Му­че­ник ре­жи­ма,

Или Как пре­да­те­ля сде­ла­ли ге­ро­ем

Literaturnaya Gazeta - - ОБЩЕСТВО - Ан­дрей Симонов, Жу­ков­ский, Мос­ков­ская об­ласть

Сей­час очень много го­во­рят и пи­шут о ре­а­би­ли­та­ции фа­шист­ских по­соб­ни­ков на Укра­ине и при этом упор­но не за­ме­ча­ют ана­ло­гич­но­го про­цес­са у нас.

Бо­лее 20 лет на­зад уехав из Кур­ска, я тем не ме­нее со­хра­нил тес­ные свя­зи с род­ным для меня го­ро­дом и при каж­дом ви­зи­те в него ста­ра­юсь най­ти вре­мя по­бро­дить по зна­ко­мым ули­цам. В кон­це фев­ра­ля, про­гу­ли­ва­ясь с су­пру­гой по Са­до­вой ули­це, узнал о су­ще­ство­ва­нии Ли­те­ра­тур­но­го му­зея Кур­ской об­ла­сти. В це­лом му­зей оправ­дал мои ожи­да­ния – экс­по­зи­ция ин­те­рес­ная и по­зна­ва­тель­ная, сде­ла­на с лю­бо­вью к сво­е­му краю. Всё хо­ро­шо, но один мо­мент ис­пор­тил эту бла­гост­ную кар­ти­ну…

В за­ле, рас­ска­зы­ва­ю­щем о по­сле­во­ен­ных кур­ских пи­са­те­лях, уви­дел стенд, по­свя­щён­ный Бо­ри­су Пла­то­но­ви­чу Юр­ке­ви­чу (бо­лее из­вест­но­му под псев­до­ни­мом Ба­ши­лов). Я ра­нее никогда о нём не слы­шал и по­это­му с ин­те­ре­сом озна­ко­мил­ся с ма­те­ри­а­ла­ми. Неко­то­рое удив­ле­ние вы­звал тот факт, что этот пи­са­тель, жив­ший пе­ред вой­ной в Кур­ске, умер 2 ян­ва­ря 1970 го­да в Бу­энос-Ай­ре­се.

Экс­кур­со­вод на мой недо­умён­ный вопрос: «А как он там ока­зал­ся?» от­ве­ти­ла: «Он же был жур­на­ли­стом и много пу­те­ше­ство­вал. Вот и остал­ся жить в Ар­ген­тине…» В та­кую вер­сию со­бы­тий мог по­ве­рить толь­ко че­ло­век, аб­со­лют­но не зна­ю­щий ис­то­рию сво­ей стра­ны. Бла­го­да­ря ин­тер­не­ту я всё же узнал, ка­ким об­ра­зом ку­ря­нин Ни­ко­лай Юр­ке­вич ока­зал­ся жи­те­лем да­лё­кой Ар­ген­ти­ны. По­пав в ок- тяб­ре 1941 го­да под Вязь­мой в немец­кий плен, он пе­ре­шёл на сто­ро­ну вра­га и на­чал со­труд­ни­чать с гит­ле­ров­ца­ми! Вот как он сам пи­шет об этом:

«О су­ще­ство­ва­нии РОНА я узнал в 1942 го­ду вес­ной, ко­гда был вы­пу­щен нем­ца­ми из ла­ге­ря во­ен­но­плен­ных и от­прав­лен ра­бо­тать в про­па­ган­ду «Б»… – глав­ный ор­ган немец­кой во­ен­ной про­па­ган­ды на цен­траль­ном участ­ке Во­сточ­но­го фрон­та. По за­мыс­лам нем­цев про­па­ган­да «Б» по­сле взя­тия Моск­вы долж­на бы­ла за­ме­нить со­бой цен­траль­ные ор­га­ны боль­ше­вист­ской про­па­ган­ды».

Это ци­та­та из ста­тьи са­мо­го Б.П. Ба­ши­ло­ва «Прав­да о бри­га­де Ка­мин­ско­го», опуб­ли­ко­ван­ной в рус­ской эми­грант­ской га­зе­те «На­ша стра­на», вы­хо­дя­щей в Бу­энос-Ай­ре­се (№ 152 от 13 де­каб­ря 1952 го­да).

