Ско­во­ро­да с брил­ли­ан­та­ми

Literaturnaya Gazeta - - КЛУБ СТУЛЬЕВ -

Вот та­кой он: и не сла­бак, нет, на­о­бо­рот, спортс­мен, мож­но ска­зать, в лёг­кой ат­ле­ти­ке за вуз вы­сту­па­ет, но в со­стя­за­ни­ях с ал­ко­го­лем все­гда про­иг­ры­ва­ет. То ли «тре­ни­ро­вок» ма­ло, че­го не ска­жешь в от­но­ше­нии дру­га, то ли тех­ни­ку не всю зна­ет, то ли ещё что-то.

– На­до-на­до, – не уни­ма­ет­ся при­я­тель ка­ким-то взрос­лым, да­же му­жиц­ким то­ном, – здо­ро­вье по­пра­вить. – Слы­шен спеш­ный звон по­су­ды.

– Не... мо­гу… – Го­лос Ар­слан­гу­жи­на сла­бый, дро­жа­щий.

А вче­ра как мощ­но пес­ни он пел под ги­та­ру! Вся об­ща­га пла­ка­ла от жа­ло­сти к хо­ро­ше­му, но бед­но­му пар­ню, от­верг­ну­то­му кра­са­ви­цей с ка­мен­ным серд­цем.

– Мо­жешь-мо­жешь… – Я уже – во! – ука­за­тель­ным паль­цем щёлк­нул по шее сбо­ку, очень пред­мет­но по­лу­чи­лось. – Сде­лал. И зна­ешь, как хо­ро­шо ста­ло?! Кра­со­та!

Зна­ет, ко­неч­но, боль­ной, ви­дел не раз. Тот мно­го раз при­во­дил в при­мер для под­ра­жа­ния сво­е­го по­кой­но­го от­ца, быв­ше­го человеком, по его рас­ска­зам, не очень по­ло­жи­тель­ным, а по­про­сту го­во­ря, пьян­чу­гой, но боль­шим оп­ти­ми­стом. А ещё на­учил сы­на та­ко­му вот утрен­не­му спо­со­бу са­мо­ле­че­ния, где глав­ным прин­ци­пом яв­ля­ет­ся вы­ши­ба­ние од­но­го кли­на дру­гим.

В кон­це кон­цов сын оп­ти­ми­ста до­бил­ся сво­е­го – по­ста­вил на но­ги и Ар­слан­гу­жи­на.

…Как уже бы­ло ска­за­но, лёг од­на­жды друг в ста­ци­о­нар. Ну как лёг: да сво­бод­но он там на­хо­дил­ся – еже­ве­черне, со­вер­шен­но бес­со­вест­но, хо­дил на танц­пло­щад­ку.

Там ви­дел­ся со зна­ко­мы­ми дев­чон­ка­ми и пря­мо за­яв­лял:

– Я в боль­ни­це... – на ли­це изоб­ра­жал некое по­до­бие чах­ло­сти, ла­донь его тут же на­хо­ди­ла об­ласть пе­че­ни. Да­же ко­жей жел­тел. Ар­тист!

Де­вуш­ки, по при­ро­де жа­лост­ли­вые, за­бот­ли­вые, сер­до­боль­ные, тут же ве­лись на это, узна­ва­ли но­мер кли­ни­ки и па­ла­ты. Даль­ше встре­ча­лись дру­гие, и с ни­ми про­ис­хо­дил при­мер­но та­кой же пе­чаль­ный раз­го­вор. С раз­ни­цей лишь в том, что сви­да­ния на­зна­ча­лись в раз­ное вре­мя. И при­хо­ди­ли. Го­стин­цы тас­ка­ли. Они ведь на­род та­кой: сти­пен­дию по­лу­ча­ют та­кую же и не под­ра­ба­ты­ва­ют, а без ко­пей­ки не оста­ют­ся.

На­ве­щал и друг, но с но­шей на­мно­го скром­нее. По прав­де го­во­ря, лишь с един­ствен­ной бу­тыл­кой га­зи­ров­ки. Боль­ной по­ни­мал. А что ему не по­ни­мать, ко­гда сыт, ко­гда про­сто­душ­ные дев­чон­ки, ви­дев­шие его каж­дый ве­чер на тан­цах, со­всем не хво­ро­го, а ров­ным счё­том на­о­бо­рот, со­вер­шен­но не бра­ли в счёт сие об­сто­я­тель­ство и при­но­си­ли мно­го че­го, вплоть до су­пов с мя­сом и пель­ме­ней.

Да нра­вил­ся он им, вот что! Вро­де и не кра­са­вец осо­бо, но цеп­лять серд­ца без лиш­не­го ста­ра­ния, меж­ду про­чим, ка­кто са­мо­про­из­воль­но – ви­ди­мо, оп­ти­ми­сти­че­ское от­цов­ское на­след­ство про­яв­ля­лось, умел и мог.

Ар­слан­гу­жин бу­тыл­ки с га­зи­ров­кой по­мо­гал опу­сто­шать и сам.

И сколь­ко бы­ло та­ких слу­ча­ев, ко­гда всё де­ли­ли чест­но. Кро­ме де­ву­шек, это уже – прин­ци­пи­аль­но.

Нет сей­час то­го дру­га, дав­но нет. Про­пал. По­сле ин­сти­ту­та уехал к се­бе, в ма­лень­кий го­ро­док. Же­нил­ся. Ар­слан­гу­жин, к то­му вре­ме­ни уже то­же не один, гу­ля­ли и на его сва­дьбе.

