Про­ро­че­ства и ошиб­ки Геор­гия Пле­ха­но­ва

Кем был ос­но­во­по­лож­ник рус­ско­го марк­сиз­ма

Literaturnaya Gazeta - - НАСТОЯЩЕЕ ПРОШЛОЕ -

Кто они, глав­ные ге­рои Ве­ли­кой рус­ской ре­во­лю­ции, ока­зав­шей столь бес­пре­це­дент­ное вли­я­ние на судь­бу ми­ра? Боль­шое, го­во­рил по­эт, ви­дит­ся на рас­сто­я­нии: ми­нув­шее сто­ле­тие поз­во­ля­ет мно­гое пе­ре­осмыс­лить, оце­нить зна­чи­мость каж­до­го из них, удо­сто­ве­рить­ся в ре­а­ли­стич­но­сти или уто­пич­но­сти их за­мыс­лов, пра­во­мер­но­сти дей­ствий, све­рить с тем, что про­изо­шло поз­же. Пер­вый рас­сказ – о Геор­гии Пле­ха­но­ве. Что зна­ет ны­неш­нее мо­ло­дое по­ко­ле­ние о Геор­гии Ва­лен­ти­но­ви­че Пле­ха­но­ве? Раз­ве лишь то, что в Москве есть эко­но­ми­че­ский вуз, но­ся­щий его имя, – Плеш­ка. А ведь по­нять смысл со­бы­тий 17-го го­да и их ис­то­ки невоз­мож­но без зна­ком­ства с этой уди­ви­тель­ной лич­но­стью. Без Пле­ха­но­ва не бы­ло бы и Ле­ни­на, а ста­ло быть, всей мно­го­стра­даль­ной, но и ве­ли­че­ствен­ной ис­то­рии на­ше­го го­су­дар­ства. Тес­ный со­юз Пле­ха­но­ва и Ле­ни­на, прав­да, под ко­нец усту­пил ме­сто про­ти­во­бор­ству. Чья сто­ро­на взя­ла верх, из­вест­но. А вот кто был прав – до сих пор под во­про­сом.

Учи­тель и уче­ни­ки

Судь­ба каж­до­го ре­во­лю­ци­о­не­ра дра­ма­тич­на, и Пле­ха­нов – не ис­клю­че­ние. Вы­хо­дец из дво­рян­ско­го ро­да, ещё бу­дучи сту­ден­том, бро­сил вы­зов пра­вя­ще­му мо­нар­хи­че­ско­му ре­жи­му, стал од­ним из ли­де­ров на­род­ни­ков. Он всту­пил в ор­га­ни­за­цию «Зем­ля и во­ля», а за­тем воз­гла­вил «Чёр­ный пе­ре­дел» – тай­ное об­ще­ство, имев­шее це­лью экс­про­при­а­цию круп­ных зе­мель­ных соб­ствен­ни­ков в поль­зу кол­лек­тив­но­го об­щин­но­го вла­де­ния, то есть по­стро­е­ния кре­стьян­ско­го со­ци­а­лиз­ма.

Ле­том 1876 го­да мать Пле­ха­но­ва, опа­са­ясь­за­судь­бу 19-лет­не­го сы­на (род. 11 де­каб­ря 1856 г.), умо­ля­ла Геор­гия оду­мать­ся. Он пы­тал­ся объ­яс­нить ей, что его ре­ше­ние бы­ло ло­ги­че­ским след­стви­ем той при­вер­жен­но­сти ис­тине и спра­вед­ли­во­сти, ко­то­рую она са­ма ему вну­ши­ла. Обес­ку­ра­жен­ная от­ве­том, она лишь про­шеп­та­ла: «Но ты же по­гиб­нешь…» Он спро­сил: «А что ес­ли бы все так рас­суж­да­ли?»