По­сле раз­гро­ма гит­ле­ров­ской Гер­ма­нии, ко­то­рой Юр­ке­вич пре­дан­но слу­жил в те­че­ние трёх лет, он ока­зал­ся в ре­па­три­а­ци­он­ном ла­ге­ре для во­ен­но­плен­ных в аме­ри­кан­ской ок­ку­па­ци­он­ной зоне. По­сле че­го остал­ся жить в Мюн­хене под фа­ми­ли­ей Та­мар­цев, а в 1948 го­ду пе­ре­ехал в Ар­ген­ти­ну уже под фа­ми­ли­ей Ба­ши­лов. Не пу­те­ше­ство­вал он по ми­ру как жур­на­лист, а сбе­жал в Ар­ген­ти­ну как фа­шист­ский при­хво­стень!

И вот ка­кие мыс­ли не да­ют мне те­перь по­коя.

В 1941 го­ду в немец­кий плен по­па­ли два кур­ских пи­са­те­ля – Кон­стан­тин Во­ро­бьёв и Бо­рис Юр­ке­вич. Во­ро­бьёв два го­да про­вёл в нече­ло­ве­че­ских усло­ви­ях в конц­ла­ге­рях, со вто­рой по­пыт­ки бе­жал из пле­на и про­дол­жил ВОЕВАТЬ С ВРАГОМ в пар­ти­зан­ском от­ря­де. Юр­ке­ви­ча гит­ле­ров­цы «вы­пу­сти­ли» (как он сам пи­шет об этом) из конц­ла­ге­ря, и он на­чал СО­ТРУД­НИ­ЧАТЬ С ВРАГОМ.

А се­го­дня в за­лах Ли­те­ра­тур­но­го му­зея Кур­ской об­ла­сти экс­по­зи­ции, рас­ска­зы­ва­ю­щие об этих двух лю­дях, рас­по­ло­же­ны в со­сед­них за­лах! Не­уже­ли пат­ри­от Кон­стан­тин Дмит­ри­е­вич Во­ро­бьёв за­слу­жил та­кую «честь»? Не­уже­ли пре­да­тель сво­ей Ро­ди­ны Юр­ке­вич до­сто­ин пра­ва да­же быть упо­мя­ну­тым в экс­по­зи­ции му­зея?

С прось­бой от­ве­тить на эти во­про­сы я на­пи­сал пись­ма в Ли­те­ра­тур­ный му­зей – фи­ли­ал Кур­ско­го об­ласт­но­го кра­е­вед­че­ско­го му­зея, гу­бер­на­то­ру Кур­ской об­ла­сти, гла­ве ад­ми­ни­стра­ции го­ро­да и в об­ласт­ной совет ве­те­ра­нов. Бла­го­да­ря при­вле­че­нию та­кой «тя­жё­лой ар­тил­ле­рии» вопрос был ре­шён. Вско­ре я по­лу­чил от­вет от ди­рек­то­ра Кур­ско­го об­ласт­но­го кра­е­вед­че­ско­го му­зея И.В. Ло­та­шо­вой. Стенд, со­об­щи­ла она, снят.

То есть стенд быст­рень­ко убра­ли во из­бе­жа­ние скан­да­ла, но в мозг ах ку­рян остал­ся об­раз­му­че ни­ка–пи­са­те­ля Бо­рис а Юр­ке ви­ча,соз дан­ный мест­ной пе­ча­тью. Мо­жет, всё же сто­ит рас­ста­вить точ­ки на­дiи рас­ска­зать всю прав­ду о его жиз­ни? Уве­рен, это по­слу­жит хо­ро­шим уро­ком для всех, кто про­во­дит «тихую ре­а­би­ли­та­цию» вла­сов­цев и дру­гих на­цист­ских по­соб­ни­ков. P.S. В кур­ской прес­се ста­тьи о Ба­ши­ло­ве-Юр­ке­ви­че вы­хо­ди­ли не раз. Дом, в ко­то­ром он жил, счи­та­ет «Кур­ская прав­да» («А в Ар­ген­тине – не за­бы­ли...», 14.09.2009), «дол­жен бы стать од­ной из ви­зит­ных кар­то­чек куль­ту­ры и ду­хов­но­сти ре­ги­о­на», а ис­то­рия жиз­ни «ши­ро­ко из­вест­но­го в рус­ском за­ру­бе­жье, а те­перь и в Рос­сии пи­са­те­ля Бо­ри­са Ба­ши­ло­ва (Юр­ке­ви­ча), несо­мнен­но, до­стой­на то­го, что­бы о ней знать и пом­нить» («Всем бу­рям и вет­рам на­зло...», 25.06.2011).

Что ж, знать об этой ис­то­рии дей­стви­тель­но на­до. Что­бы нена­ро­ком не при­чис­лить к бор­цам со ста­лин­ским ре­жи­мом пре­да­те­лей, бо­ров­ших­ся с ним в од­ном ря­ду с фа­ши­ста­ми.

Бе­жав из пле­на, сно­ва в бой

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.