Не­ис­чер­па­е­мый

Горь­кий – один из са­мых же­лан­ных го­стей на те­ле- и ки­но­экра­нах. И не толь­ко Рос­сии

Literaturnaya Gazeta - - ТЕЛЕВЕДЕНИЕ - Алек­сандр Кон­дра­шов

В со­вет­ское вре­мя ве­ли­кий про­за­ик и дра­ма­тург при­сут­ство­вал на ТВ – в ос­нов­ном те­ат­раль­ны­ми спек­так­ля­ми по его пье­сам, ки­но­филь­ма­ми по его про­зе, транс­ли­ру­е­мы­ми на те­ле­экране, и те­ле­филь­ма­ми по его про­из­ве­де­ни­ям, а та­к­же Алек­сей Мак­си­мо­вич очень ча­сто яв­лял­ся персонажем филь­мов о рус­ской жиз­ни на­ча­ла ХХ ве­ка. Он был фи­гу­рой огром­ной, за­га­доч­ной, ми­фо­ло­ги­че­ской.

«Ты, я, они, ста­рик, На­по­ле­он, Ма­го­мет»

Из рус­ских клас­си­ков по­сле Го­го­ля, До­сто­ев­ско­го, Тол­сто­го и Че­хо­ва Горь­кий – са­мый по­пу­ляр­ный пи­са­тель в ми­ре. Несчёт­ное чис­ло раз экра­ни­зи­ро­ва­лись «На дне», «Егор Булы­чов», «Вас­са Же­лез­но­ва», «Мать» – его про­из­ве­де­ния и сей­час про­дол­жа­ют вдох­нов­лять ак­тё­ров и ре­жис­сё­ров. В СССР Горь­кий вы­зы­вал ин­те­рес не толь­ко, так ска­зать, «по служ­бе», как ве­ли­кий про­ле­тар­ский пи­са­тель, бу­ре­вест­ник ре­во­лю­ции, ос­но­ва­тель со­ци­а­ли­сти­че­ско­го ре­а­лиз­ма, друг Ле­ни­на–Ста­ли­на, но и «по ду­ше». Его про­из­ве­де­ния вол­но­ва­ли и вол­ну­ют. Как, соб­ствен­но, и жизнь ве­ли­ко­го пи­са­те­ля, ко­то­рая пол­на самыми раз­но­об­раз­ны­ми при­клю­че­ни­я­ми.

На пер­вом ме­сте по чис­лу во­пло­ще­ний, бе­з­услов­но, пье­са «На дне» , ко­то­рая ко­гда-то для Ху­до­же­ствен­но­го те­ат­ра сыг­ра­ла роль, не ме­нее вы­да­ю­щу­ю­ся, чем пье­сы Че­хо­ва. В 1902 го­ду горь­ков­ская драма име­ла огром­ный, оше­ло­ми­тель­ный, ни с чем не срав­ни­мый успех и в Рос­сии, и по все­му ми­ру. Пье­су, в ко­то­рой Вась­ку Пеп­ла иг­ра­ли Жан Га­бен и То­си­ро Ми­фунэ, экра­ни­зи­ро­ва­ли ве­ли­кие Жан Ре­ну­ар и Аки­ра Ку­ро­са­ва – каж­дое поколение, каж­дый на­род на­хо­ди­ли в ней что-то своё, на­сущ­ное, но кон­ге­ни­аль­ных те­ле­вер­сий со­хра­ни­лось, к со­жа­ле­нию, немно­го. Да, есть кад­ры с пер­вым ис­пол­ни­те­лем ро­ли Ба­ро­на – Ва­си­ли­ем Ка­ча­ло­вым из то­го, ве­ли­ко­го, мха­тов­ско­го спек­так­ля, но в пол­ном ви­де до нас до­шла лишь вер­сия 1952 го­да – то­гда вся стра­на го­то­ви­лась от­ме­тить 85-ле­тие ав­то­ра, и на плён­ку сни­ма­ли мно­гие горь­ков­ские спек­так­ли, шед­шие в СССР. Во мха­тов­ском Ка­ча­ло­ва за­ме­нил Па­вел Мас­саль­ский, Ива­на Моск­ви­на – Алек­сей Грибов, а Кон­стан­ти­на Сер­ге­е­ви­ча Ста­ни­слав­ско­го в ро­ли Са­ти­на – Вла­ди­мир Ер­шов. Ко­неч­но, это бы­ло уже не то, так ска­зать, по­смерт­ная мас­ка ле­ген­дар­но­го спек­так­ля.

