Не жа­лость им нуж­на

А со­уча­стие, об­ще­ние и, мо­жет быть, на­деж­да на ис­це­ле­ние

Literaturnaya Gazeta - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - – Га­ли­на Кон­стан­ти­нов­на, а что про­ис­хо­дит с ва­ши­ми вос­пи­тан­ни­ка­ми, ко­гда они вы­рас­та­ют? – Хо­чет­ся за­дать страш­ный во­прос, не знаю да­же, как его по­ста­вить... Та­кие де­ти, как у вас, бы­ва­ют склон­ны к са­мо­убий­ству, или, мо­жет быть, на­про­тив, они жиз­не­стой­ки?

О на­сто­я­щем и бу­ду­щем вос­пи­тан­ни­ков уни­каль­но­го дет­ско­го до­ма-ин­тер­на­та для сле­по­глу­хих де­тей рас­ска­зы­ва­ет его ди­рек­тор Га­ли­на Епи­фа­но­ва.

Этот дет­ский дом-ин­тер­нат от­кры­ли в Сер­ги­е­вом По­са­де в 1962 го­ду, но пер­вые две­на­дцать ме­ся­цев он пу­сто­вал – со­труд­ни­ки про­хо­ди­ли спе­ци­аль­ную под­го­тов­ку для ра­бо­ты со сле­по­глу­хи­ми детьми. Се­год­ня здесь жи­вут и обу­ча­ют­ся 200 вос­пи­тан­ни­ков от трёх до два­дца­ти трёх лет. О том, как уда­ёт­ся их со­ци­а­ли­зи­ро­вать, что ждёт в бу­ду­щем, рас­ска­зы­ва­ет ди­рек­тор ин­тер­на­та Га­ли­на Епи­фа­но­ва (на фо­то).

– Та­ко­го ро­да учре­жде­ние в на­шей стране един­ствен­ное, и мы при­ни­ма­ем де­тей-ин­ва­ли­дов со всей Рос­сии. Это маль­чи­ки и де­воч­ки, но маль­чи­ков по­че­му-то боль­ше, при­мер­но, на 15 про­цен­тов. Си­ро­ты и де­ти, у ко­то­рых есть се­мья, но ро­ди­те­ли не зна­ют, как об­щать­ся со сле­по­глу­хи­ми, как их вос­пи­ты­вать и обу­чать.

Как у ре­бён­ка по­яв­ля­ет­ся речь? Ма­ма на­кло­ня­ет­ся к нему и го­во­рит: «Агу, Агу» – и ма­лыш, гля­дя на неё, дви­га­ет гу­ба­ми и по­вто­ря­ет, как по об­раз­цу. Но на­ши де­ти не слы­шат. По­сле уста­нов­ки слу­хо­вых им­план­тов у ко­го-то мо­жет по­явить­ся речь, но они не на­чи­на­ют го­во­рить ав­то­ма­ти­че­ски, это­му на­до учить.

– Мы все­гда очень пе­ре­жи­ва­ем за них. Осо­бен­но за тех, у ко­го нет ро­ди­те­лей или они от них от­ка­за­лись. Вот по­след­ний слу­чай. Сла­бо­ви­дя­ще­му во­сем­на­дца­ти­лет­не­му маль­чи­ку да­ли квар­ти­ру, а он бо­ит­ся пе­ре­ез­жать, го­во­рит: «А что я бу­ду один де­лать?»

Пред­ставь­те, они по­сту­пи­ли к нам, ко­гда им бы­ло три го­ди­ка, они го­во­рить не уме­ли, неко­то­рые хо­дить не уме­ли, есть не уме­ли, все­му их на­учи­ли здесь, и ви­де­ли они толь­ко на­ших жен­щин. Они очень при­вя­за­ны к дет­ско­му до­му, ме­ня ма­мой мно­гие зо­вут, мы для них – род­ные...

Ко­гда они вы­рас­та­ют, тех, у ко­го есть се­мья, за­би­ра­ют до­мой. Ро­ди­те­ли, к сло­ву ска­зать, мо­гут на­ве­щать сво­их де­тей в лю­бое вре­мя, на­ши две­ри все­гда от­кры­ты, но ча­сто это де­лать тя­же­ло, мно­гие жи­вут да­ле­ко. И у нас есть де­ти, у ко­то­рых нет ро­ди­те­лей, и са­мо­сто­я­тель­но они не смо­гут жить. Та­ких мы пе­ре­во­дим в ин­тер­на­ты. Не­дав­но вот пе­ре­ве­ли вос­пи­тан­ни­цу в Крас­но­яр­ский край, от­ку­да она к нам при­е­ха­ла.

