Мож­но ли до­ве­рять эн­цик­ло­пе­ди­ям?

Да­ле­ко не всех со­ста­ви­те­лей спра­воч­ной ли­те­ра­ту­ры мож­но на­звать про­фес­си­о­на­ла­ми

Literaturnaya Gazeta - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Алек­сандр Ни­ко­лю­кин, док­тор фи­ло­ло­ги­че­ских на­ук

Ли­те­ра­тур­ных эн­цик­ло­пе­дий на се­го­дняш­ний день со­зда­но нема­ло. Но вот на­сколь­ко ком­пе­тент­ны их со­ста­ви­те­ли? Об этом и о мно­гом дру­гом раз­мыш­ля­ет док­тор фи­ло­ло­ги­че­ских на­ук Алек­сандр Ни­ко­лю­кин.

Су­ще­ству­ет мнение, что ли­те­ра­ту­ро­вед спо­со­бен и мо­жет лег­ко со­зда­вать ли­те­ра­тур­ные сло­ва­ри и эн­цик­ло­пе­дии. Но эн­цик­ло­пе­дия – это ре­зуль­тат ра­бо­ты боль­шо­го на­уч­но­го кол­лек­ти­ва, а не од­но­го че­ло­ве­ка, как то по­лу­чи­лось с эн­цик­ло­пе­ди­я­ми о Го­го­ле и Бул­га­ко­ве. Эн­цик­ло­пе­дия – осо­бый твор­че­ский жанр в ли­те­ра­ту­ре, вид спра­воч­ни­ка со сво­и­ми за­ко­на­ми и пра­ви­ла­ми. И глав­ное из них – объ­ек­тив­ное пред­став­ле­ние до­ку­мен­таль­но­го ма­те­ри­а­ла, ос­но­ван­ное на фак­тах и да­тах.

«Эн­цик­лос» (ένκυκλος) по-гре­че­ски зна­чит «все­о­хва­ты­ва­ю­щее», «пе­дия» (παιδεíα) зна­чит «уче­ние». Исто­ри­че­ская фак­то­гра­фия име­ет здесь ис­клю­чи­тель­ное зна­че­ние. И ко­неч­но, недо­пу­сти­мы идео­ло­ги­че­ские и груп­по­вые при­стра­стия, что в со­вет­ские вре­ме­на име­но­ва­лось «пар­тий­но­стью», ко­то­рой бы­ли про­ни­за­ны мно­гие со­вет­ские из­да­ния. Один из­вест­ный глав­ный ре­дак­тор ли­те­ра­тур­но­го жур­на­ла тре­бо­вал то­гда пар­тий­но­сти да­же в биб­лио­гра­фии.

Пе­ред на­ми два эн­цик­ло­пе­ди­че­ских из­да­ния: эн­цик­ло­пе­дия о Л.Н. Тол­стом и по­явив­ший­ся сло­варь о рус­ских ли­те­ра­ту­ро­ве­дах ХХ ве­ка. Кни­гу о Тол­стом труд­но на­звать эн­цик­ло­пе­ди­ей. Это сбор­ник ста­тей, пред­на­зна­чен­ный для ра­бо­ты учи­те­ля в шко­ле. По­это­му ис­клю­че­но из него то, что в шко­ле не изу­ча­ет­ся. Та­ко­вы его ре­ли­ги­оз­но-фи­ло­соф­ские тру­ды, «Ис­сле­до­ва­ние дог­ма­ти­че­ско­го бо­го­сло­вия», кри­ти­ка ка­те­хи­зи­са Фи­ла­ре­та, ста­тьи о ве­ге­та­ри­ан­стве, о ме­ди­цине, рас­сказ «Что я ви­дел в Ржа­нов­ском до­ме» и мно­гое дру­гое.

По­сколь­ку в Тол­стов­ской эн­цик­ло­пе­дии от­сут­ству­ет имен­ной ука­за­тель, най­ти нуж­ную ста­тью бы­ва­ет нелег­ко. Что­бы най­ти Шекс­пи­ра, необ­хо­ди­мо пом­нить, что из­вест­ная ста­тья о нём на­зы­ва­ет­ся «О Шекс­пи­ре и о дра­ме», и толь­ко то­гда по спис­ку про­из­ве­де­ний по­дой­ти к ис­ко­мо­му. Но и тут нас ждёт разо­ча­ро­ва­ние. Ав­тор ста­тьи по­че­му-то ре­шил, что чи­та- эн­цик­ло­пе­ди­ей. Ко­неч­но, у вся­ко­го ба­ро­на своя фан­та­зия, как го­во­рил Воль­тер. Но на­до же и ме­ру знать, гос­по­да.