Го­раз­до бо­лее мо­ло­дым, жи­вым и све­жим ка­зал­ся сня­тый че­рез два­дцать лет спек­такль, по­став­лен­ный Га­ли­ной Вол­чек в те­ат­ре «Со­вре­мен­ник» с за­ме­ча­тель­ны­ми Ев­ге­ни­ем Ев­стиг­не­е­вым, Ан­дре­ем Мяг­ко­вым, Ва­лен­ти­ном Ни­ку­ли­ным, Ни­ной До­ро­ши­ной, Иго­рем Ква­шой, Оле­гом Та­ба­ко­вым... «Со­вре­мен­ник» на­ме­рен­но ушёл от со­ци­аль­но­го па­фо­са и все­го па­те­ти­че­ски ге­ро­и­че­ско­го в трак­тов­ке пье­сы.

Очень труд­но пе­ре­не­сти те­ат­раль­ный спек­такль на язык ки­но или те­ле­ви­де­ния без по­терь, очень со­мни­тель­но, ко­гда ве­ли­кая горь­ков­ская пье­са лишь фор­маль­но «осо­вре­ме­ни­ва­ет­ся», и её дей­ствие из ноч­леж­ки, по­стро­ен­ной в кон­це ХIХ ве­ка, пе­ре­но­сит­ся на свал­ку в век ХХI, а ста­рик Лу­ка пре­вра­ща­ет­ся в хип­сте­ра. Впро­чем, ка­кие мо­гут быть пре­тен­зии? В 90-е и ну­ле­вые об­сто­я­тель­ства дав­но­про­шед­ше­го вре­ме­ни стре­ми­тель­но вер­ну­лись в рус­ский оби­ход, да ещё и с при­быт­ком. То, что дол­гие го­ды вос- при­ни­ма­лась, как до­ре­во­лю­ци­он­ная бо­сяц­кая эк­зо­ти­ка, воз­вра­ще­ние че­го невоз­мож­но бы­ло и пред­ста­вить, а вот, гля­дишь ты, вер­ну­лось, ста­ло ча­стью го­род­ской жиз­ни Рос­сии. С ноч­леж­ка­ми, бом­жа­ми, про­сти­тут­ка­ми, спив­ши­ми­ся ба­ро­на­ми, опу­стив­ши­ми­ся про­фес­со­ра­ми… Что-то по­хо­жее с изум­ле­ни­ем про­де­мон­стри­ро­вал Эль­дар Ря­за­нов в «Не­бе­сах обе­то­ван­ных». А в 2014 го­ду ре­жис­сёр Вла­ди­мир Котт снял свою вер­сию дра­мы Горь­ко­го, в ко­то­рой стар­ца Лу­ку сыг­рал юный Се­мён Тре­ску­нов. В ней участ­во­ва­ли очень хо­ро­шие ак­тё­ры: Ев­ге­ния Доб­ро­воль­ская, Сер­гей Сос­нов­ский, Ни­ко­лай Аве­рюш­кин, Аг­ния Куз­не­цо­ва, Ми­ха­ил Еф­ре­мов, а Ба­ро­на сыг­рал за­ме­ча­тель­ный Алек­сандр Тро­фи­мов, ко­то­рый не в пер­вый раз стал­ки­ва­ет­ся с ве­ли­кой пье­сой.