– Я та­ких слу­ча­ев не знаю, хо­тя ра­бо­таю в дет­ском до­ме 36 лет, по­след­ние шест­на­дцать – ди­рек­то­ром. У нас был один слу­чай, ко­гда под­ро­сток, сла­бо­ви­дя­щий, глу­хой, он был ли­де­ром в кол­лек­ти­ве, вдруг пол­но­стью по­те­рял зре­ние, стал то­таль­но сле­по­глу­хим. Вот он, ко­неч­но, очень пе­ре­жи­вал, но узна­ли мы о том, что у него бы­ли мыс­ли са­мо­убий­стве, толь­ко из его рас­ска­за. Он на­пи­сал его уже по­сле дет­ско­го до­ма. Сей­час он же­нил­ся, де­вуш­ка то­же ин­ва­лид, ко­ля­соч­ни­ца, они жи­вут вме­сте, у них своё хо­зяй­ство. Он сам ру­бит дро­ва.

– То­таль­но сле­по­глу­хой. Он сам хо­дит в ма­га­зин, всё сам. Все­му это­му его на­учи­ли в дет­ском до­ме.

– Кол­лек­тив у вас боль­шой?

– 360 че­ло­век. Это ад­ми­ни­стра­ция, бух­гал­те­рия, ра­бо­чие, ко­то­рые за­ни­ма­ют­ся зда­ни­ем, пе­да­го­ги, вос­пи­та­те­ли, учи­те­ля, ме­ди­цин­ские ра­бот­ни­ки, вра­чи, са­ни­та­роч­ки.

– Как устро­ен быт ва­ших де­тей?

– Ма­лы­ши до­школь­но­го воз­рас­та жи­вут от­дель­но. Груп­пы у нас неболь­шие – по че­ты­ре че­ло­ве­ка. Ко­гда де­тям ис­пол­ня­ет­ся 8 лет, они пе­ре­хо­дят в дру­гие от­де­ле­ния. Де­ти стар­ше­го воз­рас­та жи­вут в об­ще­жи­тии квар­тир­но­го ти­па. Они са­ми на свой вкус оформ­ля­ют ком­на­ты, и им это очень нра­вит­ся.

Подъ­ём в по­ло­вине вось­мо­го. У нас та­кая фи­ло­со­фия, что де­ти долж­ны быть за­ня­ты в те­че­ние все­го дня. В пер­вой по­ло­вине они учат­ся, каж­дый день у них по шесть уро­ков. Вто­рую по­ло­ви­ну дня де­ти за­ня­ты, как пра­ви­ло, руч­ным и твор­че­ским тру­дом. Ре­бя­та за­ни­ма­ют­ся тан­ца­ми, хо­рео­гра­фи­ей. Все слы­ша­щие обя­за­тель­но учат­ся иг­рать на му­зы­каль­ных ин­стру­мен­тах, с ни­ми за­ни­ма­ют­ся во­ка­лом.

У нас есть свой бас­сейн, ко­то­рый по­се­ща­ют все де­ти без ис­клю­че­ния. Мно­гие ре­бя­та увле­ка­ют­ся гол­бо­лом. Это иг­ра с мя­чом для сле­пых. Участ­ву­ют на­ши вос­пи­тан­ни­ки и в меж­ду­на­род­ных со­рев­но­ва­ни­ях.

Ве­че­ром мы зна­ко­мим их с бы­том, учим сти­рать нос­ки и тру­си­ки. У нас есть пра­чеч­ная, но мы учим де­тей быть са­мо­сто­я­тель­ны­ми.

– Я ни­ко­гда об этом не за­ду­мы­ва­лась. Это моя жизнь. Мне бы­ло 12–13 лет, ко­гда я в этот дет­ский дом при­шла и при­ве­ла свой класс. В шко­ле я бы­ла ак­тив­ная. Мы с дру­зья­ми при­хо­ди­ли сю­да и об­ща­лись с эти­ми ре­бя­та­ми. Мы с ни­ми дру­жи­ли. Для них ведь очень важ­но об­ще­ние с ро­вес­ни­ка­ми.

Сре­ди них бы­ли став­шие зна­ме­ни­ты­ми вы­пуск­ни­ки – это Юра Лер­нер, Са­ша Су­во­ров, Сер­гей Си­рот­кин, На­та­ша Кор­не­е­ва. Они все чет­ве­ро сле­по­глу­хие то­таль­но, но по­сле до­пол­ни­тель­ной под­го­тов­ки по­сту­пи­ли в Мос­ков­ский го­су­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет. Са­ша Су­во­ров стал док­то­ром на­ук, а Сер­гей Си­рот­кин за­щи­тил кан­ди­дат­скую дис­сер­та­цию. Юра Лер­нер стал скуль­пто­ром, но его сей­час нет в жи­вых, он умер. На­та­ша Кор­не­е­ва по­сле уни­вер­си­те­та вы­шла за­муж за ви­дя­ще­го и слы­ша­ще­го че­ло­ве­ка и за­ни­ма­лась вос­пи­та­ни­ем сво­их де­тей. До­че­ри её не хо­ди- ли в шко­лу, она са­ма с ни­ми за­ни­ма­лась, и они экс­тер­ном сда­ли школь­ную про­грам­му.