Его за­жи­га­тель­ные ре­чи (за ним проч­но за­кре­пи­лась клич­ка Ора­тор) и яр­кие об­ли­чи­тель­ные ста­тьи при­влек­ли вни­ма­ние цар­ской охран­ки. При­шлось пе­рей­ти в под­по­лье. Он спал с ре­воль­ве­ром под по­душ­кой, учил­ся вла­деть ка­сте­том и кин­жа­лом, жил по чу­жим пас­пор­там. Но слеж­ка воз­рас­та­ла. В 1880-м сво­бо­до­лю­бец под угрозой неми­ну­е­мой ка­тор­ги был вы­нуж­ден по­ки­нуть Ро­ди­ну.

На­хо­дясь в эми­гра­ции, он по­сте­пен­но пе­ре­хо­дит на по­зи­ции марк­сиз­ма и в 1883 го­ду в Же­не­ве ос­но­вы­ва­ет первую рос­сий­скую марк­сист­скую ор­га­ни­за­цию «Осво­бож­де­ние тру­да», со­зда­ёт «Со­юз рус­ских со­ци­ал-де­мо­кра­тов за гра­ни­цей». Он уже ис­хо­дит из то­го, что Рос­сия вста­ла на путь ка­пи­та­ли­сти­че- ско­го раз­ви­тия и тео­рия Марк­са для неё вполне под­хо­дит. Он пи­шет ряд книг, из­ла­гав­ших марк­сизм при­ме­ни­тель­но к Рос­сии. В их чис­ле «Со­ци­а­лизм и по­ли­ти­че­ская борь­ба» (1883), «На­ши раз­но­гла­сия» (1885). До­ка­зы­ва­ет, что ре­ша­ю­щей си­лой гря­ду­щей ре­во­лю­ции явит­ся не кре­стьян­ство, а про­ле­та­ри­ат, вы­дви­га­ет за­да­чу со­зда­ния ра­бо­чей со­ци­а­ли­сти­че­ской пар­тии в стране. Его тру­ды по фи­ло­со­фии, со­цио­ло­гии, куль­ту­ре и ис­то­рии об­ще­ствен­ной мыс­ли рас­про­стра­ня­ют­ся в Рос­сии. Глу­бо­кие тео­ре­ти­че­ские идеи об­ле­ка­ют­ся в яр­кую ли­те­ра­тур­ную фор­му. Пле­ха­нов ста­но­вит­ся вла­сти­те­лем ре­во­лю­ци­он­но-де­мо­кра­ти­че­ских дум.

То­гда со­сто­я­лась его встре­ча с Ф. Эн­гель­сом, ко­то­рый вы­со­ко оце­нил ра­бо­ту мо­ло­до­го ре­во­лю­ци­о­не­ра по про­па­ган­де марк­сиз­ма и пе­ре­во­ду ря­да про­из­ве­де­ний на рус­ский язык. По­сле ор­га­ни­за­ции в 1889 го­ду II Ин­тер­на­ци­о­на­ла Пле­ха­нов ста­но­вит­ся од­ним из его во­ждей. В чис­ле его ду­хов­ных вос­пи­тан­ни­ков Ле­нин. Они вме­сте учре­жда­ют и ру­ко­во­дят га­зе­той «Ис­кра», го­то­вят II съезд РСДРП.

Пле­ха­нов ду­мал, что по­ки­да­ет Рос­сию на несколь­ко недель или ме­ся­цев, а смог воз­вра­тить­ся до­мой лишь спу­стя 37 лет – по­сле Февраль­ской ре­во­лю­ции. К то­му мо­мен­ту он дав­но уже кон­флик­ту­ет с боль­ше­ви­ка­ми и не при­ни­ма­ет Ок­тябрь­скую ре­во­лю­цию, счи­тая её преж­де­вре­мен­ной. «Рус­ская ис­то­рия, – го­во­рит он, – ещё не смо­ло­ла той му­ки, из ко­то­рой со вре­ме­нем будет ис­пе­чён пше­нич­ный пи­рог со­ци­а­лиз­ма». А по­то­му: «Дей­ствия боль­ше­ви­ков крас­но­ре­чи­во до­ка­зы­ва­ют, что го­ре от ума – не их го­ре».