В 1984 го­ду Тро­фи­мов в спек­так­ле Ана­то­лия Эф­ро­са в Те­ат­ре на Та­ган­ке играл Лу­ку, то­же необыч­но – то­же очень мо­ло­до­го. Он пред­стал не доб­ря­ко­му те­ши­те­лем, ка­ким Лу­ку иг­ра­ли все, а ярост­ным про­ро­ком, об­ви­ни­те­лем. Но это не един­ствен­ное от­кры­тие спек­так­ля: Са­ти­на на Та­ган­ке играл Иван Борт­ник. Не за­быть его мо­но­лог («Что та­кое че­ло­век? Это не ты, не я, не они…») и свер­ка­ю­щие гла­за Са­ти­на–Борт­ни­ка не за­быть – огром­ное те­ат­раль­ное по­тря­се­ние. Как жаль, что тот спек­такль не со­хра­нил­ся на плён­ке.

«Ко­лю я те­бе, Ра­шель, не дам... у него дру­гая судь­ба на­зна­че­на»

Но бы­ли слу­чаи, ко­гда из спек­так­ля, успеш­но и мно­го раз сыг­ран­но­го на сцене, де­ла­ли те­ле­ви­зи­он­ный или художественный фильм, ко­то­рый был так же успе­шен, как спек­такль на сцене. По­вез­ло в этом смыс­ле «Вас­се Же­лез­но-

вой» . Фильм 1953 го­да был сде­лан на ос­но­ве спек­так­ля Ма­ло­го те­ат­ра, где Вас­су Же­лез­но­ву иг­ра­ла ве­ли­кая Ве­ра Па­шен­ная, и фильм-спек­такль тот очень на­дол­го «за­крыл те­му» для ТВ. Зна­чи­тель­но поз­же на те­ле­экра­ны «Вас­са» вер­ну­лась спек­так­лем ЦАТСА в по­ста­нов­ке Алек­сандра Бур­дон­ско­го с Ни­ной Са­зо­но­вой в глав­ной ро­ли, а вско­ре вы­шел фильм с Ин­ной Чу­ри­ко­вой в трак­тов­ке Гле­ба Пан­фи­ло­ва. Ак­три­сы иг­ра­ли по-раз­но­му, но в том и в дру­гом слу­чае это бы­ло очень ин­те­рес­но – Алек­сей Мак­си­мо­вич умел со­зда­вать пье­сы с сильными стра­стя­ми и ха­рак­те­ра­ми, ко­то­рые очень при­вле­ка­ли вы­да­ю­щих­ся ар­ти­стов и ре­жис­сё­ров-ин­тер­пре­та­то­ров. Очень жаль, что нет те­ле­вер­сии спек­так­ля МХАТа име­ни Горь­ко­го с Та­тья­ной До­ро­ни­ной в глав­ной ро­ли. Нель­зя не упо­мя­нуть дру­гую вы­да­ю­щу­ю­ся ак­три­су – Люд­ми­лу По­ля­ко­ву, она иг­ра­ла Вас­су в спек­так­ле Ана­то­лия Ва­си­лье­ва, ко­то­рый, к со­жа­ле­нию, то­же не был пе­ре­не­сён на те­ле­экран – «Пер­вый ва­ри­ант Вас­сы Же­лез­но­вой» те­ат­ра Ста­ни­слав­ско­го остал­ся ле­ген­дой. По­хо­жая судь­ба у «Его­ра Булы­чо

