Со­зда­тель рус­ской Ат­лан­ти­ды

Во­пре­ки мне­нию кри­ти­ков

Literaturnaya Gazeta - - ЛИТЕРАТУРА -

На­род­ный ар­тист Рос­сии Ни­ко­лай Бур­ля­ев рас­ска­зы­ва­ет о ра­бо­те над филь­мом по ро­ма­ну Ва­си­лия Бе­ло­ва «Всё впе­ре­ди».

Моя пер­вая встре­ча с Ва­си­ли­ем Ива­но­ви­чем Бе­ло­вым со­сто­я­лась в 1986 го­ду, ко­гда я за­кон­чил съём­ки «Лер­мон­то­ва», а он опуб­ли­ко­вал в «На­шем со­вре­мен­ни­ке» ро­ман «Всё впе­ре­ди». Ли­бе­раль­ная прес­са рас­пи­на­ла па­рал­лель­но и фильм, и ро­ман. Это по­слу­жи­ло на­ше­му сбли­же­нию. Ва­си­лий Ива­но­вич по­се­тил пре­мьер­ный по­каз «Лер­мон­то­ва» в Во­лог­де и вы­ска­зал мне мно­го тёп­лых слов.

Вско­ре мы встре­ти­лись в Москве в до­ме опе­ра­то­ра А. За­бо­лоц­ко­го с Ва­си­ли­ем Бе­ло­вым и Вик­то­ром Аста­фье­вым и вчет­ве­ром дви­ну­лись в Ве­ли­кий Нов­го­род на Сла­вян­ский фо­рум ис­кусств. Спус­ка­ясь по лест­ни­це в до­ме За­бо­лоц­ко­го, я огля­нул­ся на ко­вы­ля­ю­щих клас­си­ков и за­ме­тил: – Си­ла едет в Нов­го­род…

Не­смет­ная, – под­хва­тил Вик­тор Пет­ро­вич Аста­фьев.

– Вра­гу не усто­ять, – за­сме­ял­ся Ва­си­лий Ива­но­вич.

В ку­пе еха­ли вчет­ве­ром, а в со­сед­них – В. Рас­пу­тин, Ю. Бон­да­рев, С. Бон­дар­чук, луч­шие пи­са­те­ли, пев­цы и ар­ти­сты Рос­сии.

В по­ез­де узнал, что ки­но­сту­дия «Бе­ла­русь­фильм» ку­пи­ла пра­во по­ста­нов­ки «Всё впе­ре­ди», а ста­вить ни­кто не ре­ша­ет­ся. Я изъ­явил же­ла­ние взять­ся за ра­бо­ту. Ва­си­лий Ива­но­вич и худрук объ­еди­не­ния Вик­тор Ту­ров одоб­ри­ли мою кан­ди­да­ту­ру.

Ра­бо­тая над сце­нар­ным ва­ри­ан­том, при­шлось мно­гое пе­ре­осмыс­лить в ро­мане для экран­но­го во­пло­ще­ния. В ре­зуль­та­те сце­на­рий по­лу­чил­ся по мо­ти­вам пер­во­ос­но­вы Ва­си­лия Бе­ло­ва. Зная, как неко­то­рые ав­то­ры бо­лез­нен­но от­но­сят­ся к при­кос­но­ве­нию чу­жих рук к их де­ти­щу, я с тре­пе­том ожи­дал гне­ва Ва­си­лия Ива­но­ви­ча. Но к ве­ли­ко­му удив­ле­нию, по­лу­чил его одоб­ре­ние. Это был пер­вый ве­ли­ко­душ­ный по­сту­пок пи­са­те­ля Ва­си­лия Бе­ло­ва. Вто­рой, столь же ве­ли­ко­душ­ный, про­изо­шёл в кон­це ра­бо­ты над филь­мом.

В мо­ей прак­ти­ке не бы­ло бо­лее слож­ной кар­ти­ны. Слож­ной в смыс­ле «че­ло­ве­че­ско­го фак­то­ра». Ка­за­лось бы, всё долж­но спо­рить­ся, ведь в груп­пе со­бра­лись еди­но­мыш­лен­ни­ки, лю­бя­щие ав­то­ра и его ро­ман, по­ни­ма­ю­щие ме­ру от­вет­ствен­но­сти за ре­зуль­тат, же­ла­ю­щие со­здать до­стой­ное про­из­ве­де­ние. Но, быть мо­жет, имен­но по­это­му в груп­пе со­зда­лась на­пря­жён­ная об­ста­нов­ка. Кое-кто из груп­пы стре­мил­ся к от­стра­не­нию ме­ня от по­ста­нов­ки филь­ма. Кон­фликт мог раз­ре­шить толь­ко сам Ва­си­лий Ива­но­вич. Его при­гла­си­ли в Минск, снаб­див нега­тив­ной ин­фор­ма­ци­ей в ад­рес ре­жис­сё­ра, за­ва­ли­ва­ю­ще­го про­ект. По­сле про­смот­ра все под­ня­лись в ка­би­нет В. Ту­ро­ва и на­ча­ли по кругу вы­ска­зы­вать­ся. Зву­ча­ло, что ро­ман и сце­на­рий бы­ли хо­ро­ши­ми, а ки­но­ма­те­ри­ал – нет. Круг дол­жен был за­мкнуть­ся на ав­то­ре.

