За­кры­ли те­му?

На экраны вышел мас­штаб­ный ки­но­про­ект Алексея Пи­ма­но­ва „Крым“

Literaturnaya Gazeta - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Алек­сандр Кон­дра­шов

Соз­да­те­ли ки­но­про­ек­та «Крым» по­ста­ви­ли пе­ред со­бой за­да­чу снять фильм о ве­ли­кой любви и уни­каль­ной опе­ра­ции. Эда­кий ли­ри­че­ский триллер, лю­бов­ный бо­е­вик. Уда­лось ли им это?

Вос­со­еди­не­ние Кры­ма с Рос­си­ей бы­ло гигантским по зна­че­нию, важ­ней­шим по по­след­стви­ям и небы­ва­лым эмо­ци­о­наль­но­му воз­дей­ствию на граж­дан Рос­сии со­бы­ти­ем в но­вей­шей оте­че­ствен­ной ис­то­рии. Те­ма огром­ная. Рос­сий­ский ху­до­же­ствен­ный ки­не­ма­то­граф при­сту­пил к её осмыс­ле­нию.

До­ку­мен­таль­ных филь­мов о крым­ской весне бы­ло сня­то мно­го, мас­штаб­ных художественных по­ло­тен ни од­но­го. Пер­во­му и труд­нее, и про­ще. Всту­па­ешь на неиз­ве­дан­ную тер­ри­то­рию, не на ко­го опе­реть­ся, не от ко­го от­толк­нуть­ся, с дру­гой сто­ро­ны – де­лай, что хо­чешь: кто успел, тот и съел, пер­во­му ошиб­ки про­сти­тель­ны.

Известный те­ле­ве­ду­щий Пер­во­го и ру­ко­во­ди­тель ка­на­ла «Звез­да» Алек­сей Пи­ма­нов – он и про­дю­сер филь­ма, и ре­жис­сёр, и сце­на­рист (при уча­стии Вла­ди­ми­ра Бра­ги­на) – глав­ное на­прав­ле­ние «Кры­ма» уга­дал вер­но. Ожи­да­е­мо бы­ло на­хож­де­ние в цен­тре сю­же­та лю­бов­ной пары: Ро­мео и Джу­льет­ты, «две рав­но ува­жа­е­мых се­мьи», ко­то­рые «ве­дут меж­до­усоб­ные бои».

Ро­мео – быв­ший мор­пех Са­ша (Ро­ман Кур­цын) из Се­ва­сто­по­ля – ка­те­го­ри­че­ски про­тив май­да­на, Джу­льет­та – жур­на­лист­ка из Ки­е­ва Алё­на (Ев­ге­ния Ла­по­ва) – го­ря­чо «за». По­лю­бить друг дру­га они успе­ли до дра­ма­ти­че­ских со­бы­тий в Ки­е­ве, по­мог­ла уди­ви­тель­ная при­ро­да Кры­ма: древ­ний го­род в го­рах (раз­ва­ли­ны кня­же­ства Фе­одо­ры кра­си­во сня­ты опе­ра­то­ром Вла­ди­ми­ром Кли­мо­вым), где ге­рои по­зна­ко­ми­лись. Май­дан дол­жен был их раз­ве­сти, од­на­ко не раз­вёл. В фев­ра­ле во вре­мя Кор­сунь-Шев­чен­ков­ской тра­ге­дии Алё­на спа­са­ет Са­шу (ей уда­ёт­ся умо­лить сво­их спо­движ­ни­ков-бан­де­ров­цев вы­та­щить его из ог­ня). Дру­га Са­ши бес­по­щад­но уби­ва­ют, его – нет. Страш­ная сце­на из­би­е­ния крым­ских ан­ти­май­да­нов­цев по до­ро­ге домой и «бер­ку­тов» на ки­ев­ском май­дане в на­ча­ле филь­ма да­ют пред­став­ле­ние о на­ка­ле укра­ин­ской нена­ви­сти.

Не раз­вёл ге­ро­ев и Крым, Алё­на участ­ву­ет в оче­ред­ном спа­се­нии воз­люб­лен­но­го, и, зна­чит, та­ким об­ра­зом пре­пят­ству­ет сво­им еди­но­мыш­лен­ни­кам, ко­то­рые при­е­ха­ли из Ки­е­ва в Се­ва­сто­поль, что­бы за­ста­вить украинских сол­дат вы­пол­нять при­каз и от­крыть огонь по «рус­ским ок­ку­пан­там». Са­шу она спа­са­ет, но взгля­дов сво­их не меняет – Алё­на са­ма го­во­рит, что она «май­да­ну­тая», как и вся её се­мья, как и всё её окру­же­ние. В кон­це филь­ма она зво­нит Алек­сан­дру, ко­то­рый, по-ви­ди­мо­му, во­ю­ет уже в Дон­бас­се, слы­шит в труб­ке раз­ры­вы сна­ря­дов, гло­та­ет слё­зы, пе­ре­жи­ва­ет за лю­би­мо­го, тем не ме­нее тут же называет Крым ок­ку­пи­ро­ван­ным. Та­кая лю­бовь.