ва» : пер­вый, так ска­зать, клас­си­че­ский фильм (на ос­но­ве спек­так­ля Вах­тан­гов­ско­го те­ат­ра с за­ме­ча­тель­ным Сер­ге­ем Лу­кья­но­вым в глав­ной ро­ли и мо­ло­ды­ми Юри­ем Лю­би­мо­вым и Ми­ха­и­лом Улья­но­вым в ролях Тя­ти­на Лап­те­ва) был снят в 1953 го­ду. Че­рез пят­на­дцать лет был за­пи­сан мха­тов­ский спек­такль с мо­гу­чим Бо­ри­сом Ли­ва­но­вым в ро­ли Булы­чо­ва и за­ме­ча­тель­ной Ни­ной Гу­ля­е­вой в ро­ли Шур­ки, а че­рез два го­да, в 1971 го­ду, с экра­ни­за­ци­ей зна­ме­ни­той пье­сы в ка­че­стве ре­жис­сё­ра дебютировал Сер­гей Со­ло­вьёв. Он по­до­шёл к Горь­ко­му, как ка­за­лось, с че­хов­ским клю­чи­ком, то­же сни­жая па­фос, со­здал некую эле­гию, неспеш­ную, со­всем не по­хо­жую на преды­ду­щие по­ста­нов­ки пье­сы ще­мя­щую ис­то­рию о со­про­тив­ле­нии на­дви­га­ю­щей­ся смер­ти. Со­ло­вьёв со­брал звёзд­ный ак­тёр­ский ан­самбль: Ми­ха­ил Улья­нов, Майя Бул­га­ко­ва, Зи­на­и­да Сла­ви­на, Ека­те­ри­на Ва­си­лье­ва, Ана­то­лий Ро­ма­шин, Рим­ма Мар­ко­ва, Ни­на Русла­но­ва, Ефим Ко­пе­лян, Ва­лен­ти­на Ша­ры­ки­на, Еле­на Со­ло­вей, Геор­гий Бур­ков, Юрий На­за­ров, Вла­ди­мир Еме­лья­нов, Лев Ду­ров, Ев­ге­ний Стеб­лов, Иван Ла­пи­ков и Вячеслав Ти­хо­нов в неожи­дан­ной для него ро­ли по­па Пав­ли­на.

«Ко­гда у че­ло­ве­ка серд­це ма­лень­кое и силь­но бьёт­ся, – в него труд­но попасть пу­лей»

Огром­ной уда­чей оте­че­ствен­но­го ки­но и те­ле­ви­де­ния был фильм-спек­такль Ма­ло­го те­ат­ра «Дач­ни­ки» 1967 го­да. В пре­крас­ном спек­так­ле, по­став­лен­ном ве­ли­ким Бо­ри­сом Ба­боч­ки­ным, бли­ста­ли Ру­фи­на Ни­фон­то­ва, Элина Бы­ст­риц­кая, Ни­ки­та Под­гор­ный, Ни­ко­лай Ан­нен­ков, Иван Лю­без­нов... По­че­му горь­ков­ская пье­са, на­пи­сан­ная в 1904 го­ду, так со­вре­мен­но за­зву­ча­ла в 60-е, 70-е да и поз­же? По­че­му Ба­боч­кин так увле­чён­но и яр­ко сыг­рал че­ло­ве­ка, яв­ля­ю­ще­го­ся пол­ной про­ти­во­по­лож­но­стью то­му ти­пу лю­дей, ко­то­рых он играл в мо­ло­до­сти, на­чи­ная с Ча­па­е­ва. По­че­му так со­вре­мен­но, да­же вы­зы­ва­ю­ще зву­ча­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ные ре­чи Сусло­ва о при­о­ри­те­тах част­ной жиз­ни (на­прочь за­би­вая бу­до­ра­жив­шие умы в на­ча­ле ве­ка ре­во­лю­ци­он­ные мо­но­ло­ги Вла­са и Ма­рии Ль­вов­ны)? По­че­му они все­гда встре­ча­лись со­чув­ствен­ны­ми ап­ло­дис­мен­та­ми в те­ат­раль­ном за­ле и, ка­за­лось, про­ты­ка­ли сус­лов­ским паль­цем экран те­ле­ви­зо­ра? Как го­во­рит­ся, овла­де­ва­ли мас­са­ми,

го­то­вя поч­ву для пе­ре­строй­ки и ре­став­ра­ции ка­пи­та­лиз­ма в Рос­сии: «… нам хо­чет­ся мно­го и вкус­но есть, пить... во­об­ще на­гра­дить се­бя с из­быт­ком за бес­по­кой­ную, го­лод­ную жизнь юных дней... Я обы­ва­тель – и боль­ше ни­че­го-с! Вот мой план жиз­ни. Мне нра­вит­ся быть обы­ва­те­лем... Я бу­ду жить, как я хо­чу! И, на­ко­нец, на­пле­вать мне на ва­ши рос­сказ­ни... при­зы­вы... идеи!»

