Тре­пет безы­мян­но­сти

В по­э­ти­че­ском „ВКон­так­те“есть кон­такт

Literaturnaya Gazeta - - КЛУБ СТУЛЬЕВ - – Как и ко­гда ты начала пи­сать? – Как ты на­шла свою ауди­то­рию? У те­бя бо­лее 9,5 ты­ся­чи под­пис­чи­ков в со­об­ще­стве ВКон­так­те. Ты во­об­ще всё раз­вер­ну­ла в этой соц­се­ти или есть ещё пор­та­лы, где ты пе­ри­о­ди­че­ски по­яв­ля­ешь­ся и ка­кто вза­и­мо­дей­ству­ешь со сво­и­ми чи

По­этес­са лис­бет прин­ци­пи­аль­но от­ка­зы­ва­ет­ся от­кры­вать по­клон­ни­кам своё на­сто­я­щее имя.

«он устал от­да­вать // боль – ве­ря­щим толь­ко в боль,/ страсть – ве­ря­щим толь­ко в страсть,/ пу­сто­ту – не ве­ря­щим ни во что,/ он устал до­ка­зы­вать, от­ве­чать на мо­лит­вы, лгать».

Ав­тор тон­ко про­пи­сы­ва­ет ду­шу, ко­то­рая не на­хо­дит ме­ста. Лю­бовь и боль – крас­ки на по­лотне ху­дож­ни­ка, в си­лу мо­ло­до­сти и от­сут­ствия ци­низ­ма вос­при­ни­ма­ю­ще­го всё крайне ост­ро.

Лис­бет – юная по­этес­са из Ро­сто­ва-на-До­ну, по-сво­е­му ви­дя­щая и по­ни­ма­ю­щая этот мир, опе­ри­ру­ю­щая ци­та­та­ми и клас­си­ков, и со­вре­мен­ни­ков во вре­мя раз­го­во­ра, чув­стви­тель­ная и ин­те­рес­ная. По­клон­ни­ки о ней зна­ют не так мно­го – толь­ко то, что мож­но уви­деть на стра­ни­це ВКон­так­те и раз­гля­деть в сти­хах. Те­перь си­ту­а­ция немно­го из­ме­нит­ся: лис­бет со­гла­си­лась от­ве­тить по­чти на все мои вопросы – не рас­кры­тым оста­лось толь­ко её на­сто­я­щее имя.

– Ма­ма по­ка­за­ла мне свою пе­чат­ную ма­шин­ку, ко­гда мне бы­ло 5–6 лет.

Она ме­ня очень при­влек­ла. И я в 6-лет­нем воз­расте на­пе­ча­та­ла на ней свою первую кни­гу. Не знаю, со­хра­ни­лась ли она где-то сей­час, но я очень смут­но пом­ню её со­дер­жа­ние. Пом­ню, с ка­кой гор­до­стью по­ка­за­ла это тво­ре­ние маме и ба­буш­ке. Им по­нра­ви­лось.

Сти­хи я начала пи­сать в 12 лет, по­сле то­го как ку­пи­ла чёр­но-крас­ный блок­нот с ли­лия- ми на об­лож­ке. Он до сих пор ле­жит где-то до­ма. Это слу­чи­лось по­сле про­чте­ния кни­ги Сер­гея Лу­кья­нен­ко. В ка­че­стве эпи­гра­фа им был ис­поль­зо­ван чей-то стих про зер­ка­ла. Вна­ча­ле я про­сто пе­ре­пи­са­ла его в блок­нот, а за­тем мне за­хо­те­лось са­мой. Ко­неч­но, всё это бы­ло на уровне риф­мы «кровь-лю­бовь» и са­мо­го про­сто­го рит­ма, но с это­го всё на­ча­лось. По-мо­е­му, это был но­ябрь 2012-го.

Свой па­б­лик я со­зда­ла 7 ок­тяб­ря 2013 го­да.