Исто­рия ра­бо­ты Тол­сто­го над ро­ма­ном «Вой­на и мир» све­де­на до од­ной фра­зы: «Круп­ней­шее про­из­ве­де­ние рус­ской ли­те­ра­ту­ры, са­мое свет­лое и оп­ти­ми­сти­че­ское про­из­ве­де­ние Тол­сто­го, над ко­то­рым пи­са­тель ра­бо­тал с 1863 по 1869 г.». Вме­сто ис­то­рии за­мыс­ла, эта­пов ра­бо­ты над ру­ко­пи­сью, раз­лич­ных ва­ри­ан­тов, ра­бо­ты Со­фьи Ан­дре­ев­ны, семь или во­семь раз пе­ре­пи­сы­вав­шей ру­ко­пись, то есть вме­сто све­де­ний по тек­сто­ло­гии при­ве­де­ны лишь эпи­сто­ляр­ные вы­ска­зы­ва­ния о на­ча­ле ра­бо­ты. А всё осталь­ное – ана­лиз то­го же уров­ня. По­весть «Крей­це­ро­ва со­на­та» име­ет ин­те­рес­ней­шую из­да­тель­скую ис­то­рию, ко­то­рая не за­ин­те­ре­со­ва­ла ав­то­ра ста­тьи. По­сле цен­зур­но­го за­пре­та 1889 г. и до по­яв­ле­ния в 13-м то­ме «Со­чи­не­ний» Тол­сто­го эта по­весть бы­ла без цен­зу­ры от­пе­ча­та­на (98 с.) в 1890 г. и чи­та­лась как сам­из­дат в со­вет­ские го­ды.

О трак­та­те «В чём моя ве­ра?» ко­рот­ко ска­за­но, что книга вы­шла в свет в Па­ри­же в 1885 г., то­гда же по­яви­лись эн­цик­ло­пе­дии» – 1981 г. под ре­дак­ци­ей В.А. Ма­нуй­ло­ва и 2014 г. под ре­дак­ци­ей И.А. Ки­се­лё­вой. Но до сих пор у нас нет пол­ной Пуш­кин­ской эн­цик­ло­пе­дии. Всё ещё впе­ре­ди.

В 2005 г. Пуш­кин­ский Дом в Пе­тер­бур­ге вы­пу­стил трёх­том­ный сло­варь «Рус­ская ли­те­ра­ту­ра ХХ ве­ка. Про­за­и­ки, по­эты, дра­ма­тур­ги». То­гда ещё бы­ли жи­вы В. Рас­пу­тин, Е. Ев­ту­шен­ко, Д. Гра­нин и мно­гие дру­гие, ушед­шие с тех пор. Но все они, есте­ствен­но, во­шли в сло­варь. Да и как же мог­ло быть ина­че? Сло­варь «мёрт­вых душ» по­сле Го­го­ля у нас ни­кто не со­став­лял.

Не так дав­но в ИНИОН РАН вы­шел сло­варь «Кто есть кто в рос­сий­ском ли­те­ра­ту­ро­ве­де­нии», где пред­став­ле­ны ныне здрав­ству­ю­щие ли­те­ра­ту­ро­ве­ды из 80 го­ро­дов Рос­сии. Из­да­те­ли сло­ва­ря Мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та по­че­му-то не по­ня­ли, что их де­ти­ще долж­но на­зы­вать­ся «Кто был кто в рус­ском ли­те­ра­ту­ро­ве­де­нии ХХ ве­ка». Ре­бён­ку при рож­де­нии не по­вез­ло, да­ли не то имя. Ред­ко, но так бы­ва­ет, как ска­зал Го­голь. Та­кие на­зва­ния при­ня­ты и рас­про­стра­не­ны в за­ру­беж­ной на­у­ке, но ещё не утвер­ди­лись у нас.