Пре­ду­пре­жде­ние те­ат­ра услы­ша­но не бы­ло, раз­рыв меж­ду глав­ны­ми дей­ству­ю­щи­ми ли­ца­ми по­ли­ти­че­ской жиз­ни и публикой, меж­ду ре­ча­ми пра­ви­те­лей и прав­дой уве­ли­чи­вал­ся, пре­вра­ща­ясь в про­пасть, в ко­то­рую впо­след­ствии и ух­ну­ла стра­на.

В яр­кой, та­лант­ли­вой, «по­ко­лен­че­ской» экра­ни­за­ции (1995) Сер­гея Ур­су­ля­ка под му­зы­ку Ми­ка­э­ла Та­ривер­ди­е­ва очень хо­ро­шо (мож­но ска­зать – ис­по­ве­даль­но) иг­ра­ли за­ме­ча­тель­ные, то­гда ещё мо­ло­дые ар­ти­сты Ма­рия Аро­но­ва, Сер­гей Ма­ко­вец­кий, Свет­ла­на Ря­бо­ва, Сер­гей Кол­та­ков, Ирина Куп­чен­ко, На­та­лья Вдо­ви­на, Фё­дор Доб­ро­нра­вов и да­же Сер­гей Гар­маш с Ни­ко­ла­ем Доб­ры­ни­ным в эпи­зо­дах. Глав­ным в трак­тов­ке Ур­су­ля­ка был мо­тив горь­ко­го разо­ча­ро­ва­ния – очень ак­ту­аль­но зву­ча­ли про­из­но­си­мые из­де­ва­тель­ски сло­ва: де­мо­крат и де­мо­кра­тия. По­ра­зи­тель­но, и в 90-е Горь­кий ока­зал­ся вос­тре­бо­ван, зло­бод­не­вен.

Од­на­ко луч­ший, по мне­нию мно­гих, пе­ре­нос спек­так­ля на те­ле­экран свя­зан с са­мой пер­вой пье­сой Горь­ко­го –

«Ме­щане» . Она бы­ла по­став­ле­на Геор­ги­ем Тов­сто­но­го­вым в БДТ име­ни… Горь­ко­го. По­сле смер­ти Геор­гия Алек­сан­дро­ви­ча имя дра­ма­тур­га в на­зва­нии те­ат­ра по­спеш­но за­ме­ни­ли на Тов­сто­но­го­ва – как ко­гда-то щед­ро раз­да­ва­ли имя пи­са­те­ля па­ро­хо­дам, ули­цам, го­ро­дам, те­ат­рам, так по­том ото­всю­ду при­ня­лись вы­чи­щать. Но горь­ков­ские

«Вар­ва­ры» с бли­ста­тель­ны­ми Та­тья­ной До­ро­ни­ной и Пав­лом Луспе­ка­е­вым и «Ме­щане» – вы­да­ю­щи­е­ся спек­так­ли в ре­пер­ту­а­ре БДТ. По­след­ним по­вез­ло боль­ше, они и шли очень дол­го, и Тов­сто­но­го­ву уда­лось снять кон­ге­ни­аль­ный спек­так­лю художественный те­ле­фильм (1974), ко­то­рый и сей­час, ес­ли на­чать смот­реть, за­хва­тит и не от­пу­стит. По­тря­са­ю­щий ак­тёр­ский ан­самбль, в ко­то­ром луч­шие ак­тё­ры БДТ сыг­ра­ли свои луч­шие ро­ли: Ев­ге­ний Ле­бе­дев, Ма­рия При­зван-Со­ко­ло­ва, Эмма По­по­ва, Люд­ми­ла Ма­ка­ро­ва, Па­вел Пан­ков, Вла­ди­мир Ре­цеп­тер, Ки­рилл Лав­ров, Ни­ко­лай Тро­фи­мов.

«Ве­ли­кая пье­са, ве­ли­кий спек­такль, ве­ли­кий фильм-спек­такль» – так в 70– 80-е го­во­ри­ли мно­гие, но кто в тра­ге­дии раз­ва­ли­ва­ю­щей­ся бес­се­ме­нов­ской се­мьи смог раз­гля­деть гря­ду­щую тра­ге­дию стра­ны и слом го­су­дар­ствен­но­го строя?

