«Правильное вос­пи­та­ние – это на­ша счаст­ли­вая ста­рость»

Пло­хое вос­пи­та­ние – это на­ше бу­ду­щее горе, это на­ши слё­зы, это на­ша вина»

Literaturnaya Gazeta - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ -

Ис­пол­ни­лось 130 лет со дня рож­де­ния ав­то­ра этого те­зи­са, пе­да­го­га-но­ва­то­ра Ан­то­на Макаренко. Вос­тре­бо­ва­на ли и се­год­ня его ме­то­ди­ка вос­пи­та­ния?

Ав­то­ра этих слов Ан­то­на Макаренко, на­равне с ита­льян­кой Ма­ри­ей Мон­тессо­ри, аме­ри­кан­цем Джо­ном Дьюи и нем­цем Геор­гом Кер­шен­штей­не­ром, на­зы­ва­ют ос­но­во­по­лож­ни­ком современного пред­став­ле­ния о вос­пи­та­нии. Си­сте­ма Мон­тессо­ри с на­ча­ла де­вя­но­стых ис­поль­зу­ет­ся в на­шей стране очень ши­ро­ко. А наследие со­вет­ско­го пе­да­го­га? На­ка­нуне 130-ле­тия со дня рож­де­ния Макаренко мы за­да­ли его со­вре­мен­ным кол­ле­гам три во­про­са: как ча­сто вы вспо­ми­на­е­те «Пе­да­го­ги­че­скую по­э­му», ис­поль­зу­е­те ли методику Ан­то­на Се­мё­но­ви­ча, ак­туа­лен ли и се­год­ня опыт ве­ли­ко­го пе­да­го­га? Под­гни­ло что-то…

– К со­жа­ле­нию, вы­нуж­ден кон­ста­ти­ро­вать: на­бор ме­то­дов, при­ё­мов и средств вли­я­ния у современного пе­да­го­га весь­ма узок. Раз­го­вор с уче­ни­ком после уро­ка, за­ме­ча­ние в днев­ни­ке, вы­зо­вы класс­но­го ру­ко­во­ди­те­ля и ро­ди­те­лей, до­клад­ные – вот, по­жа­луй, и всё. Да­же рез­ко по­го­во­рить с ним нель­зя: «ре­бён­ку с тон­кой ду­шев­ной ор­га­ни­за­ци­ей» можно на­не­сти тя­жё­лую пси­хо­ло­ги­че­скую трав­му.

Ко­неч­но, по­не­во­ле вспом­нишь Ан­то­на Се­мё­но­ви­ча Макаренко, по­ду­ма­ешь, как и один небезыз­вест­ный ге­рой: «Под­гни­ло что-то в дат­ском го­су­дар­стве». А в на­шем слу­чае уже не под­гни­ло – смер­дит от хам­ства и ду­хов­но­го убо­же­ства. Вся на­ша си­сте­ма об­ра­зо­ва­ния се­год­ня за­то­че­на на вос­пи­та­ние под­ле­цов. У нас, учи­те­лей, руки свя­за­ны: прав нет, од­ни обязанности. Я про­тив ру­ко­при­клад­ства, но идею Макаренко о вос­пи­та­нии кол­лек­ти­вом в це­лом под­дер­жи­ваю, ведь луч­ше, по су­ти, никто и не при­ду­мал.

На­вер­ное, каж­дый из нас ста­вил так во­прос в труд­ной си­ту­а­ции с тем или иным уче­ни­ком: «Если ты не бу­дешь вы­пол­нять за­да­ние, то из-за те­бя по­стра­да­ет класс». Най­дут­ся и та­кие учи­те­ля, ко­то­рые ска­жут: «Что он та­кое го­во­рит? Вот мы так ни­ко­гда не де­ла­ли!» Что же, у каж­до­го своя со­весть.

