Вре­мя жат­вы

Literaturnaya Gazeta - - БИБЛИОСФЕРА - Ве­ро­ни­ка Ла­пи­на

Сти­хи Штель­ма­на стро­ги и яс­ны, при­вле­ка­ют яр­ко­стью ме­та­фор, глу­би­ной и смыс­лом, пря­мо­той и чест­но­стью оце­нок. Один из цик­лов так и на­зы­ва­ет­ся – «По­го­во­рим об ис­тине». По­эт ищет её с тру­дом, ибо, как го­во­рит он сам:

На зем­ле до­рог ве­ли­ких мно­го, К ис­тине ве­дёт все­го од­на. «Мно­гие пой­дут и не воз­мо­гут», Хоть до­ро­га вер­ная пря­ма.

Исти­на для по­эта неот­де­ли­ма от ве­ры, ра­ди ко­то­рой на­ши пред­ки го­то­вы бы­ли уме­реть и со­глас­но ко­то­рой ста­ра­лись жить.

Од­на­ко мы пом­ним, что «за ве­ру» в своё вре­мя мог­ли убить, и по­то­му с предубеж­де­ни­ем от­но­сим­ся к по­доб­ной те­ме. Но сти­хам Штель­ма­на та­кие на­стро­е­ния чуж­ды. Пат­ри­о­тизм в них есть, по­чте­ние к род­ной ис­то­рии есть, го­ря­чее же­ла­ние, что­бы мы на­ко­нец-то вы­учи­ли её страш­ные уро­ки, то­же есть, фа­на­тиз­ма же ни­сколь­ко!

По­то­му что всё, что ту­ма­нит ум и по­ра­бо­ща­ет ду­шу, – не прав­да, а ложь. По­то­му что со­стра­да­ние к му­че­ни­кам не озна­ча­ет нена­ви­сти к му­чи­те­лям. По­эт ско­рее со­чув­ству­ет и им, ослеп­лён­ным, за­блуд­шим, – со­чув­ству­ет.

И неслу­чай­но в твор­че­стве Штель­ма­на важ­ное ме­сто за­ни­ма­ет об­раз по­след­не­го рус­ско­го им­пе­ра­то­ра, ко­то­рый про­стил вра­гам их же­сто­кость. И не­да­ром ху­дож­ник сло­ва об­ра­ща­ет­ся к еван­гель­ской прит­че о пле­ве­лах на пше­нич­ном по­ле. Да, их мож­но вы­по­лоть, но то­гда по­стра­да­ет пше­ни­ца. По­это­му по­эт и про­сит «…оста­вить по­ле непре­лож­но на вре­мя жат­вы, до Су­да».

Суд обя­за­тель­но бу­дет, но не лю­дям его вер­шить.

Те, кто ду­мал ина­че, слиш­ком ча­сто бы­ва­ли осуж­де­ны.

Олег Штель­ман. Укро­ще­ние бу­ри М.: ИСП 2018

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.