Ата­ка стро­чек ру­шит пу­сто­ту

Literaturnaya Gazeta - - КЛУБ СТУЛЬЕВ -

го­ри, как буд­то ни­че­го не ждёшь. Го­ри на­встре­чу сос­нам, об­ла­кам, по­лям ла­ван­до­вым, оран­же­вым пес­кам. Го­ри! Вос­пла­ме­ней, за­по­лы­хай! Сго­рят лох­мо­тья, ссы­пет­ся тру­ха, оста­нет­ся ос­но­ва, ось, яд­ро.

Как буд­то ты с ру­би­на­ми вед­ро – го­ри! Весь смысл в этом – уди­вись. Го­ри, как буд­то это твой де­виз. Пусть ру­шит­ся фун­да­мент, ко­ли худ. Пусть вид­но будет да­ле­ко ввер­ху, как ты пы­ла­ешь. Смей­ся и пля­ши! Го­ри до си­них ине­ем вер­шин!

Го­ри во имя и на­пе­ре­кор.

Го­ри за­кат­ной ог­нен­ной ре­кой. Го­ри не по­че­му-то, не из-за.

Го­ри, по­сколь­ку не го­реть нель­зя. и скрип­нет по­дош­ва ат­лан­та, ко­то­рый под­нял­ся с кор­тов, и небо те­перь да­ле­че, чем бы­ло до.

Я не ве­рил в спо­соб­но­сти бо­га к де­ле­нию, но те­перь на­пло­ди­ли кре­стов, и я ве­рю в то.

Ма­ма, про­сти, но мне неку­да боль­ше ста­реть. Та­кая судь­ба, да­же гром­че: та­кой вот рок. Де­вя­но­стые, ну­ле­вые, мне два­дцать: пер­вая се­ди­на, си­ние ве­ны, се­рые сте­ны.

Хлоп. А под утро вер­нуть­ся бо­сым, на­сле­див в ко­ри­до­ре пу­стом.

Кап­ли кро­ви не ста­нут ви­ном. Кто-то дол­жен быть най­ден уби­тым. Пом­ни: Стая пре­вы­ше все­го. Оди­ноч­ки не вы­жи­вут здесь. Дом оста­нет­ся в каж­дом из нас, и когда-ни­будь всё по­вто­рит­ся... У те­бя будет ма­лень­кий сын. Пусть иг­ра­ет с вол­шеб­ным пе­ром. За­быв про про­би­тое дни­ще И ро­счер­ки скал?

По­ве­дай, ко­го-то лю­бил

До слёз нена­вист­но­го вис­ки, До точ­ки в пред­смерт­ной за­пис­ке, До шо­ро­ха крыл?

Признай­ся, че­го-то же­лал До сле­да от зло­сти уку­са, До мольб пред ико­ной Ии­су­са, До свеч и зер­кал?

От­веть, ты хоть что-то свер­шил, От­дав за лю­би­мое де­ло Спо­кой­ствие ду­ха и те­ла? По­ду­май, ты жил?

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.