Отверг­ну­тый но­вы­ми вла­стя­ми, Пле­ха­нов ока­зы­ва­ет­ся не у дел, его одо­ле­ва­ют на­коп­лен­ные бо­лез­ни. 30 мая 1918 го­да в воз­расте 61 го­да ос­но­во­по­лож­ник рус­ско­го марк­сиз­ма ухо­дит из жиз­ни. Его гроб со­про­вож­да­ли мно­гие тысячи лю­дей, но боль­ше­ви­ки в тра­ур­ной це­ре­мо­нии не участ­во­ва­ли. Бли­жай­ший друг по­кой­но­го Лев Дейч, ко­то­рый вхо­дил в ру­ко­вод­ство груп­пы «Осво­бож­де­ние тру­да», про­ща­ясь с ним у мо­ги­лы, ска­зал: «У Хри­ста был один толь­ко Иу­да, а сре­ди уче­ни­ков Пле­ха­но­ва их бы­ло мно­го».

При всём непри­я­тии Пле­ха­но­ва в по­след­ний пе­ри­од его жиз­ни Ле­нин в 1921 го­ду при­зна­вал: «Нель­зя стать со­зна­тель­ным, на­сто­я­щим ком­му­ни­стом без то­го, что­бы изу­чать – имен­но изу­чать – всё, на­пи­сан­ное Пле­ха­но­вым по фи­ло­со­фии, ибо это луч­шее во всей меж­ду­на­род­ной ли­те­ра­ту­ре марк­сиз­ма».

Ле­нин – лич­ная ошиб­ка

В «По­ли­ти­че­ском за­ве­ща­нии» Пле­ха­но­ва (о под­лин­но­сти ко­то­ро­го вы­ска­зы­ва­ют­ся со­мне­ния) го­во­рит­ся: «В сво­ей жиз­ни я, как и каж­дый че­ло­век, со­вер­шил нема­ло оши­бок. Но моя глав­ная, непро­сти­тель­ная ошиб­ка – это Ле­нин. Я недо­оце­нил его спо­соб­но­стей, не рас­смот­рел его ис­тин­ных це­лей и фа­на­ти­че­ской це­ле­устрем­лён­но­сти, снис­хо­ди­тель­но и иро­нич­но от­но­сил­ся к его мак­си­ма­лиз­му. Я ввёл Ле­ни­на в круг из­вест­ных и вли­я­тель­ных со­ци­ал-де­мо­кра­тов, опе­кал его, ока­зы­вал все­сто­рон­нюю по­мощь и тем са­мым поз­во­лил твёр­до встать на но­ги. Боль­ше то­го: в 1903 го­ду на съез­де РСДРП в спо­ре Ле­ни­на с Мар­то­вым я под­дер­жал Ле­ни­на, что в ито­ге при­ве­ло к рож­де­нию боль­ше­виз­ма. То­гда мне ка­за­лось, что по­сте­пен­но я смо­гу смяг­чить по­зи­цию Ле­ни­на, по­вли­ять в нуж­ном на­прав­ле­нии на Мар­то­ва и тем со­хра­нить един­ство пар­тии. Но очень ско­ро я по­нял, что един­ство невоз­мож­но, по­то­му что всё, что не по Ле­ни­ну, – не име­ло пра­ва на су­ще­ство­ва­ние». На шут­ли­вое за­ме­ча­ние ли­де­ра ав­стрий­ских со­ци­ал-де­мо­кра­тов В. Ад­ле­ра об «от­цов­стве Пле­ха­но­ва в от­но­ше­нии Ле­ни­на» Геор­гий Ва­лен­ти­но­вич от­ве­тил: «Ес­ли и сын, то, оче­вид­но, неза­кон­ный».