Те­перь по су­ще­ству. Ли­стая кни­гу, как буд­то по­гру­жа­ешь­ся в вос­по­ми­на­ния о про­шед­шем ХХ сто­ле­тии, о лю­дях, ко­то­рых знал с дав­них пор, а те­перь ви­дишь в про­фес­си­о­наль­но сде­лан­ной па­но­ра­ме фо­то­гра­фий, порт­ре­тов. И да­же ра­ду­ешь­ся, уви­дев, что сре­ди них есть ещё и жи­вые!

Хо­ро­шо, что пред­став­ле­ны круп­ней­шие кри­ти­ки рус­ско­го за­ру­бе­жья. Но за­бы­ли Зи­на­и­ду Гип­пи­ус, ав­то­ра из­вест­но­го двух­том­ни­ка «Жи­вые ли­ца» (1925) и ли­те­ра­тур­но-кри­ти­че­ских ста­тей в пе­ри­о­ди­ке рус­ско­го за­ру­бе­жья. Не по­вез­ло и ис­то­ри­ку ли­те­ра­ту­ры Мо­де­сту Гоф­ма­ну (его имя зна­чит­ся в про­спек­те сло­ва­ря), ар­хив ко­то­ро­го пе­ре­ве­зён в Моск­ву и го­то­вит­ся к пуб­ли­ка­ции.

Один из глав­ных прин­ци­пов на­уч­но­го сло­ва­ря со­сто­ит в от­сут­ствии лич­ност­ных оце­нок и опре­де­ле­ний, то­го ду­ха «пар­тий­но­сти», о ко­то­ром уже го­во­ри­лось вы­ше. Ино­гда та­кие оцен­ки, к со­жа­ле­нию, встре­ча­ют­ся и в на­сто­я­щем сло­ва­ре. То со­вет­ский ли­те­ра­ту­ро­вед да­лё­ко­го про­шло­го от­ли­ча­ет­ся «пря­мо­ли­ней­но­стью идео­ло­ги­че­ских трак­то­вок» (как буд­то он один та­ков был), то, на­про­тив, ока­зы­ва­ет­ся об­ла­да­те­лем «глу­бо­ко­го ума». При­ве­ду при­мер о че­ло­ве­ке, ко­то­ро­го я хо­ро­шо пом­ню и с ко­то­рым встре­чал­ся вплоть до его смер­ти. В сло­ва­ре при­во­дят­ся раз­лич­ные вос­по­ми­на- ния о И.А. Каш­кине, «че­ло­ве­ке за­вист­ли­вом, мни­тель­ном, по­до­зри­тель­ном» и да­же о его бо­лез­ни. При этом да­ёт­ся пе­ре­чень имён сви­де­те­лей за и про­тив. Не бу­дем при­во­дить этот непри­стой­ный спи­сок. Ещё в на­ча­ле 1950-х го­дов он со­би­рал­ся чи­тать нам на фи­ло­ло­ги­че­ском фа­куль­те­те МГУ курс по древ­не­ан­глий­ской ли­те­ра­ту­ре, ко­то­рую пе­ре­во­дил. Дей­стви­тель­но, бо­лезнь по­ме­ша­ла то­гда ему, но сле­до­ва­ло ли все пе­ре­су­ды из­вест­ных пе­ре­вод­чи­ков и пи­са­те­лей вы­но­сить на стра­ни­цы сло­ва­ря?

Мож­но толь­ко до­га­ды­вать­ся, ка­кие об­ще­ствен­ные и идео­ло­ги­че­ские при­чи­ны за­ста­ви­ли со­ста­ви­те­ля вы­ве­сти за пре­де­лы сло­ва­ря В.В. Ер­ми­ло­ва, без име­ни ко­то­ро­го (при раз­лич­ных оцен­ках его де­я­тель­но­сти) невоз­мож­но на­пи­сать ис­то­рию со­вет­ской жур­на­ли­сти­ки, не го­во­ря да­же о его кни­гах (о Че­хо­ве, Го­го­ле, Тол­стом). При та­ком но­во­пар­тий­ном под­хо­де мо­гут за­быть на­пи­сать во вто­ром то­ме о В.П. Став­ском (от­сут­ству­ет в про­спек­те сло­ва­ря) или Я.Е. Эль­с­бер­ге, как за­бы­ли в пер­вом то­ме И.К. Луп­по­ла (был в про­спек­те сло­ва­ря), ли­те­ра­ту­ро­ве­да и фи­ло­со­фа, сыг­рав­ше­го су­ще­ствен­ную роль в фор­ми­ро­ва­нии на­ше­го ли­те­ра­ту­ро­ве­де­ния.