– Это, чест­но го­во­ря по­чти из об­ла­сти фан­та­сти­ки, но по­че­му вас в дет­стве по­тя­ну­ло к ним? Вам их бы­ло жал­ко?

– Вы, зна­е­те, я ни­ко­гда их не жа­ле­ла. Не нуж­но их жа­леть, им жа­лость не нуж­на. Со­всем, по­ни­ма­е­те? Им важ­но, что­бы с ни­ми на­равне об­ща­лись. С ма­лень­ки­ми, как с лю­бы­ми детьми, мо­жет быть нуж­но по­иг­рать, а уже под­рост­ки хо­тят, что­бы с ни­ми как со взрос­лы­ми об­ща­лись. Не жа­лость им нуж­на, а ве­ра, на­деж­да, мо­жет быть, на ис­це­ле­ние.

У нас есть храм, где де­ти на гла­зах пре­об­ра­жа­ют­ся. Он был по­стро­ен де­сять лет на­зад по ини­ци­а­ти­ве на­сто­я­те­ля Свя­то-Тро­иц­кой Сер­ги­е­вой лав­ры.

Это осо­бен­ный храм. Мно­го икон для незря­чих, од­ну ико­ну нам по­да­рил пат­ри­арх Ки­рилл. Низ­ко рас­по­ло­же­ны под­свеч­ни­ки, что­бы де­ти мог­ли са­ми ста­вить све­чи. У нас был маль­чик, он не го­во­рил, хо­тя был слы­ша­щий, и мы за­ме­ти­ли, что во вре­мя служ­бы, ко­гда в хра­ме пе­ли, он вдруг неожи­дан­но для са­мо­го се­бя при­со­еди­нял­ся к пе­нию. Мы на­ча­ли с ним на этой ос­но­ве ра­бо­тать, и у него по­яви­лась речь. Да­же ма­ма его не ве­ри­ла, что так мог­ло быть.

Да, мы свет­ское учре­жде­ние, но на­ша сов­мест­ная ра­бо­та с цер­ко­вью да­ёт по­ло­жи­тель­ные ре­зуль­та­ты. 8 ок­тяб­ря 2017 го­да к нам при­ез­жал пат­ри­арх Ки­рилл. Он освя­щал ка­мень, ко­то­рый уста­но­ви­ли на ме­сте воз­ве­де­ния ря­дом с на­ми Цен­тра постин­тер­нат­но­го со­про­вож­де­ния. Центр дол­жен быть по­стро­ен к 2020 го­ду.

У нас очень хо­ро­шие от­но­ше­ния со Свя­то-Тро­иц­кой Сер­ги­е­вой лав­рой. Два на­ших маль­чи- ка ра­бо­та­ют в мо­на­сты­ре, в ке­ра­ми­че­ской ма­стер­ской, и им там очень нра­вит­ся. На­мест­ник лав­ры, вла­ды­ка Фео­гност, с боль­шой ду­шев­ной теп­ло­той к нам от­но­сит­ся, он бы­ва­ет в на­шем хра­ме, слу­жит в нём.

Вме­сте с мо­на­ха­ми лав­ры на­ши де­ти два ра­за в год от­прав­ля­ют­ся в Ита­лию, в Ба­ри, где в ба­зи­ли­ке го­ро­да хра­нят­ся мо­щи свя­ти­те­ля Ни­ко­лая Чу­до­твор­ца. Вме­сте с мо­на­ха­ми они бы­ли в Ие­ру­са­ли­ме, на Свя­той Зем­ле. Лав­ра нам по­да­ри­ла дом на сво­ём по­дво­рье в Ге­лен­джи­ке, и мы каж­дый год во­зим ту­да на­ших ре­бят, в ос­нов­ном де­тей-си­рот, они про­во­дят там ка­ни­ку­лы....

Ещё раз по­вто­рю: жа­лость им не нуж­на, она ни­че­го им не да­ёт. Толь­ко ме­ша­ет. Нуж­но со­уча­стие, об­ще­ние, вклю­чён­ность в ка­кую-то об­щую де­я­тель­ность.

Рас­по­зна­вать зву­ки по­мо­га­ет уни­каль­ный слу­хо­вой им­плант

Они та­кие же, как все: шу­тят, ху­ли­га­нят, пы­та­ют­ся по­нять смысл бы­тия

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.