– А фильм-то по­лу­ча­ет­ся, – про­из­нёс Ва­си­лий Ива­но­вич.

По­том фильм «Всё впе­ре­ди» был ута­ён в на­шем ки­но­про­ка­те, буд­то его и не бы­ло. Воз­мож­но, по­то­му, что не мог­ли про­стить ру­со­фо­бы дер­зо­сти жи­те­ля во­ло­год­ской глу­бин­ки, по­смев­ше­го на­пи­сать о ду­хов­ных неду­гах глав­но­го ме­га­по­ли­са стра­ны, ис- ку­ша­е­мо­го стра­стя­ми, разъ­еда­е­мо­го без­ве­ри­ем, одо­ле­ва­е­мо­го си­ла­ми тьмы. Неко­то­рых бе­си­ло и то, что Ва­си­лий Бе­лов вы­вел вполне обаятельный, но не вполне по­ло­жи­тель­ный об­раз Ми­ши Бри­ша. Шеп­та­ли: «О ев­ре­ях на­до или хо­ро­шо или ни­как…» По­че­му та­кая неспра­вед­ли­вость? Ведь в лю­бом на­ро­де есть по­ло­жи­тель­ные и от­ри­ца­тель­ные ти­пы. Пом­ню, как сме­ял­ся Ва­си­лий Ива­но­вич, ко­гда ис­пол­ни­тель ро­ли Ми­ши Бри­ша, за­ме­ча­тель­ный рус­ский ак­тёр Ари­старх Ли­ва­нов, рас­ска­зы­вал смеш­ной слу­чай, про­изо­шед­ший с ним во вре­мя съё­мок филь­ма.

– Иду по «Мос­филь­му», – рас­ска­зы­вал ар­тист, – а на­встре­чу мой друг, Ва­ля Гафт. По­здо­ро­ва­лись, Ва­ля спра­ши­ва­ет: Арик, это прав­да, что сей­час иг­ра­ешь роль ев­рея? А я ему от­ве­чаю: ну ты же иг­ра­ешь рус­ских дво­рян!..

Оба ар­ти­ста, об­ла­да­ю­щие чув­ством юмо­ра, ве­се­ло рас­сме­я­лись.

Се­го­дня, вс­по­ми­ная до­ро­го­го для ме­ня че­ло­ве­ка Ва­си­лия Ива­но­ви­ча Бе­ло­ва, я ви­жу его в двух образах: пер­вый – эда­кий ста­ри­чок-ле­со­ви­чок, во­ло­год­ский до­мо­вой, с дет­ской кар­та­во­стью и лу­ка­вин­кой в очах; вто­рой – вы­да­ю­щий­ся рус­ский ли­те­ра­тор, пи­са­тель с огром­ной свет­лой ду­шой, пре­дан­ный пат­ри­от От­чиз­ны, вби­ра­ю­щий в се­бя всю свою лю­би­мую Ро­ди­ну. Рус­ская ли­те­ра­ту­ра бо­га­та ве­ли­ки­ми пи­са­те­ля­ми. О мно­гих мож­но го­во­рить, кто и что у ко­го за­им­ство­вал, кто из ко­го про­из­рас­тал. Толь­ко Ва­си­лию Бе­ло­ву нет ана­ло­гов. Бе­лов – это Бе­лов. Ни на ко­го не по­хо­жий, непо­вто­ри­мый.

Все мы пом­ним, как ли­бе­раль­ная, эс­тет­ству­ю­щая ли­те­ра­тур­ная кри­ти­ка пре­зри­тель­но на­зы­ва­ла Бе­ло­ва, Аста­фье­ва, Рас­пу­ти­на, Шук­ши­на – «де­ре­вен­щи­ка­ми». И где эти «кри­ти­ки» те­перь? Пре­вра­ти­лись в прах, раз­ве­я­лись рус­ски­ми вет­ра­ми. А по дра­го­цен­ной про­зе на­ших ве­ли­ких «де­ре­вен­щи­ков» гря­ду­щие по­ко­ле­ния бу­дут по­зна­вать тай­ну Рус­ско­го ха­рак­те­ра, Рус­ской ду­ши, слов­но это за­га­доч­ная Ат­лан­ти­да, слов­но Ма­тё­ра, по­гру­зив­ша­я­ся в глу­би­ны ми­ро­вой истории.

Ва­си­лий Бе­лов, 1977 г.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.