«Три штуч­ки смер­тель­но люблю: те­бя, кис­лень­кое и прав­ду»

В ис­то­рии экра­ни­за­ций про­зы Мак­си­ма Горь­ко­го есть несколь­ко эта­пов. Пер­вый при­жиз­нен­ный, ко­гда в немом ки­но два­жды экра­ни­зи­ро­вал­ся ро­ман

«Мать» . Эпо­ха зву­ко­во­го ки­но на­ча­лась для про­из­ве­де­ний Горь­ко­го био­гра­фи­че­ской три­ло­ги­ей Мар­ка Дон­ско­го, ре­жис­сё­ра за­ме­ча­тель­но­го – осо­бен­но его по­чи­та­ли в Ита­лии, на­зы­вая от­цом нео­ре­а­лиз­ма. «Дет­ство Горь

ко­го» (1938), «В лю­дях» (1938) и «Мои уни­вер­си­те­ты» (1939) – фильмы о та­лант­ли­вом, чув­ству­ю­щем кра­со­ту, не тер­пя­щем неспра­вед­ли­во­сти маль­чи­ке, юно­ше, пы­та­ю­щем­ся вы­рвать­ся из ме­щан­ско­го про­зя­ба­ния на воль­ный про­стор, в цар­ство доб­ра и спра­вед­ли­во­сти. К био­гра­фи­че­ско­му цик­лу при­мы­ка­ет «Де­ло Ар­та­мо­но

вых» (1941) Гри­го­рия Ро­ша­ля, мощ­ная ан­ти­ка­пи­та­ли­сти­че­ская лен­та, ко­то­рая на­чи­на­ет­ся с от­ме­ны кре­пост­но­го пра­ва и за­вер­ша­ет­ся 1917 го­дом. В ней участ­во­ва­ли Ве­ра Ма­рец­кая и Ми­ха­ил Дер­жа­вин, а та­к­же в яр­ком эпи­зо­де дебютировал Ми­ха­ил Пу­гов­кин. В этом же ря­ду кар­ти­на Мар­ка Дон­ско­го «Фо­ма Гор

де­ев» с та­лант­ли­вей­шим, мо­ло­дым Геор­ги­ем Епи­фан­це­вым в глав­ной ро­ли. Фа­б­ри­кант, мил­ли­он­щик, по Горь­ко­му, все­гда че­ло­век с чер­во­то­чи­ной, ес­ли не пре­ступ­ник. Вслед за Баль­за­ком Горь­кий мог бы на­пи­сать: «Тай­на круп­ных со­сто­я­ний, воз­ник­ших ни­от­ку­да, в без­упреч­но со­вер­шён­ном и по­то­му за­бы­том пре­ступ­ле­нии».

По­сле вой­ны, в го­ды «от­те­пе­ли» ста­ли воз­мож­ны воль­но­лю­би­вые, чув­ствен­ные, ро­ман­ти­че­ские лен­ты «Чел

каш» с Ан­дре­ем По­по­вым, «Маль­ва» с Дзид­рой Ри­тен­бергс и Ген­на­ди­ем Юх­ти­ным, а че­рез 10 лет – «По Ру­си» с Алек­се­ем Лок­те­вым, На­та­льей Ве­лич­ко и Люд­ми­лой Чур­си­ной, а ещё че­рез 10 лет – «Та­бор ухо­дит в небо» . Но глав­ным горь­ков­ским про­из­ве­де­ни­ем в ки­но бы­ла и оста­ёт­ся «Мать».

«Ду­шу вос­крес­шую – не убьют!»

Ро­ман на­пи­сан, ко­гда Горь­кий был увле­чён «бо­го­стро­и­тель­ством», за­дол­го до Ок­тябрь­ской ре­во­лю­ции. В 1907 го­ду Ле­нин, спо­ря с Горь­ким по мно­гим во­про­сам, всё же на­звал «Мать» «очень свое­вре­мен­ной кни­гой». Ныне, как очень, ви­ди­мо, не­свое­вре­мен­ная, она изъ­ята из школь­ной про­грам­мы, а меж­ду тем про­стая ис­то­рия о ма­те­ри и сыне, о «вос­кре­ше­нии их душ», о про­буж­де­нии к осмыс­лен­ной жиз­ни, об их стой­ко­сти и са­мо­от­вер­жен­ном слу­же­нии лю­дям – дей­стви­тель­но очень ре­ли­ги­оз­ная и име­ет боль­шое вос­пи­та­тель­ное зна­че­ние. За­би­тые, негра­мот­ные про­ле- та­рии вы­ры­ва­ют­ся из пред­на­зна­чен­но­го им раб­ско­го, тём­но­го и пья­но­го ту­пи­ка – что в этом пло­хо­го?

