Цен­зу­ра про­тив Ев­ге­ния Ев­ту­шен­ко

Из по­лу­свет­ской хро­ни­ки

Literaturnaya Gazeta - - ЛИТЕРАТУРА - Игорь Вол­гин, пи­са­тель, пре­зи­дент Фон­да До­сто­ев­ско­го Па­мя­ти Евг. Ев­ту­шен­ко

Мне по­зво­ни­ли из те­ат­раль­но­го агент­ства «Арт-Парт­нёр XXI» и са­мым веж­ли­вым об­ра­зом по­про­си­ли вы­сту­пить 15 мая в Те­ат­ре им. Ма­я­ков­ско­го – на ве­че­ре па­мя­ти Ев­ге­ния Ев­ту­шен­ко.

Ко­неч­но, я по­чёл сво­им дол­гом ска­зать несколь­ко слов о че­ло­ве­ке, ко­то­ро­го лю­бил и с ко­то­рым бо­лее по­лу­ве­ка был дру­жен, о по­эте, сыг­рав­шем ис­клю­чи­тель­ную роль в судь­бах мо­е­го по­ко­ле­ния. Прав­да, несколь­ко сму­ща­ла объ­яв­лен­ная сто­и­мость би­ле­тов – от 5 тыс. до 8 тыс. руб­лей – оче­вид­но, не вполне до­ступ­ных для той мас­со­вой ауди­то­рии, к ко­то­рой обыч­но об­ра­щал­ся Ев­ту­шен­ко. По­эт – не при­ма-ба­ле­ри­на, но, ви­ди­мо, у ор­га­ни­за­то­ра ве­че­ра – ге­не­раль­но­го про­дю­се­ра Лео­ни­да Ро­бер­ма­на – име­лись выс­шие со­об­ра­же­ния на этот счёт.

На сце­ну Те­ат­ра Ма­я­ков­ско­го вы­хо­ди­ли весь­ма до­стой­ные лю­ди: И. Коб­зон, В. Еро­фе­ев, Д. Ха­ра­тьян, А. Шир­виндт, К. Ор­ба­кай­те, З. Богуславская, В. Ан­дре­ев, В. Гафт… Каж­до­му из них по окон­ча­нии их вы­ступ­ле­ния ми­лая дев­чуш­ка вру­ча­ла скром­ный бу­ке­тик роз.

Настал мой че­рёд – я про­чи­тал сти­хи Е.А., вспом­нил несколь­ко до­ро­гих для ме­ня эпи­зо­дов и мель­ком, в по­луфра­зе, про­ци­ти­ро­вал сло­ва Же­ни (кста­ти, неод­но­крат­но им по­вто­рён­ные –и в раз­го­во­рах со мной, и пуб­лич­но), что «об­раз Ев­ту­шен­ко», ка­ко­вым он пред­став­лен в из­вест­ном се­ри­а­ле, на­по­ми­на­ет ему неко­е­го ду­рач­ка (Же­ня вы­ра­жал­ся бо­лее опре­де­лён­но).

В ту же ми­ну­ту на экране за мо­ей спи­ной, за­глу­шая даль­ней­шую речь, по­шёл гром­кий ви­део­ряд. А на сце­ну вы­бе­жа­ла упо­мя­ну­тая дев­чуш­ка с бу­ке­том, лю­без­но да­вая по­нять, что моя мис­сия до­сроч­но за­вер­ше­на. Ра­зу­ме­ет­ся, я был, как ска­зал бы До­сто­ев­ский, несколь­ко фрап­пи­ро­ван та­ким ре­при­ман­дом. Од­на­ко теп­ло под­дер­жан­ный зри­те­ля­ми, всё-та­ки до­вёл свой спич до кон­ца.

В жиз­ни мне до­во­ди­лось вы­сту­пать на сот­нях раз­ных пло­ща­док. Но, при­знать­ся, с та­ким гу­стоп­со­вым хам­ством я столк­нул­ся в пер­вый (и, на­де­юсь, в по­след­ний) раз. По су­ти, это бы­ла по­пыт­ка по­смерт­ной цен­зу­ры – тем бо­лее оскор­би­тель­ная, что по­кой­ный по­эт уже не имел воз­мож­но­сти за­щи­тить се­бя от но­вей­ших ун­тер-при­ши­бе­ев­ских при­ё­мов.

Жал­кий ле­пет про­дю­се­ра Л. Ро­бер­ма­на, что я-де оби­дел «ак­тё­ра Фи­лип­па» (об ак­тё­ре меж­ду тем не бы­ло ска­за­но ни сло­ва!), лишь укре­пи­ли ме­ня в на­ме­ре­нии не иметь де­ло с ука­зан­ным внес­це­ни­че­ским пер­со­на­жем (то есть г-ном Ро­бер­ма­ном) и предо­сте­речь кол­лег от по­доб­ных ис­ку­ше­ний.

«Ес­ли кто-ни­будь сза­ди плю­нет на моё пла­тье, – за­ме­тил од­на­жды Пуш­кин, – так это де­ло ка­мер­ди­не­ра – вы­чи­стить пла­тье, а не моё». По­до­зре­ваю, что про­дю­сер Ро­бер­ман неду­элеспо­со­бен, а ка­мер­ди­не­ра, к со­жа­ле­нию, у ме­ня нет.

Ни­же мы пуб­ли­ку­ем сти­хо­тво­ре­ние Иго­ря Вол­ги­на, про­чи­тан­ное им на ве­че­ре 15 мая в Те­ат­ре Ма­я­ков­ско­го. Мы, ко­неч­но,

в этом непо­вин­ны – про­сто в мае, в некое чис­ло – ров­но на твои со­ро­ко­ви­ны – всю сто­ли­цу сне­гом за­нес­ло.

Как не уза­ко­нен­ные ГОСТом ан­ге­лы, бе­гу­щие от стуж, за­кру­жи­лись хло­пья

над по­го­стом, чтоб при­нять ещё од­ну из душ.

Мо­жет, в рай бла­жен­ные

и вни­дут, про­тру­бят ар­хан­ге­лы от­бой, толь­ко сне­ги бе­лые всё идут, как и бы­ло ска­за­но то­бой.

И на­век твои сме­жая ве­ки, над стра­ной, не ве­да­ю­щей нег, идут при­позд­нив­ши­е­ся сне­ги, слов­но пер­вый, са­мый чи­стый снег.

Е. Ев­ту­шен­ко и И. Вол­гин: двум твор­че­ским лю­дям все­гда бы­ло о чём по­го­во­рить

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.