Ин­тер­вью. Лю­ба­ва Греш­но­ва: «В шко­ле ме­ня об­хо­ди­ли сто­ро­ной»

Ак­три­са, став­шая ма­мой в про­шлом го­ду, по­де­ли­лась сек­ре­та­ми се­мей­но­го сча­стья

Lisa  - - CONTENTS -

Ли­за: Вы яв­ля­е­тесь об­ла­да­тель­ни­цей кра­си­во­го име­ни – Лю­ба­ва. В чью честь вас на­зва­ли?

Лю­ба­ва: Ни в чью. Про­сто так по­лу­чи­лось. Моя ба­буш­ка хо­те­ла, что­бы ме­ня на­зва­ли Лю­бой, а ма­ме не нра­ви­лось пол­ное имя – Лю­бовь. Тем бо­лее что со­че­та­ние «Лю­бовь Греш­но­ва» зву­ча­ло бы весь­ма стран­но. (Улы­ба­ет­ся.) То­гда ма­ма на­шла имя «Лю­ба­ва». Это сей­час оно ста­но­вит­ся мод­ным, а то­гда его во­об­ще ни­кто не по­ни­мал. Так что в дет­стве я очень его стес­ня­лась. По­то­му что в шко­ле у всех име­на бы­ли по­про­ще. Но с пер­вым ка­стин­гом я по­ня­ла, что имя – это мое спа­се­ние. По­то­му что оно сра­зу за­по­ми­на­ет­ся и очень вы­ру­ча­ет в про­фес­сии. Прав­да, ни­кто не ве­рит, что оно у ме­ня на­сто­я­щее, от рож­де­ния.

Л.: В шко­ле вас не драз­ни­ли?

Л.: Нет. Я бы­ла са­мая бо­е­вая де­воч­ка в шко­ле. И ме­ня не то, что ни­кто не драз­нил, а да­же об­хо­ди­ли сто­ро­ной. Ува­жа­ли, на­вер­ное. (Сме­ет­ся.)

Л.: Вы дав­но и счаст­ли­во за­му­жем за ак­те­ром Ми­ха­и­лом Пше­нич­ным. В чем, на ваш взгляд, сек­рет счаст­ли­вых от­но­ше­ний?

Л.: На­вер­ное, во вза­им­ном ува­же­нии, а так­же в чув­стве юмо­ра и уме­нии сме­ять­ся вме­сте. По­то­му что лю­бовь – все-та­ки аб­стракт­ное по­ня­тие. Под ней ино­гда под­ра­зу­ме­ва­ет­ся влюб­лен­ность или про­сто сим­па­тия. А ко­гда меж­ду людь­ми есть ува­же­ние, ко­гда им ве­се­ло и ра­дост­но вме­сте, то­гда эти от­но­ше­ния мо­гут су­ще­ство­вать дол­го.

Л.: Да­же лю­бя­щие лю­ди вре­мя от вре­ме­ни ру­га­ют­ся. Рас­ска­жи­те, как вы с Ми­ха­и­лом ми­ри­тесь.

Л.: В на­шей се­мье есть та­кое пра­ви­ло – что бы ни про­изо­шло, мы ни­ко­гда не вы­яс­ня­ем, кто ви­но­ват. Неко­то­рые па­ры за­ча­стую начинают спо­рить, кто прав, а кто – нет, ру­гать­ся. У нас это ис­клю­че­но. Раз уж что-то про­изо­шло, мы ста­ра­ем­ся ре­шить этот во­прос, а по­том об­суж­да­ем, как сде­лать так, что­бы в даль­ней­шем по­доб­но­го не про­ис­хо­ди­ло.

Л.: Ни­кто не на­чи­на­ет оби­жать­ся?

Л.: Я на­чи­наю. Но мне очень по­вез­ло с му­жем. Ми­ха­ил – иде­аль­ный су­пруг, ко­то­рый уме­ет сгла­дить лю­бой кон­фликт. И по­это­му мне про­ще. Но опять-та­ки это во­прос ува­же­ния. Я из­на­чаль­но уви­де­ла в Ми­ше не толь­ко то, что он ме­ня лю­бит, но и то, что он ме­ня ува­жа­ет. Он ни­ко­гда не по­вы­сит на ме­ня го­лос, ни­ко­гда не оскор­бит и так да­лее. Ми­ша он очень спо­кой­ный, муд­рый че­ло­век.

Л.: А ес­ли вы ре­ши­ли снять­ся в ка­ком-то филь­ме, а Ми­ха­ил про­тив?

Л.: Та­кое бы­ва­ет. Я ру­га­юсь, пла­чу, оби­жа­юсь, но по­том по­ни­маю, что он был прав. По­то­му что в 99 про­цен­тах слу­ча­ев это дей­стви­тель­но так. Прав­да, мне, как жен­щине эмо­ци­о­наль­ной и сво­бо­до­лю­би­вой, ино­гда слож­но это при­знать. И за­ча­стую бы­ва­ет так – день или два я оби­жа­юсь, а по­том все рав­но го­во­рю: «Да, ко­неч­но, ты был прав. И я сра­зу это по­ня­ла». (Улы­ба­ет­ся.)

Л.: В про­шлом го­ду у вас ро­дил­ся сын. Как из­ме­ни­лась ва­ша жизнь?

Л.: Как го­во­рит муж, со­вер­шен­но непо­нят­но, как мы жи­ли без него! Ка­жет­ся, что он был все­гда. Мы, ко­неч­но, ис­пы­ты­ва­ем со­сто­я­ние без­гра­нич­ной ра­до­сти, зна­ко­мое, как я ду­маю, всем ро­ди­те­лям. Но при этом по­яви­лось и чув­ство от­вет­ствен­но­сти – за ма­лень­ко­го че­ло­веч­ка, ко­то­рый нам до­ро­же все­го на све­те. По­это­му нам при­хо­дит­ся быть в ты­ся­чу раз ак­тив­нее, муд­рее, со­об­ра­зи­тель­нее. И по­сто­ян­но раз­ви­вать се­бя, по­то­му что вос­пи­ты­вать ре­бен­ка мож­но толь­ко сво­им при­ме­ром. Мы ста­ра­ем­ся ра­бо­тать над со­бой. Кста­ти, имен­но у сы­на я сей­час учусь – его тер­пи­мо­сти, ис­крен­но­сти, аб­со­лют­ной люб­ви и доб­ро­те. Ведь ря­дом с та­ким ма­лень­ким ис­крен­ним че­ло­веч­ком хо­чет­ся ста­но­вить­ся толь­ко луч­ше и луч­ше.

Л.: К сло­ву, хо­ти­те ли еще де­тей?

Л.: Ко­неч­но, хо­тим. И не од­но­го. А даль­ше уже как Бог даст. Слож­но что-ли­бо пла­ни­ро­вать. Все­та­ки я счи­таю, что де­ти да­ют­ся Бо­гом. То­гда, ко­гда нуж­но, и то­му, ко­му нуж­но. Так что мы про­сто бу­дем ждать, что­бы это чу­до как мож­но ско­рее слу­чи­лось с на­ми сно­ва.

Кадр из се­ри­а­ла «Екатерина. Вз­лет»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.