Так или ина­че, опыт Макаренко дол­жен быть вос­тре­бо­ван. Од­на­ко если то­гда ему при­шлось нелег­ко, то теперь в на­шу ли­бе­раль­но-по­пу­сти­тель­скую эпо­ху и со­тая до­ля его при­ё­мов невоз­мож­на.

«Пи­щать» нын­че раз­ре­ша­ет­ся

– Ча­сто, столк­нув­шись с ка­при­за­ми и из­ба­ло­ван­но­стью ре­бён­ка, вспо­ми­наю «Пе­да­го­ги­че­скую по­э­му» и меч­таю: «Вот изъ­ять бы этого ре­бён­ка у этой ма­моч­ки... Да по­се­лить в ком­му­ну! Вы­рос бы нор­маль­ным че­ло­ве­ком!» Се­мья не несёт от­вет­ствен­но­сти аб­со­лют­но ни за что!

В вос­пи­та­нии Макаренко обя­за­тель­но ис­поль­зо­вал на­ка­за­ние за про­ступ­ки, но ни­ко­гда не пе­ре­ги­бал пал­ку, уме­ло со­че­тая ин­ди­ви­ду­аль­ный под­ход с пе­да­го­ги­кой кол­лек­ти­ва. Се­год­ня «ин­ди­ви­ду­аль­ный под­ход» до­хо­дит до аб­сур­да. Каж­дый стре­мит­ся вы­де­лить­ся, про­слыть уни­каль­ным. Де­ти уже не чув­ству­ют себя ров­ней друг дру­гу. Ну и опять же ро­ди­те­ли. Вме­ши­ва­ют­ся в вос­пи­та­тель­ный про­цесс, тре­буя этого са­мо­го «ин­ди­ви­ду­аль­но­го под­хо­да» и обе­ре­гая ре­бён­ка от все­воз­мож­ных, как им ка­жет­ся, труд­но­стей и пре­пят­ствий. По­это­му и при­хо­дит­ся по­ка­зы­вать своим чет­ве­ро­класс­ни­кам и «Рес­пуб­ли­ку ШКИД», и «Пе­да­го­ги­че­скую по­э­му», уча их «Не пи­щать».

Тру­до­вое вос­пи­та­ние – од­на из са­мых ще­пе­тиль­ных тем современного об­ра­зо­ва­ния. Без разрешения ро­ди­те­лей я не имею права да­же по­про­сить ре­бён­ка сте­реть с дос­ки, а что уж го­во­рить о суб­бот­ни­ках и про­из­во­ди­тель­ном тру­де. В со­вре­мен­ном ми­ре при­ме­нить си­сте­му Макаренко в чи­стом ви­де можно раз­ве что на необи­та­е­мом ост­ро­ве, на­столь­ко из­ме­ни­лись вре­мя и де­ти.

Вне до­сту­па

– «Пе­да­го­ги­че­ская по­э­ма» – од­на из мо­их лю­би­мых книг. Ду­маю, она в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни по­вли­я­ла и на вы­бор про­фес­сии. Вспо­ми­наю её в раз­ных си­ту­а­ци­ях, при­чём ча­сто с го­ре­чью, по­ни­мая, что идеи А.С. Макаренко, если не за­бы­ты, то со­вер­шен­но не вос­тре­бо­ва­ны, по край­ней ме­ре не вос­тре­бо­ва­ны прак­ти­че­ски (хо­тя я не слы­ша­ла, что­бы о них вспо­ми­на­ли во­об­ще). Ве­ро­ят­но, это мо­жет объ­яс­нять­ся тем, что си­сте­ма об­ра­зо­ва­ния се­год­ня со­вер­шен­но иная, у неё иные це­ли и задачи, ну а от­сю­да вы­те­ка­ет и невоз­мож­ность при­ме­не­ния ме­то­дов Ан­то­на Се­мё­но­ви­ча.

