ски и не пи­ли.

Вдо­ва-кон­тра­бан­дист­ка

Чер­ные вре­ме­на для вдо­вы на­ста­ли в 1812 го­ду. Ко­гда На­по­ле­он вторг­ся в Рос­сию, цар­ским ука­зом бы­ло за­пре­ще­но вво­зить в стра­ну фран­цуз­ское ви­но в бу­тыл­ках. А по­сколь­ку в боч­ках шам­пан­ско­го быть не мо­жет (оно со­зре­ва­ет и пу­зы­рит­ся имен­но в бу­тыл­ках), вдо­ве Кли­ко при­шлось пой­ти на пре­ступ­ле­ние: она ста­ла по­став­лять шам­пан­ское кон­тра­бан­дой – бла­го по­чи­та­те­лей ее ви­на в Рос­сии бы­ло предо­ста­точ­но, и они готовы бы­ли пла­тить за лю­би­мое удо­воль­ствие по­ис­ти­не бас­но­слов­ные сум­мы. И хо­тя кон­тра­банд­ное шам­пан­ское сто­и­ло нема­ло, о «ле­вых» по­став­ках как о пол­но­цен­ной тор­гов­ле го­во­рить бы­ло Кли­ко – хоть и пер­вая, но не един­ствен­ная «шам­пан­ская вдо­ва». Со­рок лет де­ло по­кой­но­го му­жа про­дол­жа­ла Лу­и­за Пом­ме­ри, воз­гла­вив­шая дом Pommery. Она ку­пи­ла 120 из­вест­ня­ко­вых шахт, про­ры­тых под ули­ца­ми Рейм­са еще рим­ски­ми сол­да­та­ми во вре­мя за­во­е­ва­ния Гал­лии. В этих под­ва­лах глу­би­ной 12 мет­ров дер­жа­лась оп­ти­маль­ная для со­зре­ва­ния шам­пан­ско­го влажность и тем­пе­ра­ту­ра. Лу­и­за раз­ме­сти­ла там все свое шам­пан­ское, и ре­зуль­тат ока­зал­ся за­ме­ча­тель­ным. По­сле это­го дру­гие шам­пан­ские дома то­же ста­ли хра­нить бу­тыл­ки в из­вест­ня­ко­вых под­зе­ме­льях. Те­перь под Рейм­сом и Эперне, где рас­по­ло­же­ны штаб-квар­ти­ры круп­ней­ших шам­пан­ских до­мов, на­хо­дят­ся сот­ни ки­ло­мет­ров под­ва­лов, где в тя­же­лых бу­тыл­ках зре­ет тон­кое ви­но. Ко­гда Лу­и­за Пом­ме­ри умер­ла в 1890 го­ду, на ее по­хо­ро­нах в Рейм­се при­сут­ство­ва­ло 20 ты­сяч че­ло­век. Вдо­ва Луи Ро­де­ре­ра, Ка­мил­ла, 43 го­да управ­ля­ла до­мом Louis Roederer. Имен­но ей мир обя­зан по­яв­ле­ни­ем шам­пан­ско­го Cristal, имен­но при ней ви­но от Louis Roederer ста­ло «шам­пан­ским ца­рей»: его лю­би­ли Алек­сандр II, а при Ни­ко­лае II шам­пан­ский дом стал По­став­щи­ком Дво­ра Его Им­пе­ра­тор­ско­го Ве­ли­че­ства.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.