Ми­на Мак­са Фасме­ра

Или на ка­ком же язы­ке мы го­во­рим

Literaturnaya Gazeta - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Вла­ди­слав Пи­са­нов, Че­ля­бинск

«Эти­мо­ло­ги­че­ский сло­варь рус­ско­го язы­ка» Мак­са Фасме­ра счи­та­ет­ся са­мым ав­то­ри­тет­ным и пол­ным. Ра­бо­тал он над ним в фа­шист­ской Гер­ма­нии, и этот факт за­ста­вил ав­то­ра ста­тьи за­со­мне­вать­ся в бес­при­страст­но­сти тол­ко­ва­ний.

С че­го на­чи­на­ет­ся Ро­ди­на? По­эт утвер­жда­ет: «...с той пес­ни, что пе­ла нам мать». Но на ка­ком же язы­ке она пе­ла? А её мать ей – на ка­ком… А неан­дер­таль­ская жен­щи­на на ка­ком язы­ке пе­ла пес­ню сво­е­му ма­лы­шу?

Се­го­дня вполне се­рьёз­но утвер­жда­ет­ся, что рус­ская речь про­изо­шла из огром­но­го ря­да за­им­ство­ва­ний. Рус­ско­го язы­ка как бы не бы­ло, по­ка не по­на­бра­ли слов из дру­гих язы­ков. Взять хоть ту же на­шу, вос­пе­тую ма­ма­ми и по­эта­ми, бе­рёз­ку. Ес­ли за­гля­нуть в ос­но­во­по­ла­га­ю­щий для рос­сий­ской на­у­ки «Эти­мо­ло­ги­че­ский сло­варь рус­ско­го язы­ка» Мак­са Фасме­ра, то вы­яс­ня­ет­ся, что рус­ские не зна­ли, как на­звать это де­ре­во, по­ка им не «под­ска­за­ли»: от др.-инд. Bhūrjas, а так­же от алб. Bardh «бе­лый», гот. Baírhts «свет­лый, бле­стя­щий». В Ин­дии нет бе­рёз? Ну и что? Они ведь бе­лые!

Се­го­дня мы го­во­рим о за­ме­ще­нии им­пор­та в тех­но­ло­ги­ях, в про­дук­тах пи­та­ния и в лёг­кой про­мыш­лен­но­сти, да­же куль­ту­ра, скри­пя, на­ча­ла по­во­ра­чи­вать­ся к оте­че­ствен­ным те­мам. Но го­во­рим-то мы, как утвер­жда­ет Рос­сий­ская ака­де­мия на­ук, на чу­жом язы­ке! В ис­сле­до­ва­нии ис­то­рии воз­ник­но­ве­ния рус­ско­го вот уже шесть де­ся­ти­ле­тий «ца­рём до­ка­за­тельств» оста­ёт­ся «Эти­мо­ло­ги­че­ский сло­варь рус­ско­го язы­ка» Мак­са Фасме­ра. А у него да­же «ла­поть» мо­жет быть от лтш. lãps «за­пла­та». Яс­но ж, рус­ская обувь – из за­плат.

Сло­варь Фасме­ра – идео­ло­ги­че­ская ди­вер­сия, гу­ма­ни­тар­ная бом­ба, оскол­ки ко­то­рой до­ле­те­ли до на­ших дней и уко­ре­ни­лись в серд­це рос­сий­ско­го язы­ко­зна­ния. Кто он, за­ло­жив­ший эту ми­ну про­длён­но­го дей­ствия? Немец, ро­див­ший­ся в Санкт-Пе­тер­бур­ге и ими­гри­ро­вав­ший по­сле ре­во­лю­ции.

Сам со­зда­тель эти­мо­ло­ги­че­ско­го сло­ва­ря утвер­жда­ет, что идея эта ро­ди­лась в Аме­ри­ке, в Ко­лум­бий­ском уни­вер­си­те­те, где он ра­бо­тал в 1937–1938 го­дах. И вер­нул­ся он в гит­ле­ров­скую Гер­ма­нию, как утвер­жда­ет­ся, по­то­му, что в США ему жи­лось не слиш­ком ком­форт­но в бы­то­вом смыс­ле. Та­кое объ­яс­не­ние вы­зы­ва­ет недо­ве­рие уже по­то­му, что де­ла со снаб­же­ни­ем на­се­ле­ния про­дук­та­ми пи­та­ния в Гер­ма­нии бы­ли в ту по­ру да­ле­ко не бле­стя­щи, уже в 1939 го­ду у него на ро­дине бы­ли вве­де­ны про­дук­то­вые кар­точ­ки. В до­мах не хва­та­ло теп­ла, а уж о ре­прес­си­ях и конц­ла­ге­рях для ина­ко­мыс­ля­щих да­же го­во­рить не при­хо­дит­ся. Фа­шист­ское мра­ко­бе­сие вста­ло в пол­ный рост. Но Фасмер воз­вра­ща­ет­ся.