Для Макаренко глав­ным бы­ло вос­пи­та­ние лич­но­сти, сей­час эта за­да­ча не ста­вит­ся. Да­же если и зву­чат с вы­со­ких три­бун ка­кие-то правильные сло­ва, то на деле всё на­прав­ле­но на то, что­бы со­кра­тить об­ще­ние учи­те­ля и уче­ни­ков (не важ­но, школь­ни­ков или сту­ден­тов) до ми­ни­му­ма. Соб­ствен­но, уже про­зву­ча­ла идея от рек­то­ра Высшей шко­лы эко­но­ми­ки Яро­сла­ва Кузь­ми­но­ва о том, что на сме­ну пре­по­да­ва­те­лям ву­зов, не име­ю­щим на­уч­ных пуб­ли­ка­ций по сво­е­му пред­ме­ту, долж­ны прий­ти он­лайн-кур­сы.

Но, во-пер­вых, пре­по­да­ва­ние и на­уч­ная работа – это раз­ные ве­щи. Да­ле­ко не каж­дый пре­крас­ный пре­по­да­ва­тель скло­нен сам пи­сать учеб­ни­ки и да­ле­ко не все пре­успев­шие в на­у­ке способны пре­по­да­вать. И, во-вто­рых, сту­ден­ты (здесь мо­гу только о них го­во­рить) хотят об­щать­ся, они за­да­ют мас­су во­про­сов, ко­гда им ин­те­рес­но то, что ты пре­по­да­ёшь.

В лич­ной деятельности я, на­вер­ное, ча­сто сле­дую тем прин­ци­пам, ко­то­рые у Макаренко бы­ли ос­нов­ны­ми, да­же если и не за­ду­мы­ва­юсь над этим. По край­ней ме­ре, ста­ра­юсь все­гда предъ­яв­лять оди­на­ко­вые тре­бо­ва­ния, пы­та­юсь, по ме­ре возможности, ор­га­ни­зо­вать за­ня­тия так, что­бы сту­ден­ты ра­бо­та­ли кол­лек­тив­но (но кол­лек­тив в на­сто­я­щем смыс­ле этого сло­ва создать невоз­мож­но), про­бую раз­ви­вать ак­тив­ную дис­ци­пли­ну. Ну и, несмотря на вал от­чё­тов, ко­то­рый нас скоро уду­шит, де­лаю всё, что­бы оста­вать­ся про­фес­си­о­на­лом, это сту­ден­ты дей­стви­тель­но це­нят.

Воз­ня с лич­но­стью

– Ге­ни­аль­ность Макаренко я ви­жу в том, что он при­су­щую бес­при­зор­но­сти спо­соб­ность под­чи­нять­ся нефор­маль­ной и вред­ной са­мо­ор­га­ни­за­ции ули­цы за­ме­нил фор­маль­но та­кой же са­мо­ор­га­ни­за­ци­ей, но уже с иной мо­раль­но-нрав­ствен­ной уста­нов­кой. Он со­здал та­кую си­сте­му вос­пи­та­ния, ко­то­рая из лю­дей, пре­зи­ра­е­мых об­ще­ством, фор­ми­ро­ва­ла граж­дан, нуж­ных об­ще­ству.

Как быв­шая вос­пи­тан­ни­ца дет­ско­го до­ма, про­шед­шая через удо­че­ре­ния, от­вет­ствен­но за­яв­ляю: луч­ше жить в хо­ро­шем дет­ском до­ме, чем в се­мье, ко­то­рая бе­рёт те­бя ра­ди де­нег.

По Макаренко всё вос­пи­ты­ва­ет: об­сто­я­тель­ства, ве­щи, дей­ствия, поступки лю­дей, ат­мо­сфе­ра в школе, до­ма и на ули­це. «За­щи­щая кол­лек­тив, – пи­шет Макаренко, – во всех точ­ках его со­при­кос­но­ве­ния с эго­из­мом лич­но­сти, кол­лек­тив тем са­мым за­щи­ща­ет и каж­дую лич­ность и обес­пе­чи­ва­ет для неё наи­бо­лее бла­го­при­ят­ные усло­вия раз­ви­тия». Но у нас и то­гда, и се­год­ня пе­да­го­ги, пло­хо зна­ю­щие уче­ние Макаренко, кри­чат о по­дав­ле­нии лич­но­сти кол­лек­ти­вом.