Из мно­гих ми­ро­вых экра­ни­за­ций вы­де­лим три рос­сий­ские.

Пер­вая, очень эмо­ци­о­наль­ная, р-ре­во­лю­ци­он­ная – Все­во­ло­да Пу­дов­ки­на, с Ве­рой Ба­ра­нов­ской и Ни­ко­ла­ем Ба­та­ло­вым в глав­ных ролях – она кон­ча­ет­ся не так, как у Горь­ко­го, а куда ра­ди­каль­нее, что есте­ствен­но для 1926 го­да – мать на стач­ке под­хва­ты­ва­ет зна­мя из рук уби­то­го Павла и идёт во гла­ве де­мон­стра­ции, но гиб­нет от ка­зац­кой саб­ли.

Вто­рая, са­мая из­вест­ная вер­сия, ко­то­рую ви­де­ли, на­вер­ное, все, кто стар­ше со­ро­ка лет – Мар­ка Дон­ско­го – с Ве­рой Ма­рец­кой в об­ра­зе Ни­лов­ны, Алек­се­ем Ба­та­ло­вым (Пав­лом) и Ан­дре­ем Пет­ро­вым (На­ход­ка), го­раз­до бо­лее ли­рич­ная. Силь­ная, вол­ну­ю­щая, где глав­ной бы­ла те­ма ма­те­рин­ской люб­ви, ко­то­рую прон­зи­тель­но и страст­но ве­ла ве­ли­кая рус­ская ак­три­са, и, ко­неч­но, огром­ную сим­па­тию вы­зы­вал тро­га­тель­ный глав­ный ге­рой.

Тре­тья вер­сия бы­ла сня­та на из­лё­те пе­ре­строй­ки Гле­бом Пан­фи­ло­вым, где мать иг­ра­ла Ин­на Чу­ри­ко­ва, а сы­на – Вик­тор Ра­ков. Стран­но бы­ло смот­реть на де­мон­стра­ции ра­бо­чих в филь­ме, ко­гда в то же вре­мя на ули­цах рос­сий­ских го­ро­дов со­би­ра­лись тол­пы лю­дей, ко­то­рые тре­бо­ва­ли сверг­нуть ту власть, за ко­то­рую са­мо­от­вер­жен­но бо­ро­лись в филь­ме.

Сто­ит упо­мя­нуть на­род­ную ми­сте­рию в Те­ат­ре на Та­ган­ке, по­став­лен­ную Юри­ем Лю­би­мо­вым, Павла в ней играл Иван Борт­ник, а мать – Зи­на­и­да Сла­ви­на. Оба – очень хо­ро­шо, и спек­такль необык­но­вен­ный. Но это бы­ло то­гда, ко­гда в Рос­сии ещё су­ще­ство­вал мо­гу­чий ра­бо­чий класс, прав­да, в ту по­ру мно­гие де­ти ра­бо­чих ра­бо­чи­ми быть уже не хо­те­ли. По­том мно­го че­го про­изо­шло, в том чис­ле тех­но­ло­ги­че­ская ре­во­лю­ция, и сей­час ра­бо­чий класс у нас боль­шей ча­стью при­воз­ной.

Вряд ли ско­ро те­атр или ки­не­ма­то­граф вер­нут­ся к это­му ро­ма­ну, хо­тя те­ма ду­хов­но­го вос­кре­се­ния, уве­рен, бу­дет вос­тре­бо­ва­на.

«Мо­жет, маль­чи­ка-то и не бы­ло?»