Немно­го поз­же у ме­ня по­яви­лась по­дру­га, и она со­зда­ла свой па­б­лик под мо­им вли­я­ни­ем – я очень хо­те­ла, что­бы она вы­кла­ды­ва­ла своё твор­че­ство, ибо счи­та­ла, что это то­го за­слу­жи­ва­ет.

В ап­ре­ле 2014 го­да мы с ней вы­сту­пи­ли в ро­стов­ском ка­фе, ко­то­рое на дан­ный мо­мент уже за­кры­то. Од­на­ко с мая на­ше об­ще­ние ста­ло ру­шить­ся в си­лу неко­то­рых об­сто­я­тельств, и в ян­ва­ре 2015-го оно пре­кра­ти­лось со­всем, по­это­му про­дол­жи­тель­но­го твор­че­ско­го со­ю­за не по­лу­чи­лось.

Мы вы­сту­па­ли под име­на­ми твоя ли & твоя лу­на. Я бы­ла, со­от­вет­ствен­но, ли, а она – лу­на. Это бы­ло класс­ное вре­мя, и мне жаль, что оно так недол­го про­дли­лось.

То был пер­вый и пока что по­след­ний раз, ко­гда я пы­та­лась чи­тать свои сти­хи лю­дям. Ко­гда мои тек­сты ста­ли объ­ек­тив­но луч­ше, мне по­че­му-то пе­ре­ста­ло хо­теть­ся вы­сту­пать где-то или за­пи­сы­вать что-то, по­это­му ни­ка­ких недав­них за­пи­сей нет.

– С тех пор, как я со­зда­ла этот па­б­лик, я пе­ре­про­бо­ва­ла мно­го раз­ных спо­со­бов рас­крут­ки в те­че­ние, на­вер­ное, двух лет. А по­том я про­сто пе­ре­ста­ла гнать­ся за по­пу­ляр­но­стью, ко­то­рая не сто­ит мо­их нер­вов. Да, то­гда я про­чув­ство­ва­ла на се­бе весь ад­ский ад кон­тин­ген­та, нын­че на­зы­ва­ю­ще­го се­бя «со­вре­мен­ны­ми по­эта­ми». От­ча­сти из-за это­го я и ста­ра­юсь из­бе­гать сре­ды по­этов, нас­коль­ко это воз­мож­но. Здесь вспо­ми­на­ет­ся По­лоз­ко­ва: «Мы так силь­но хо­те­ли бы быть как ты, что со­жрём те­бя всей тол­пой». Это прав­да.

Мои ра­бо­ты есть ещё на Сти­хах.ру, но мне лень об­нов­лять этот ре­сурс. Я ча­сто за­ки­ды­ваю ту­да тек­сты оптом и за­бы­ваю об этом сай­те на ме­ся­цы.

Я во­об­ще не вза­и­мо­дей­ствую с чи­та­те­ля­ми, ес­ли чест­но. Мне пе­ре­ста­ло быть ин­те­рес­ным стро­ить из се­бя боль­ше, чем я есть. Мне при­ят­но, ко­гда кто­то пи­шет мне лич­но, но та­ких лю­дей еди­ни­цы. У ме­ня все­гда на­хо­дит­ся вре­мя от­ве­тить им. А рас­кру­чи­вать се­бя как-то… Пусть всё идёт, как идёт. Я не хо­чу боль­ше пы­тать­ся по­нра­вить­ся всем и сра­зу.