И со­всем уж непо­нят­на со­вет­ская лю­бовь к во­ждю ми­ро­вой ре­во­лю­ции В.И. Ле­ни­ну. При­мыс­лив Ле­ни­на к ка­те­го­рии ли­те­ра­ту­ро­ве­дов, что са­мо по се­бе нена­уч­но, ав­то­ры ста­тьи за­чем-то со­зда­ли на пя­ти стра­ни­цах апо­фе­оз со­вет­ской идео­ло­гии. Ес­ли без ста­тьи о Ле­нине на­до бы­ло обой­тись, то ед­ва ли кто мо­жет объ­яс­нить от­сут­ствие в сло­ва­ре ста­тьи о Мак­си­ме Горь­ком, как бы кто к нему ни от­но­сил­ся. Един­ствен­ное, что мож­но пред­по­ло­жить, – это то, что ре­ше­но бы­ло об­ра­тить­ся к его преж­ней фа­ми­лии – Пеш­ков. По­сле та­ких про­де­лок как-то да­же неудоб­но за­ме­чать, что в ста­тье об Анне Ах­ма­то­вой всё све­де­но к её пуш­ки­ни­сти­ке. И ни сло­ва, что по­ста­нов­ле­ние 1946 г. ли­ши­ло её воз­мож­но­сти пе­ча­тать­ся. Оче­вид­но, со­чли это недо­ста­точ­но важ­ным, ибо в ста­тье о Л.Л. Авер­ба­хе по­дроб­но рас­ска­за­но о трёх вер­си­ях его ги­бе­ли в за­клю­че­нии.

Не­удач­но на­пи­сан­ные ста­тьи непри­ят­но вы­де­ля­ют­ся на фоне про­фес­си­о­наль­но со­здан­ных эн­цик­ло­пе­ди­че­ских тек­стов. Удач­ны и пол­но­цен­ны ста­тьи о М.Л. Гас­па­ро­ве, В.В. Ко­жи­но­ве, А.Ф. Ло­се­ве и мно­гих дру­гих. Но нема­ло и за­бы­тых ли­те­ра­ту­ро­ве­дов, не ме­нее важ­ных для оте­че­ствен­ной на­у­ки, чем пред­став­лен­ные в сло­ва­ре. На­зо­ву Юрия Ива­но­ви­ча Да­ни­ли­на, ав­то­ра книг о Бе­ран­же и по­этах Па­риж­ской ком­му­ны; Иго­ря Мак­си­ми­ли­а­но­ви­ча Ка­тар­ско­го, круп­ней­ше­го спе­ци­а­ли­ста по твор­че­ству Ч. Дик­кен­са; Ев­ге­ния Ни­ко­ла­е­ви­ча Ле­бе­де­ва (имя его бы­ло в про­спек­те сло­ва­ря), на­пи­сав­ше­го кни­ги о Ло­мо­но­со­ве, Гри­бо­едо­ве, Ча­а­да­е­ве, Ба­ра­тын­ском; Сер­гея Сер­ге­е­ви­ча Ди­на­мо­ва, пер­во­го со­вет­ско­го аме­ри­ка­ни­ста и шекс­пи­ро­ве­да, ре­прес­си­ро­ван­но­го в 1937 г. Неко­то­рые ли­те­ра­ту­ро­ве­ды поль­зу­ют­ся осо­бым пред­по­чте­ни­ем: ука­за­ны мно­го­чис­лен­ные уче­ни­ки их (В.В. Ива­шё­ва), ко­то­рые в ста­тьях об ака­де­ми­ках не пе­ре­чис­ля­ют­ся.

Эн­цик­ло­пе­дия – осо­бый жанр ли­те­ра­ту­ры, ко­то­рый да­ёт чи­та­те­лю па­но­рам­ное ви­де­ние на­сто­я­ще­го и про­шло­го. По­ра на­учить­ся его де­лать, как уме­ют де­лать у нас про­фес­си­о­наль­ную ли­те­ра­ту­ру.

Лев Ни­ко­ла­е­вич очень бы уди­вил­ся со­дер­жа­нию эн­цик­ло­пе­дии о се­бе

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.