14-се­рий­ный фильм Вик­то­ра Ти­то­ва по неокон­чен­но­му горь­ков­ско­му ро­ма­ну «Жизнь Кли­ма Сам­ги­на» при­над­ле­жит к ше­дев­рам в жан­ре экра­ни­за­ции клас­си­че­ской ли­те­ра­ту­ры. Хроника су­ще­ство­ва­ния рус­ской ин­тел­ли­ген­ции с 80-х го­дов ХIХ ве­ка до 1918 го­да, в цен­тре ко­то­рой ис­то­рия Кли­ма Сам­ги­на, пе­ре­не­се­на на те­ле­экран иде­аль­но, и не ви­на ре­жис­сё­ра и ак­тё­ров в том, что этот со­вет­ский се­ри­ал в 1988 го­ду не стал так лю­бим на­ро­дом, как дру­гие, столь же ма­стер­ски сня­тые и разыг­ран­ные ак­тё­ра­ми мно­го­се­рий­ные фильмы. Ви­ной то­му не толь­ко «пер­пен­ди­ку­ляр­ность вре­ме­ни», но и неге­ро­ич­ность глав­но­го ге­роя, ко­то­ро­го очень хо­ро­шо сыг­рал Ан­дрей Ру­ден­ский. «Ис­то­рия пу­стой ду­ши» (это один из ва­ри­ан­тов на­зва­ния эпо­пеи) не мо­жет дер­жать зри­те­ля столь­ко се­рий, хо­тя ак­тёр­ский со­став был пре­кра­сен, огро­мен и раз­но­об­ра­зен. Слиш­ком не сов­па­дал до­ку­мен­таль­но чест­ный взгляд Горь­ко­го на тот ис­то­ри­че­ский пе­ри­од с тем, что зна­ла и хо­те­ла уви­деть пуб­ли­ка.

Горь­кий яв­лял­ся на экране и как пер­со­наж мно­гих филь­мов о ре­во­лю­ции – со­вет­ских, по­том ан­ти­со­вет­ских. Сло­жил­ся да­же штамп ис­пол­не­ния – вы­со­кий ока­ю­щий ку­риль­щик с ка­зац­ки­ми уса­ми, за­щи­ща­ю­щий со­мни­тель­ных ин­тел­ли­ген­тов и мень­ше­ви­ков с эсе­ра­ми и не сра­зу осо­знав­ший пра­виль­ность всех дей­ствий Ле­ни­на. А пол­но­цен­но­го био­гра­фи­че­ско­го филь­ма как не бы­ло, так и нет. Впро­чем, в 2010 го­ду на­ча­ло бы­ло по­ло­же­но. Ста­ни­слав Ми­тин снял ми­ни-се­ри­ал

«Плен стра­с­ти» , в цен­тре ко­то­ро­го бы­ли Горь­кий (его сыг­рал Геор­гий Та­ра­тор­кин) и три его глав­ные жен­щи­ны: Ека­те­ри­на Пеш­ко­ва (Еле­на Обо­лен­ская), Ма­рия Ан­дре­ева (Еле­на Ксе­но­фон­то­ва) и Ма­рия Бен­кен­дорф-За­крев­ская (от­лич­ная ра­бо­та Еле­ны Ля­до­вой). Жаль, что к юби­лею пи­са­те­ля не сня­ли его пол­но­вес­ную ки­но­био­гра­фию. Жизнь ве­ли­ко­го пи­са­те­ля мог­ла бы лечь в ос­но­ву мно­гих увле­ка­тель­ных ки­но- и те­ле­филь­мов: и по­ли­ти­че­ско­го де­тек­ти­ва, и лю­бов­ной са­ги, и при­клю­чен­че­ско­го се­ри­а­ла.

«На дне». В ро­ли Са­ти­на К.С. Ста­ни­слав­ский и Иван Борт­ник

Та­тья­на Доронина и Па­вел Луспе­ка­ев в «Вар­ва­рах». БДТ им. Горь­ко­го

Ан­дрей Ру­ден­ский и Ирина Ма­зур­ке­вич в те­ле­э­по­пее «Жизнь Кли­ма Сам­ги­на». Кадр из филь­ма

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.