Бук­валь­но на­ка­нуне отъ­ез­да в Аме­ри­ку Фасмер из­дал гло­баль­ное ис­сле­до­ва­ние, в ко­то­ром от­ме­чал, что боль­шин­ство гео­гра­фи­че­ских на­име­но­ва­ний, то­по­ни­мов Гер­ма­нии, про­ис­хо­дят от… сла­вян­ских на­зва­ний этих мест. Это до­ка­зы­ва­ет, что нем­цы – при­шель­цы на чу­жой, сла­вян­ской зем­ле. Это ни­как не сов­па­да­ло с тео­ри­ей выс­шей ра­сы, про­по­ве­ду­е­мой ми­ни­стром про­па­ган­ды Геб­бель­сом, кста­ти, фи­ло­ло­гом по об­ра­зо­ва­нию. За го­раз­до мень­шие про­вин­но­сти бди­тель­ные идео­ло­ги арий­ской ис­клю­чи­тель­но­сти мог­ли упечь в конц­ла­герь. А тут – та­кое…

По­нят­но, что от воз­мож­ных непри­ят­но­стей про­ще все­го укрыть­ся за оке­а­ном. Но Фасмер воз­вра­ща­ет­ся. И фа­шист­ская Гер­ма­ния встре­ча­ет воз­вра­щен­ца лас­ко­во. Его Ин­сти­тут сла­вян­ских язы­ков про­дол­жа­ет ра­бо­тать, вы­пус­кая да­же га­зе­ту о про­бле­мах сла­вян­ско­го язы­ко­зна­ния. В этой га­зе­те пуб­ли­ко­ва­лись ста­тьи учё­ных-ев­ре­ев (под псев­до­ни­ма­ми), о чём ду­ра­ки из СС не до­га­ды­ва­лись. У Фасме­ра был не толь­ко уни­вер­си­тет­ский ка­би­нет, но и пре­крас­ный дом в цен­тре Бер­ли­на с ве­ли­ко­леп­ной биб­лио­те­кой, вы­ве­зен­ной ещё из ре­во­лю­ци­он- ной Рос­сии. Но, глав­ное, со­зда­ны все усло­вия для ра­бо­ты над… эти­мо­ло­ги­че­ским сло­ва­рём рус­ско­го язы­ка.

Мо­же­те се­бе пред­ста­вить этот выс­ший пи­ло­таж фа­шист­ско­го гу­ма­низ­ма: стра­на во­ю­ет с рус­ски­ми, а в цен­тре её сто­ли­цы некий учё­ный ра­бо­та­ет над ис­то­ри­ей язы­ка «недо­че­ло­ве­ков». При­чём ему предо­став­ле­ны двое по­мощ­ни­ков-сту­ден­тов, ак­тив­ных чле­нов на­ци­о­нал­со­ци­а­ли­сти­че­ской пар­тии Гер­ма­нии.

Бо­лее то­го, он хло­по­чет о поль­ских учё­ных, за­клю­чён­ных в конц­ла­ге­ре Зак­сен­ха­у­зен, и на­цист­ские вла­сти идут ему на­встре­чу. Ко­гда Фасмер узна­ёт, что в Бу­хен­валь­де со­дер­жит­ся сла­вист Бо­рис Ун­бе­гаун, он не про­сто до­би­ва­ет­ся осво­бож­де­ния кол­ле­ги, но и устра­и­ва­ет его к се­бе на ка­фед­ру. Ин­те­рес­ная де­таль: Ун­бе­гаун про­дол­жа­ет чис­лить­ся уз­ни­ком Бу­хен­валь­да до са­мо­го кон­ца вой­ны, меж­ду тем он вме­сте с Фасме­ром тру­дит­ся в конц­ла­ге­ре Ной­бран­ден­бур­га.