– Ку­да по­сту­пи­ла... Слож­ные вопросы за­да­ёшь. Я хо­те­ла по­сту­пить во ВГИК. Я го­ре­ла этим год, но всё сло­жи­лось так, что не прошла всту­пи­тель­ные. Я даже пи­са­ла об этом текст, ко­то­рый, пред­став­ля­ешь, не со­хра­нил­ся. Ес­ли бы со­хра­нил­ся, то это был бы ши­кар­ный текст, но, увы, его нет. Ме­ня очень ра­нил и за­дел тот факт, что я не прошла. Но на мо­мент, как я по­па­ла в это ме­сто, я уже по­ня­ла, что не хо­чу учить­ся имен­но там и имен­но у этих лю­дей, на­би­рав­ших на ре­жис­су­ру иг­ро­во­го ки­но. По­сле это­го мне уже бы­ло всё рав­но, ку­да. На бюджет я не прошла, по­это­му по­шла на договор в СПГХПА им. Штиг­ли­ца на ис­кус­ство­ве­де­ние и сей­час учусь здесь. Не мо­гу ска­зать, что этот факт био­гра­фии ме­ня устра­и­ва­ет, это ско­рее бо­ле­вая точ­ка.

Мне все­гда бы­ло очень слож­но ска­зать, чем я увле­ка­юсь, ибо умею в прин­ци­пе всё, ес­ли хо­чу это уметь. В дет­стве я окон­чи­ла ху­до­же­ствен­ную шко­лу в том воз­расте, ко­гда лю­дей ту­да толь­ко на­би­ра­ли (в 11 лет, обу­че­ние бы­ло 4 го­да). Я обо­жаю фо­то­гра­фи­ро­вать, но так как мой любимый че­ло­век – фо­то­граф, мне стыд­но на­зы­вать мои фо­то­гра­фии фо­то­гра­фи­я­ми. По­сколь­ку я очень дол­гое вре­мя счи­та­ла, что бу­ду ре­жис­сё­ром, то как раз пи- са­тель­ство вос­при­ни­ма­ла ско­рее как увле­че­ние, но сей­час я при­дер­жи­ва­юсь мне­ния, что пи­са­тель­ство – это моя пси­хо­те­ра­пия в ка­ком-то ро­де. И од­но­вре­мен­но воз­дух. То есть я ды­шу и про­ра­ба­ты­ваю ге­шталь­ты, как и лю­бой тво­рец. В прин­ци­пе неваж­но, что он де­ла­ет при этом. А ско­ро я иду по ба­ра­ба­нам сту­чать. Воз­мож­но, это бу­дет ещё од­ной га­лоч­кой в мо­их увле­че­ни­ях.

– От­вет, ко­то­рый я хо­чу дать сей­час: мне хо­те­лось бы рав­нять­ся на се­бя. Ещё пол­го­да на­зад я бы пе­ре­чис­ли­ла спи­сок имён, но я по­те­ря­ла в этих име­нах се­бя. Ме­ня нет. Я хо­чу по­нять, где я.

– Есть ли у те­бя ка­ка­я­то сверх­за­да­ча – кни­гу на­пи­сать, на­при­мер, или в «Олим­пий­ском» вы­сту­пить?

– Сей­час у ме­ня пе­ри­од в жиз­ни, ко­гда я не хо­чу аб­со­лют­но ни­че­го, по­сколь­ку не ви­жу се­бя за ку­чей сво­их увле­че­ний. Я на­хо­жусь в ли­хо­ра­доч­ном по­ис­ке сво­е­го ме­ста, но в по­след­нее вре­мя ме­ня от­пус­ка­ет даже эта ли­хо­рад­ка – от уста­ло­сти. Ещё год на­зад я бы начала рас­пи­сы­вать те­бе сце­на­рии сво­их бу­ду­щих филь­мов, но сей­час я в это уже не ве­рю.

Воз­мож­но, глав­ная сверх­за­да­ча для ме­ня сей­час – это най­ти то, от че­го у ме­ня ис­кренне за­го­рит­ся глаз, чем я под­лин­но вдох­нов­люсь, ибо уже дав­но не ис­пы­ты­ва­ла ни­че­го по­доб­но­го.

Но моя ма­лень­кая меч­та всё же сбы­лась – я те­перь жи­ву в Пи­те­ре. И ско­ро со мной бу­дет жить моя лю­бовь. Это очень хо­ро­шо, очень.

Бе­се­до­ва­ла

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.