Вто­рая ли­ния филь­ма – во­ен­но-по­ли­ти­че­ская. Опе­ра­ция рос­сий­ских спец­служб по ней­тра­ли­за­ции укра­ин­ской ар­мии, ко­то­рые по­лу­чи­ли при­каз на­чать бо­е­вые дей­ствия про­тив рус­ских. И, как мы знаем, прак­ти­че­ски без еди­но­го вы­стре­ла эту слож­ней­шую «невы­пол­ни­мую мис­сию» на тер­ри­то­рии Кры­ма, где ба­зи­ро­ва­лись чис­лен­но пре­вос­хо­дя­щие си­лы ВСУ, уда­лось вы­пол­нить.

То есть соз­да­те­ли по­ста­ви­ли пе­ред со­бой за­да­чу снять фильм о ве­ли­кой любви и уни­каль­ной во­ен­ной, точ­нее ан­ти­во­ен­ной опе­ра­ции. Эда­кий ли­ри­че­ский триллер, лю­бов­ный бо­е­вик. Уда­лось ли им это?

Фильм смот­реть бы­ло нескуч­но и вол­ни­тель­но, несколь­ко раз да­же на­ка­ты­ва­ли слё­зы. Вспо­ми­на­лось про­ти­во­сто­я­ние на май­дане, ко­то­рое мы на­блю­да­ли он­лайн по те­ле­ви­зо­ру зи­мой 2013–2014 гг., вспо­ми­на­лась и зна­ме­ни­тая крым­ская вес­на, ко­то­рую на­род Рос­сии переживал вме­сте с крым­ча­на­ми и «веж­ли­вы­ми зе­лё­ны­ми че­ло­веч­ка­ми», неза­бы­ва­е­ма ат­мо­сфе­ра необык­но­вен­но­го подъ­ёма. По­то­му хо­те­лось смот­реть фильм про эти вол­ну­ю­щие со­бы­тия, объ­еди­нив­шие на­ко­нец наш на­род, ис­тос­ко­вав­ший­ся по справедливости, по-дет­ски ра­до­вав­ший­ся то­му, что Крым, ко­гда-то по­да­рен­ный Хру­щё­вым Укра­ине, вер­нул­ся домой, и ни­ка­кие «по­ез­да друж­бы» с бан­де­ров­ца­ми те­перь ему не страшны. И по­то­му мно­гое филь­му про­ща­лось. Но…

В великую лю­бовь по­ве­рить не уда­лось. И в то, что кра­са­ви­ца-жур­на­лист­ка, столь­ко раз из идей­ных со­об­ра­же­ний ухо­дя от воз­люб­лен­но­го, вся­кий раз к нему воз­вра­ща­лась. Па­рень-то вполне обык­но­вен­ный, ни­че­го, кро­ме ре­льеф­ной му­ску­ла­ту­ры, нам предъ­яв- ле­но не бы­ло. А за то, что Алё­на де­ла­ет для него, дру­зья-бан­де­ров­цы мог­ли бы её по­ве­сить, но по­че­му-то не ве­ша­ют.

Мы ви­дим рус­скую се­мью Ро­мео, а укра­ин­скую Джу­льет­ты (тут ка­кое-то нерав­но­пра­вие) нет, и по­то­му Алё­на непо­нят­на. Кто она эта Ма­рют­ка (неволь­но вспо­ми­на­ет­ся «41-й» Гри­го­рия Чух­рая, где и лю­бовь бы­ла, и непри­ми­ри­мое идей­ное про­ти­во­сто­я­ние с воз­люб­лен­ным)? За­па­ден­ка, внуч­ка бой­ца УПА, идей­ная нена­вист­ни­ца Рос­сии или оду­ра­чен­ная на­ци­о­на­ли­сти­че­ской про­па­ган­дой эн­ту­зи­аст­ка? Как, по­че­му слу­чи­лось с брат­ским на­ро­дом та­кое по­мут­не­ние, что ге­ро­ем стра­ны объ­яв­лен Сте­пан Бан­де­ра, а Путин – вра­гом? От­ве­та на эти клю­че­вые во­про­сы нет, и в воз­вра­ще­ние Алё­ны не очень ве­рит­ся. Да и к ко­му воз­вра­ще­ние?