За­ня­лись мел­ким пред­при­ни­ма­тель­ством. Ко­гда при­ез­жал в сто­ли­цу, оста­нав­ли­вал­ся у Ар­слан­гу­жи­на. Уже со­всем не упо­треб­лял, ни кап­ли. Хоть и не был кон­че­ным про­пой­цей, вне­зап­но бросил. Как до­шед­ший до по­след­ней чер­ты и ка­кой-то выс­шей си­лой воз­вра­щён­ный на­зад ал­ко­го­лик.

Так и ка­за­лось, что что-то слу­чи­лось с ним. И гла­за сей­час не та­кие. Алч­ные, что ли… Буд­то жаж­дет по­лу­чить, на­силь­но вы­рвать у судь­бы ско­во­ро­ду с на­сто­я­щи­ми брил­ли­ан­та­ми. Се­рьёз­ный ка­кой-то был сей­час, да­же зло­ве­щий...

Несколь­ко раз, так, по ме­ло­чи, со­вер­ша­ли сов­мест­ные сдел­ки. В по­след­ний раз по­зво­нил и ска­зал, что весь то­вар ре­а­ли­зу­ет сам, а по­пут­ные рас­хо­ды по­кро­ет из сум­мы, по­ла­га­ю­щей­ся Ар­слан­гу­жи­ну.

– Хо­ро­шо, – со­гла­сил­ся тот. Так бы­ло и ему про­ще.

Че­рез неде­лю то­ва­рищ при­вёз день­ги. Хо­тел их пря­мо в ма­шине пе­ре­дать, но хо­зя­ин уго­во­рил зай­ти в квар­ти­ру – хоть чаю по­пить.

За сто­лом гость вёл се­бя неспо­кой­но. Вер­тел­ся, как маль­чиш­ка, то­ро­пя­щий­ся иг­рать, а ма­ма за­став­ля­ет ку­шать нена­вист­ную ка­шу. Всё вре­мя смот­рел на ча­сы на пей­дже­ре – сред­стве свя­зи, ко­то­рый мог­ли поз­во­лить се­бе то­гда лишь обес­пе­чен­ные лю­ди.

День­ги от­да­вал за­мет­но дро­жа­щи­ми ру­ка­ми. Их бы­ло на­мно­го мень­ше, чем ожи­да­лось. На­чал сбив­чи­во объ­яс­нять при­чи­ну. Хо­зя­ин не стал тре­бо­вать ка­ких-то бу­маг в под­твер­жде­ние, да­же не успел об этом по­ду­мать – тот ре­ти­ро­вал­ся. Ушёл, пря­ча гла­за.

Да всё бы ни­че­го, но Ар­слан­гу­жи­ну по­том, спу­стя при­мер­но пол­го­да, со­вер­шен­но слу­чай­но, по­па­лись сче­та, про ко­то­рые го­во­рил друг, где в рас­хо­дах циф­ры сто­я­ли ра­за в три мень­ше, чем те, ко­то­рые он озву­чил. По­лу­чи­лось да­же не по­по­лам, как бы­ло со­всем недав­но, в сту­ден­че­ское вре­мя.

Вот так и по­те­рял­ся. Без ве­сти про­пал, мож­но ска­зать.

Слы­шал, ко­неч­но, Ар­слан­гу­жин, что он жи­вёт там же, в сво­ём род­ном го­род­ке, ма­га­зи­ны дер­жит, но, сколь­ко там был, пеш­ком про­гу­ли­вал­ся, ни­ко­гда его не встре­чал. При же­ла­нии най­ти по ны­неш­ним вре­ме­нам – раз плю­нуть, но счи­тал это де­лом непра­виль­ным, не хо­тел вы­гля­деть ме­лоч­ным.

А ведь про­стил его дав­но Ар­слан­гу­жин. Оби­да в са­мом на­ча­ле бы­ла, ко­то­рая усу­гу­би­лась в ре­зуль­та­те об­на­ру­жен­ной до­ку­мен­таль­ной ин­фор­ма­ции, но вре­мя по­ти­хонь­ку за­тя­ну­ло ра­ну. Мог, ко­неч­но, друг и прав­ду ска­зать: что день­ги по­за­рез нуж­ны на раз­ви­тие, по­том от­дал бы. Нет, так то­же не бе­да. За­то не скры­вал­ся бы, а смот­рел на то­ва­ри­ща пря­мо.

Ко­гда вос­по­ми­на­ния до­шли до это­го места, мяг­ко по­сту­ча­ли в дверь.

– Да, от­кры­то! – хо­зя­ин па­ла­ты с со­чув­стви­ем гля­нул на хо­ло­диль­ник, и впрямь уже ка­кой-то на­ду­тый, как пе­ре­ев­ший по­сле ра­бо­ты на да­че у пре­по­да­ва­те­ля сту­дент. Тот дёр­нул­ся и стих, буд­то тя­же­ло вздох­нул от мыс­ли об оче­ред­ном неми­ну­е­мом уплот­не­нии – по­нял и он: сно­ва при­шли с тол­сты­ми па­ке­та­ми.

Ар­слан­гу­жи­ну за­хо­те­лось, что­бы за две­рью сто­ял тот его то­ва­рищ – имен­но то­гдаш­ний, остав­ший­ся в юно­сти, бес­ко­рыст­ный. Со ско­во­ро­дой де­шё­вой слип­шей­ся вер­ми­ше­ли, но обя­за­тель­но – в то­мат­ном со­усе из про­стой стек­лян­ной бан­ки.

Про­шёл бы в па­ла­ту, по­ста­вил ско­во­ро­ду на стол. Ис­кренне, доб­ро­душ­но, щед­ро улы­ба­ясь, ска­зал бы:

– Под­плы­вай, друг, здо­ро­вье твоё по­прав­лять бу­дем!..

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.