Его ме­сто ещё не опре­де­ле­но

Пье­сы Алек­сандра Су­хо­во-Ко­бы­ли­на слож­ны для со­вре­мен­но­го те­ат­ра

Literaturnaya Gazeta - - ЛИТЕРАТУРА - – Раз­лич­ные ис­сле­до­ва­те­ли срав­ни­ва­ли Су­хо­воКо­бы­ли­на с Гри­бо­едо­вым, Сал­ты­ко­вым-Щед­ри­ным, Ост­ров­ским, от­но­си­ли его к «ма­лым дра­ма­тур­гам»… А как вы оце­ни­ва­е­те его ме­сто в рус­ской ли­те­ра­ту­ре? – Ка­кие ос­нов­ные чер­ты при­су­щи те­ат­ру Су­хо­во-Ко­бы­ли­на в це­лом? –

Об од­ном из са­мых недо­оце­нён­ных рус­ских пи­са­те­лей рас­ска­зы­ва­ет ли­те­ра­тур­ный и те­ат­раль­ный кри­тик На­та­лья Ста­ро­сель­ская.

– Мне ка­жет­ся, что Алек­сан­дру Ва­си­лье­ви­чу Су­хо­во-Ко­бы­ли­ну при­над­ле­жит со­вер­шен­но осо­бое ме­сто, его нель­зя срав­ни­вать ни с кем из на­зван­ных ва­ми хо­тя бы по той при­чине, что, в от­ли­чие от этих пи­са­те­лей, пер­вая его пье­са, «Свадьба Кре­чин­ско­го», бы­ла на­пи­са­на «на спор», воз­ник­ший од­на­ж­ды за обе­дом, ко­гда его сест­ра, пи­са­тель­ни­ца Ев­ге­ния Тур (Елизавета Ва­си­льев­на Су­хо­во-Ко­бы­ли­на), пред­ло­жи­ла устро­ить свое­об­раз­ный кон­курс. Что же ка­са­ет­ся двух дру­гих пьес, «Де­ло» и «Смерть Та­рел­ки­на», они ро­ди­лись, что на­зы­ва­ет­ся, из горь­ко­го лич­но­го опы­та, ко­гда Су­хо­во-Ко­бы­ли­ну при­шлось столк­нуть­ся на мно­го лет с оте­че­ствен­ным су­до­про­из­вод­ством – ого­во­ра­ми, взят­ка­ми, су­ще­ство­ва­ни­ем «под по­до­зре­ни­ем», в ко­то­ром он пре­бы­вал несколь­ко лет. К «ма­лым дра­ма­тур­гам» его от­но­сят по­рой лишь по ко­ли­че­ству им со­здан­но­го, но это воз­мож­но лишь в том слу­чае, ко­гда не да­ют се­бе тру­да по­нять, ка­кой кро­вью на­пи­са­ны эти произведения, как тес­но свя­за­ны они од­но с другим. Не­слу­чай­но Су­хо­во-Кобылин меч­тал, что­бы его три­ло­гия бы­ла по­став­ле­на в один ве­чер – это про­изо­шло лишь два­жды: в Ли­те­ра­тур­ном об­ще­стве А.С. Су­во­ри­на в на­ча­ле ХХ ве­ка и в Мос­ков­ском те­ат­ре на Юго-За­па­де Ва­ле­ри­ем Бе­ля­ко­ви­чем в 80-х го­дах.

Ме­сто Су­хо­во-Ко­бы­ли­на в рус­ской ли­те­ра­ту­ре – со­вер­шен­но от­дель­ное, ни с кем не срав­ни­мое, не­смот­ря на те­ма­ти­че­ские и ост­рые, яз­ви­тель­ные по ин­то­на­ции сов­па­де­ния с Сал­ты­ко­вым-Щед­ри­ным и ре­же – с Ост­ров­ским. Но вся пе­чаль в том, что это ме­сто до сих пор так и не опре­де­ле­но по пра­ву, по его ис­тин­но­му зна­че­нию…

– Не воз­ни­ка­ет ли у вас впе­чат­ле­ние, что био­гра­фи­ей Су­хо­во-Ко­бы­ли­на сей­час ин­те­ре­су­ют­ся боль­ше, чем его твор­че­ством? Ведь ес­ли, на­при­мер, го­во­рить о кни­гах, то за по­след­ние го­ды из­да­но ми­ни­мум три произведения о нём, а пе­ре­из­да­ния его про­из­ве­де­ний, нас­коль­ко я мо­гу су­дить, не бы­ло…

– В том и тра­ге­дия этой лич­но­сти, что био­гра­фи­ей его все­гда ин­те­ре­со­ва­лись го­раз­до боль­ше, чем твор­че­ством! Не­слу­чай­но ещё в 30-е го­ды ХХ ве­ка два раз­ных ли­те­ра­ту­ро­ве­да – Вик­тор Гросс­ман и Лео­нид Гросс­ман – по­чти од­но­вре­мен­но вы­пу­сти­ли две кни­ги о Су­хо­во-Ко­бы­лине, в ко­то­рых о твор­че­стве по­чти со­всем не го­во­ри­лось, за­то в мель­чай­ших по­дроб­но­стях, с при­вле­че­ни­ем су­деб­ных до­ку­мен­тов рас­смат­ри­ва­лось де­ло об убий­стве Лу­и­зы Си­мон-Де­манш – с пря­мо про­ти­во­по­лож­ны­ми вы­во­да­ми: убил! Не убил! И ле­ген­да о же­сто­ком убий­це, рас­пра­вив­шем­ся со сво­ей лю­бов­ни­цей, со­про­вож­да­ла Алек­сандра Ва­си­лье­ви­ча до са­мой его смер­ти. И по сей день со­про­вож­да­ет – очень ча­сто те, кто даже не зна­ет, что кон­крет­но он на­пи­сал, го­во­рят: «А-а-а, это тот, ко­то­рый ко­го-то убил…»