Про­ти­во­сто­я­ние Пле­ха­но­ва с Ле­ни­ным уси­ли­ва­ет­ся в 1914 го­ду с на­ча­лом ми­ро­вой вой­ны. Ле­нин ра­ту­ет за её пре­вра­ще­ние в вой­ну граж­дан­скую. Пле­ха­нов счи­та­ет, что ра­бо­че­му клас­су и кре­стьян­ству сле­ду­ет под­дер­жать бур­жу­а­зию и вла­сти в борь­бе с Гер­ма­ни­ей и её со­юз­ни­ка­ми. Боль­ше­ви­ки раз­вёр­ты­ва­ют кри­ти­ку по­ли­ти­ки «обо­рон­че­ства» и «со­ци­ал-шо­ви­низ­ма». Дру­гая сто­ро­на на­зы­ва­ет их «по­ра­жен­ца­ми». Со вре­ме­нем стра­сти на­ка­ля­ют­ся до пре­де­ла.

«Орёл с по­тух­шим взо­ром»

Куль­ми­на­ци­он­ный мо­мент в борь­бе Пле­ха­но­ва с Ле­ни­ным на­чал­ся по­сле Фев­ра­ля 1917 го­да. Отре­че­ние от пре­сто­ла Ни­ко­лая II и при­ход к вла­сти Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства за­ста­ют его и Ле­ни­на за ру­бе­жом. Они, как и сот­ни дру­гих по­лит­эми­гран­тов, тот­час же ре­ши­ли вер­нуть­ся в Рос­сию. С раз­ни­цей в несколь­ко дней их обо­их с по­че­стя­ми встре­ча­ют на Фин­лянд­ском вок­за­ле в Пет­ро­гра­де ру­ко­во­ди­те­ли ре­во­лю­ци­он­ных пар­тий и тол­пы лю­дей. Ле­нин вско­ре вы­сту­пил с «Апрель­ски­ми те­зи­са­ми», при­зы­вая к пе­ре­рас­та­нию бур­жу­аз­но-де­мо­кра­ти­че­ской ре­во­лю­ции в ре­во­лю­цию со­ци­а­ли­сти­че­скую. По это­му во­про­су в сре­де со­ци­ал-де­мо­кра­тов раз­вер­ну­лась ост­рая по­ли­ти­че­ская борь­ба, осо­бо ак­тив­ным был Пле­ха­нов.

В ста­тье «О те­зи­сах Ле­ни­на и о том, по­че­му бред бы­ва­ет под­час ин­те­ре­сен» он пи­сал: «Ес­ли ка­пи­та­лизм ещё не до­стиг в дан­ной стране той выс­шей сво­ей сту­пе­ни, на ко­то­рой он де­ла­ет­ся пре­пят­стви­ем для раз­ви­тия её про­из­во­ди­тель­ных сил, то неле­по звать ра­бо­чих, го­род­ских и сель­ских, и бед­ней­шую часть кре­стьян­ства к его низ­вер­же­нию… не ме­нее неле­по звать их к за­хва­ту по­ли­ти­че­ской вла­сти». Пле­ха­нов срав­нил Ле­ни­на с па­ци­ен­та­ми че­хов­ской па­ла­ты №6, с го­го­лев­ским су­ма­сшед­шим По­при­щи­ным, на­бро­сав

стро­ки: «Чис­ла не пом­ню. Ме­ся­ца то­же не бы­ло. Бы­ло чёрт зна­ет что та­кое».

Счи­тая се­бя не мень­шим, чем Пле­ха­нов, тео­ре­ти­ком и

Геор­гий Пле­ха­нов неза­дол­го до отъ­ез­да в Рос­сию. Швей­ца­рия, 1917 год

Сво­бо­до­лю­би­вый Ора­тор

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.