Всё де­ло в под­бо­ре ме­то­дов фор­ми­ро­ва­ния кол­лек­ти­ва, на­хож­де­нии пра­виль­ной то­наль­но­сти от­но­ше­ний между под­рост­ка­ми, учёт их ин­ди­ви­ду­аль­ных осо­бен­но­стей и опы­та жиз­ни. Огром­ное зна­че­ние в ко­ло­нии Макаренко при­да­ва­лось да­же внешней эс­те­ти­ке. Ежегодно гек­тар зем­ли за­се­и­вал­ся цве­та­ми, ко­то­рые по­том укра­ша­ли все жи­лые по­ме­ще­ния. Каж­дый день в сто­ло­вой бе­лой ска­тер­тью на­кры­ва­лись сто­лы и вы­да­ва­лись чи­стые но­со­вые плат­ки. Ко­ло­ни­сты име­ли две па­рад­ные фор­мы для вы­хо­да в го­род, при­ё­ма го­стей и еже­не­дель­ных по­хо­дов в те­атр.

В раз­ру­ху, в го­лод в ко­ло­нии се­я­ли только элит­ные сор­та пшеницы и ку­ку­ру­зы; раз­во­ди­ли по­ро­ду зна­ме­ни­тых ан­глий­ских сви­ней; ра­бо­та­ло мно­же­ство раз­лич­ных ма­стер­ских и, ко­неч­но, бы­ло пол­ное са­мо­об­слу­жи­ва­ние в бы­ту. Всем вы­пуск­ни­кам ком­му­ны, по­сту­пив­шим в ин­сти­ту­ты, на раб­фак, вы­пла­чи­ва­лись сти­пен­дии в те­че­ние всех лет обу­че­ния. Воз­мож­но ли та­кое в усло­ви­ях со­вре­мен­ной Рос­сии?

Со­вет­ская ор­га­ни­за­ция об­ще­ства от­ве­ча­ла ос­но­во­по­ла­га­ю­щей куль­тур­но­и­сто­ри­че­ской тра­ди­ции Рос­сии, где общ­ность все­гда бы­ла вы­ше, чем лич­ность. В народе этот на­уч­ный те­зис вы­ра­жал­ся про­сто: преж­де ду­май о Ро­дине, а по­том о се­бе. Но с се­ре­ди­ны 70-х го­дов ста­ли внед­рять­ся за­ру­беж­ные ме­то­ди­ки, ста­вя­щие во главу уг­ла не кол­лек­тив, а нефор­маль­ных ли­де­ров. Про­изо­шло воз­вра­ще­ние к «раз­роз­нен­ной возне с лич­но­стью», по вы­ра­же­нию Макаренко. И уже к се­ре­дине 90-х го­дов наследие гения пе­да­го­ги­ки бы­ло сда­но в ар­хив.

Ма­ка­рен­ко счи­тал кни­гу «Рес­пуб­лиа ШКИД» хо­тя и вы­со­ко­ху­до­же­ствен­ной, но с точ­ки зре­ния пе­да­го­ги­ки неудач­ной. На фо­то кадр из од­но­имён­но­го филь­ма

Ири­на Буб­но­ва, док­тор фи­ло­ло­ги­че­ских на­ук, про­фес­сор Мос­ков­ско­го го­род­ско­го пе­да­го­ги­че­ско­го уни­вер­си­те­та (МГПУ):

Еле­на Ло­ги­но­ва, учи­тель на­чаль­ных клас­сов гим­на­зии № 23, Че­ля­бинск:

На­деж­да Са­фо­но­ва, кан­ди­дат пе­да­го­ги­че­ских на­ук, Крас­но­ярск:

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.