А не пе­ре­из­да­ют, по­то­му что твор­че­ство это­го пи­са­те­ля очень слож­но для се­го­дняш­не­го те­ат­ра, ес­ли ид­ти не «по вер­хам», а пы­тать­ся про­чи­тать всю ис­то­рию тра­ги­че­ско­го упад­ка стра­ны, за­пе­чат­лён­но­го в три­ло­гии. Да и язык его до­ста­точ­но ар­ха­и­чен – не­слу­чай­но в своё вре­мя Г.А. Тов­сто­но­гов по­ста­вил ге­ни­аль­ный спек­такль «Смерть Та­рел­ки­на» как опе­ру-фарс: но­вый жанр дал бле­стя­щее про­чте­ние. – Ка­кое про­из­ве­де­ние Су­хо­во-Ко­бы­ли­на, на ваш взгляд, яв­ля­ет­ся наи­бо­лее недо­оце­нён­ным?

– Ни в ко­ем слу­чае нель­зя за­ни­мать­ся фор­маль­ным де­ле­ни­ем: Су­хо­во-Кобылин пи­сал три­ло­гию, что под­чёр­ки­вал в пись­мах, днев­ни­ках, раз­го­во­рах со сво­и­ми со­вре­мен­ни­ка­ми. Не­до­оце­не­но – всё в це­лост­но­сти. Те­ат­ры се­год­ня до­воль­но ча­сто об­ра­ща­ют­ся к «Сва­дьбе Кре­чин­ско­го», по­то­му что по срав­не­нию с дву­мя дру­ги­ми пье­са­ми эта со­дер­жит эле­мен­ты ме­ло­дра­мы, неудач­ной лю­бов­ной ис­то­рии, ме­та­ний шу­ле­ра в по­ис­ках «сы­то­го мил­ли­о­на». То, что се­год­ня вполне вос­тре­бо­ва­но. Но то­гда по­лу­ча­ет­ся ис­то­рия без про­дол­же­ния – на­ме­чен­ные в «Сва­дьбе Кре­чин­ско­го» мо­ти­вы, горь­кие, от­ча­ян­ные, не по­лу­ча­ют раз­ви­тия, а про­сто об­ры­ва­ют­ся.

– Твёр­дой ру­кой осу­ществ­лён­ная «за­кру­чен­ность ин­три­ги», чёт­ко обо­зна­чен­ные ха­рак­те­ры, дей­ствен­ность, те­ат­раль­ность – всё то, что се­год­ня всё ре­же встре­ча­ет­ся, к со­жа­ле­нию, в те­ат­ре, где вя­лые мо­но­ло­ги пе­ре­ме­жа­ют друг дру­га. И ко­неч­но, ост­рая, злая и точ­ная оцен­ка си­ту­а­ций.

– Всем тем, что я пе­ре­чис­ли­ла в преды­ду­щем во­про­се. Толь­ко се­год­ня лю­ди ко­гда-то са­мой чи­та­ю­щей стра­ны чи­тать по­чти перестали, хо­чет­ся усво­ить всё быст­рее, ко­ро­че, на уровне те­ле­ви­зи­он­ных кли­пов. А Су­хо­во-Кобылин пи­сал об­сто­я­тель­но, по­дроб­но, по­это­му ему ну­жен се­год­ня «свой чи­та­тель», у ко­то­ро­го до­ста­нет лю­бо­пыт­ства чи­тать не об убий­стве Лу­и­зы Си­мон-Де­манш с кро­ва­вы­ми по­дроб­но­стя­ми, а хо­тя бы про­ли­стать со­хра­нив­ши­е­ся по­сле по­жа­ра в име­нии Ко­бы­лин­ка фраг­мен­ты его фи­ло­соф­ско­го тру­да, над ко­то­рым он ра­бо­тал всю жизнь – «Фи­ло­со­фия Все­ми­ра» (они до­ступ­ны), а так­же пись­ма и изу­ми­тель­ные ко­рот­кие за­ри­сов­ки-но­вел­лы.

– Он всю жизнь пе­ре­во­дил фи­ло­соф­ские тру­ды Ге­ге­ля, увлёк­шись его иде­я­ми ещё во вре­мя обу­че­ния в Гер­ма­нии. Ху­до­же­ствен­ную ли­те­ра­ту­ру не пе­ре­во­дил, не­смот­ря на бле­стя­щее зна­ние ино­стран­ных язы­ков.

Бе­се­ду ве­ла

«Свадьба Кре­чин­ско­го» в Те­ат­ре им. Мос­со­ве­та (ре­жис­сёр П. Хом­ский)

«Смерть Та­рел­ки­на» на сцене Те­ат­ра име­ни Ма­я­ков­ско­го (ре­жис­сёр П. Фо­мен­ко)

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.