Ка­кая Рос­сия идёт в Ев­ро­пу?

Literaturnaya Gazeta - - СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ - Мак­сим Зам­шев, глав­ный ре­дак­тор «ЛГ»

Встре­чал я та­ких ру­со­фи­лов, ко­то­рые все­рьёз утвер­жда­ли, что в ев­ро­пей­ских сто­ли­цах нет ни­ка­ких куль­тур­ных до­сто­при­ме­ча­тель­но­стей, что всё там ис­кус­ствен­ное и чу­жое и пре­бы­ва­ние, к при­ме­ру, в Лув­ре не сто­ит и ми­ну­ты си­де­ния над ти­хой реч­кой в пред­за­кат­ный час где-ни­будь в рус­ской глу­бин­ке. Но есть и дру­гие фор­мы ущер­ба со­зна­ния, ко­гда ин­ди­вид при ви­де, за­па­хе, упо­ми­на­нии че­го-то ев­ро­пей­ско­го вы­тя­ги­ва­ет­ся во фрунт, буд­то толь­ко в этом со­сто­я­нии мож­но при­об­щить­ся к аб­со­лю­тиз­му ев­ро­пей­ских цен­но­стей.

По­след­ние го­ды, по­сле ки­ев­ско­го Май­да­на и все­го за этим про­изо­шед­ше­го, Рос­сия взя­ла курс на утвер­жде­ние в ми­ре сво­ей неза­ви­си­мой по­зи­ции. Для мира это ста­ло неко­то­рой неожи­дан­но­стью. За­го­во­ри­ли о внеш­не­по­ли­ти­че­ском ре­нес­сан­се, на­по­ми­на­ю­щем вре­ме­на со­вет­ской ди­пло­ма­тии. От­но­ше­ния с Ев­ро­пой опять вы­шли на пер­вый план. Не­до­по­ни­ма­ние по всем фрон­там. Или ил­лю­зия недо­по­ни­ма­ния? Что­бы по­нять при­чи­ны про­изо­шед­ше­го, необ­хо­ди­мо вер­нуть­ся к со­бы­ти­ям кон­ца 80-х на­ча­ла 90х го­дов, ко­гда мы в ко­то­рый раз ре­ши­ли влить­ся в ци­ви­ли­зо­ван­ный мир. И, сто­ит при­знать, как бы ни спо­ри­ли с этим пред­ста­ви­те­ли со­вет­ской эли­ты, не мыс­лив­шей жиз­ни без бли­зо­сти к кор­муш­ке, дру­го­го пу­ти у нас то­гда не бы­ло. При всей мо­щи вли­я­ния, во­ен­ном по­тен­ци­а­ле и про­чих пре­тен­зи­ях на ми­ро­вое ли­дер­ство усло­вия жиз­ни лю­дей и в мо­раль­ном, и ма­те­ри­аль­ном плане бы­ли в об­щей мас­се уни­зи­тель­ны­ми. И да­же мощ­ней­шая со­вет­ская про­па­ган­дист­ская ма­ши­на ни­че­го не мог­ла про­ти­во­по­ста­вить оче­вид­но­му. И вот в ка­кой-то мо­мент мы кол­лек­тив­но сбро­си­ли с се­бя мо­рок то­та­ли­та­риз­ма и шаг­ну­ли в ци­ви­ли­за­цию. Го­во­ри­ли, как мы счаст­ли­вы, что нас пу­сти­ли, что нас счи­та­ют за рав­ных, что с на­ми тор­гу­ют, что с на­ми де­ла­ют, что хо­тят… Но бы­ла од­на су­ще­ствен­ная за­ка­вы­ка во всём этом. На­род луч­ше жить не стал. Как то­гда за­ве­ря­ли мла­до­ре­фор­ма­то­ры, из­за то­го, что ком­му­ни­сты всё ра­зо­ри­ли. Од­на­ко вре­мя шло, а луч­ше не ста­но­ви­лось. То­гда ни­кто не учёл оче­вид­ной про­стой ве­щи. Мы при­шли в мир с глав­ным ожи­да­ни­ем: в на­шей неуто­ли­мой борь­бе за де­мо­кра­тию – нас по­лю­бят. Но мир этот ока­зал­ся основан на кон­ку­рен­ции и ни на чём дру­гом. А в кон­ку­рен­ции нет ме­ста люб­ви. И де­кла­ри­ру­ю­щих лю­бовь к кон­ку­рен­там или по­до­зре­ва­ют во лжи, или ни во что не ста­вят. Два­дцать пять лет по­на­до­би­лось, что­бы мы это по­ня­ли. Но до пол­но­го осо­зна­ния ещё да­ле­ко. Ведь один из глав­ных принципов кон­ку­рен­ции – это по­каз об­ра­за стра­ны че­рез луч­шие её ка­че­ства. В стра­нах, на­зы­ва­ю­щих се­бя ци­ви­ли­зо­ван­ны­ми, непре­ло­жен прин­цип: ес­ли не ува­жа­ешь ближ­не­го, те­бя нет. А у нас? А у нас в квар­ти­ре газ. У нас кла­ны, эли­ты и осталь­ной на­род. На­род, жи­ву­щий по-преж­не­му пло­хо и не име­ю­щий воз­мож­но­сти на­сла­дить­ся пло­да­ми де­мо­кра­тии, сво­бо­ды, а ино­гда из-за ни­ще­ты и на­рас­та­ю­щей эн­тро­пии, и ше­дев­ра­ми ми­ро­вой куль­ту­ры.

А у нас в 1993 го­ду пар­ла­мент с людь­ми рас­стре­ли­ва­ли под ап­ло­дис­мен­ты зе­вак и под письма ли­бе­раль­ной ин­тел­ли­ген­ции с тре­бо­ва­ни­я­ми рас­прав с ина­ко­мыс­ля­щи­ми. И эта же мерзость про­рос­ла в тех, кто на арест Се­реб­рен­ни­ко­ва, отъ­езд Юлии Ла­ты­ни­ной с се­мей­ством и на трав­лю Алек­сея Учи­те­ля ши­пит: «Так им и на­до». Ещё есть вре­мя сде­лать вы­во­ды. Ес­ли мы опять про­иг­ра­ем кон­ку­рен­цию, ни во­ен­ная мощь, ни це­ны на нефть не спасут. На­ка­зы­вать и ненавидеть нуж­но тех, кто нарушает за­кон, а не тех, кто вы­ска­зы­ва­ет про­ти­во­по­лож­ное тво­е­му мне­ние.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.