На­уч­ная ра­бо­та стро­и­лась так. На­при­мер, Фасмер спра­ши­ва­ет: как на ва­шем язы­ке сло­во «пал­ка»? За­клю­чён­ный-укра­и­нец от­ве­ча­ет: паáл­ка, пá­ли­ця; бол­га­рин: пá­ли­ца; серб: пá­ли­ца; зэк из Сло­ве­нии: pálica; чех: раli­се; сло­вак: раli­са; по­ляк: раɫа, раɫkа, раli­са и т.д. Ун­бе­гаун это всё фик­си­ру­ет. По­том, уже до­ма, в ка­би­не­те, сло­вар­ную ста­тью до­пол­ня­ют: Возм., род­ствен­но д.-в.-н. sраltаn «рас­ка­лы­вать», др.-инд. spháṭati «рас­ка­лы­ва­ет», sphuṭáti «раз­ры­ва­ет», sphāṭáyati «рас­ка­лы­ва­ет», phálakam «дос­ка», phálati «ло­па­ет­ся, трес­ка­ет­ся». На­сколь­ко кор­рект­ны фак­ты язы­ка, по­лу­чен­ные на до­про­сах уз­ни­ков конц­ла­ге­ря, – во­прос на­уч­ной чи­сто­ты, о нрав­ствен­ной же чи­сто­те го­во­рить не при­хо­дит­ся. Да и древне-верхне-немец­кие и др.-ин­дий­ские от­сыл­ки за уши при­тя­ну­ты.

Пе­ре­во­ра­чи­вать всё с ног на го­ло­ву – сверх­за­да­ча не на­уч­ная, а по­ли­ти­че­ская. У мно­гих био­гра­фов Фасме­ра нет со­мне­ний, что он тру­дил­ся под пря­мым па­тро­на­том Геб­бель­са. Од­на­ко бо­лее ве­ро­ят­но бла­го­рас­по­ло­же­ние «от­ца конц­ла­ге­рей» и ми­сти­че­ско­го об­ще­ства Ане­нер­бе (ин­сти­ту­та «Насле­дие пред­ков») Гимм­ле­ра. Не­об­хо­ди­мость со­зда­ния спе­ци­аль­но­го тай­но­го линг­ви­сти­че­ско­го от­де­ла в Ане­нер­бе обос­но­вал линг­вист Шмидт-Рор: «Име­ет­ся зна­чи­тель­ное ко­ли­че­ство за­дач, ко­то­рые вы­зва­ны к жиз­ни су­тью язы­ка как по­ли­ти­че­ской ве­ли­чи­ны… сде­ла­ет по­бе­ду на­ше­го ору­жия ве­ли­чай­шим три­ум­фом в ми­ро­вой ис­то­рии».

В са­мом на­ча­ле Вто­рой ми­ро­вой вой­ны Шмидт-Рор пред­ла­гал про­ве­сти «линг­во-по­ли­ти­че­скую фраг­мен­та­цию рус­ской им­пе­рии». Он при­зы­вал по­до­рвать рос­сий­ское един­ство из­нут­ри, вы­брав в ка­че­стве пер­вой пло­щад­ки для ре­а­ли­за­ции проб­ной про­грам­мы Укра­и­ну. Шмидт-Рор на­ста­и­вал на: со­тво­ре­нии ли­те­ра­тур­но­го укра­ин­ско­го язы­ка; со­зда­нии укра­ин­ской пись­мен­но­сти и спе­ци­аль­но­го укра­ин­ско­го ал­фа­ви­та; фор­ми­ро­ва­нии ис­кус­ствен­ной укра­ин­ской лек­си­ки.

Учи­ты­вая неболь­шое ко­ли­че­ство линг­ви­стов-арий­цев Гер­ма­нии, мож­но сме­ло до­пус­кать, что это был круг дру­зей бе­ло­ку­ро­го Мак­са Фасме­ра. И его «Эти­мо­ло­ги­че­ский сло­варь рус­ско­го язы­ка» вполне укла­ды­ва­ет­ся в схе­му, об­ри­со­ван­ную вы­ше.

Се­го­дня рос­сий­ская на­у­ка про­дол­жа­ет де­ло Фасме­ра. Хо­тя есть но­вые ин­те­рес­ные ис­сле­до­ва­ния про­то­линг­ви­сти­ки, но­вые эти­мо­ло­ги­че­ские ис­сле­до­ва­ния. Но ака­де­ми­ки, по­лу­чив­шие свои сте­пе­ни на ком­па­ра­ти­ви­сти­ке, де­ла­ют вид, что ни­че­го это­го нет. Не по­ра ли на­шей офи­ци­аль­ной линг­ви­сти­ке за­го­во­рить по-рус­ски?

Ве­ли­чие и мощь рус­ско­го язы­ка от­нюдь не в ко­ли­че­стве за­им­ство­ва­ний

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.