Что со­бой пред­став­ля­ет наш Ро­мео? Са­ша ни­ка­ких осо­бен­ных ге­ро­и­че­ских по­ступ­ков (в от­ли­чие от Алё­ны) в филь­ме не со­вер­ша­ет и те­ми ка­че­ства­ми, ко­то­рые бы­ли у его ки­не­ма­то­гра­фи­че­ских пред­ше­ствен­ни­ков в кар­ти­нах, где был схо­жий идей­ный ме­за­льянс, не об­ла­да­ет. Кро­ме по­ру­чи­ка Го­во­ру­хи-Отро­ка в ис­пол­не­нии Оле­га Стри­же­но­ва, в первую оче­редь вспо­ми­на­лись: ге­рой Ур­бан­ско­го из дав­не­го филь­ма Юлия Райз­ма­на «Коммунист» и Да­ни­ла Ба­г­ров из недав­не­го ба­ла­ба­нов­ско­го «Бра­та». В лен­те Пи­ма­но­ва мас­штаб лич­но­сти не тот. И ак­тёр не ви­но­ват, сце­на­рий не да­ёт ему по­чти ни­че­го (кро­ме раз­ве ши­кар­ной по­стель­ной сце­ны), что­бы мы по­ве­ри­ли, что жен­щи­на, не­смот­ря ни на что, бу­дет все­гда с этим му­же­ствен­ным че­ло­ве­ком. Вс­пом­ним, что тво­ри­ли бан­де­ров­цы с Оле­гом Ца­рё­вым, ко­гда он был кан­ди­да­том в пре­зи­ден­ты Укра­и­ны, как его, го­ло­го, би­ли, из­де­ва­лись, за­став­ля­ли от­ка­зать­ся от сво­их убеж­де­ний, но сво­е­го не до­би­лись. Нет, здесь ни­че­го по­доб­но­го нет. Вос­хи­щать­ся осо­бен­но нечем и некем.

Те­перь о филь­ме как о бо­е­ви­ке. По­нят­но, что до сих пор о мно­гом из опе­ра­ции на­ших во­ен­ных по пре­ду­пре­жде­нию кро­ва­вых столк­но­ве­ний в фев­ра­ле-мар­те то­го го­да в Кры­му рас­ска­зы­вать нель­зя, но те дей­ствия, ко­то­ры­ми в филь­ме ру­ко­во­дил рус­ский под­пол­ков­ник-спец­на­зо­вец (Па­вел Тру­би­нер), вы­гля­де­ли ку­це. Укра­ин­ские офи­це­ры (пол­ков­ни­ка сыг­рал Бо­рис Щербаков) осо­бо ему не со­про­тив­ля­лись, а Ми­ко­ла (Па­вел Край­нов), при­е­хав­ший сю­да с май­да­на, что­бы раз­вя­зать на­сто­я­щую вой­ну, смот­рел­ся то­же не очень убе­ди­тель­но...

Пред­став­ляю, что на­кру­тил бы Гол­ли­вуд, ес­ли бы что-то по­доб­ное со­вер­шил спец­наз США. Там да­же из по­ра­же­ния уме­ют сде­лать ду­хо­подъ­ём­ные пат­ри­о­ти­че­ские лен­ты ти­па «Дюн­кер­ка», а уж из столь бле­стя­щей опе­ра­ции... Здесь же на­пря­жён­ной ин­три­ги, эк­шен, свой­ствен­ных на­сто­я­ще­му бо­е­ви­ку, не по­лу­чи­лось. Слиш­ком щед­ро мы раз­бра­сы­ва­ем­ся по­доб­ны­ми исто­ри­че­ски­ми сю­же­та­ми. До обид­но­го нера­чи­тель­но.

Вот, соб­ствен­но, и все пре­тен­зии. На­де­юсь, это не по­след­нее об­ра­ще­ние на­ше­го ки­не­ма­то­гра­фа к те­ме крым­ской вес­ны. Для пол­но­кров­но­го успе­ха необ­хо­ди­мо при­влечь та­лант­ли­вых про­фес­си­о­наль­ных сценаристов и ре­жис­сё­ров мас­шта­ба Чух­рая, Райз­ма­на и Ба­ла­ба­но­ва. Те­ма то­го сто­ит.

Че­го боль­ше в этом ки­но: конъ­юнк­ту­ры или ис­крен­не­го же­ла­ния вы­ска­зать­ся?

Лю­бовь на фоне вой­ны – бла­го­дат­ная те­ма

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.