Гит­лер не ве­рил, что про­иг­рал

Аме­ри­кан­цы по­ла­га­ли, что Москва сдаст­ся Гит­ле­ру че­рез шесть недель

Literaturnaya Gazeta - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - В.Л.)

Прав­да ли, что в 1941-м Крас­ная ар­мия «мас­со­во ка­пи­ту­ли­ро­ва­ла»? О во­ен­ных сра­же­ни­ях той по­ры, кра­хе «пла­на Бар­ба­рос­са» и со­вре­мен­ных фаль­си­фи­ка­то­рах ис­то­рии рас­ска­зы­ва­ет по­сто­ян­ный ав­тор «ЛГ» Вла­ди­мир Лит­ви­нен­ко.

Те­ма тя­жё­лых по­ра­же­ний Крас­ной ар­мии в 1941-м про­дол­жа­ет вы­зы­вать спо­ры. Под­час да­ют­ся уни­чи­жи­тель­ные оцен­ки дей­стви­ям на­шей ар­мии. Марк Со­ло­нин в кни­ге «22 июня. Окон­ча­тель­ный ди­а­гноз» (из­да­на год на­зад) утвер­жда­ет: «… ар­мия не во­е­ва­ла… с пер­вых же дней вой­ны боль­шая часть лич­но­го со­ста­ва Крас­ной ар­мии бро­си­ла ору­жие и раз­бре­лась по ле­сам…» Вла­ди­мир Бе­ша­нов в пре­ди­сло­вии к кни­ге «Танковый по­гром 1941 го­да» до­воль­но пре­зри­тель­но пи­шет: «Сра­же­ния 1941 го­да – не столь­ко вой­на, сколь­ко мас­со­вая ка­пи­ту­ля­ция Крас­ной ар­мии!»

Но ес­ли в 1941 го­ду Крас­ная ар­мия «раз­бре­лась по ле­сам» и «мас­со­во ка­пи­ту­ли­ро­ва­ла», то, оче­вид­но, вер­махт дол­жен был без осо­бо­го на­пря­же­ния вы­пол­нить по­став­лен­ные за­да­чи в сро­ки, преду­смот­рен­ные пла­ном «Бар­ба­рос­са». Гер­ма­нии хва­тит ме­ся­ца

По­сле по­бе­ды над Фран­ци­ей на со­ве­ща­нии с выс­шим во­ен­ным ко­ман­до­ва­ни­ем 31 июля 1940 го­да Гит­лер объ­явил о ре­ше­нии на­чать под­го­тов­ку к войне с СССР. В ав­гу­сте–но­яб­ре то­го же го­да в шта­бах вер­мах­та про­ра­ба­ты­вал­ся план опе­ра­ции про­тив Со­вет­ско­го Со­ю­за. В де­каб­ре 1940-го шта­бом опе­ра­тив­но­го ру­ко­вод­ства Вер­хов­но­го глав­но­го ко­ман­до­ва­ния вер­мах­та (ОКВ) бы­ла под­го­тов­ле­на и 18 де­каб­ря под­пи­са­на Гит­ле­ром Ди­рек­ти­ва №21, имев­шая услов­ное на­име­но­ва­ние «Ва­ри­ант «Бар­ба­рос­са». На­ча­ло втор­же­ния в СССР на­ме­ти­ли на 15 мая 1941 го­да. Ко­неч­ным ру­бе­жом опе­ра­ции на­зна­ча­лась ли­ния Ар­хан­гельск–Вол­га–Астра­хань. Боевые дей­ствия вер­мах­та пла­ни­ро­ва­лось ве­сти в фор­ме блиц­кри­га. В ди­рек­ти­ве ука­зы­ва­лось: «Во­ору­жён­ные си­лы Гер­ма­нии долж­ны быть го­то­вы к то­му, что­бы… одер­жать по­бе­ду над Рос­си­ей в быст­ро­теч­ной (вы­де­ле­но мной. – кам­па­нии».

«Быст­ро­теч­ной» – это сколь­ко? Ди­рек­ти­ва №21 кон­крет­ных сро­ков не на­зы­ва­ла, но мне­ния на этот счёт вы­ска­зы­ва­лись. 13 и 14 де­каб­ря 1940 го­да пе­ред под­пи­са­ни­ем ди­рек­ти­вы №21 в Ген­шта­бе су­хо­пут­ных войск вер­мах­та со­сто­я­лась дис­кус­сия, вы­со­ко­по­став­лен­ные участ­ни­ки ко­то­рой при­шли к вы­во­ду, что для раз­гро­ма СССР по­тре­бу­ет­ся не бо­лее 8–10 недель. На со­ве­ща­нии ко­ман­до­ва­ния вер­мах­та 30 ап­ре­ля 1941 го­да, где Гит­лер уточ­нил да­ту на­ча­ла вой­ны про­тив СССР – 22 июня, глав­но­ко­ман­ду­ю­щий су­хо­пут­ны­ми си­ла­ми вер­мах­та ге­не­рал-фельд­мар­шал Валь­тер фон Бра­ухич дал прогноз: «Пред­по­ло­жи­тель­но круп­ные при­гра­нич­ные сра­же­ния – про­дол­жи­тель­но­стью до че­ты­рёх недель. В даль­ней­шем сле­ду­ет ожи­дать лишь незна­чи­тель­но­го со­про­тив­ле­ния».

За­ру­беж­ные во­ен­ные экс­пер­ты в 1941-м то­же бы­ли убеж­де­ны в быст­ром раз­гро­ме Крас­ной ар­мии. 14 июня Объ­еди­нён­ный раз­ве­ды­ва­тель­ный ко­ми­тет США сде­лал вы­вод, что Гер­ма­нии по­тре­бу­ет­ся «са­мое боль­шее шесть недель, что­бы взять Моск­ву». Во­ен­но-мор­ской ми­нистр США Фран­клин Уи­льям Нокс за­явил: «Гит­лер рас­пра­вит­ся с Рос­си­ей за срок от ше­сти недель до двух ме­ся­цев», а во­ен­ный ми­нистр США Ген­ри Лью­ис Стим­сон 23 июня 1941 го­да ин­фор­ми­ро­вал пре­зи­ден­та Фран­кли­на Де­ла­но Ру­звель­та: «Гер­ма­ния бу­дет ос­но­ва­тель­но за­ня­та ми­ни­мум ме­сяц, а мак­си­маль­но, воз­мож­но, три ме­ся­ца за­да­чей раз­гро­ма Рос­сии».

В це­лом на раз­гром СССР ру­ко­вод­ство Гер­ма­нии и вер­мах­та от­во­ди­ло не бо­лее че­ты­рёх ме­ся­цев. По­это­му вес­ной 1941 го­да штаб ОКВ пла­ни­ро­вал на осень и зи­му 1941–1942 го­дов опе­ра­ции по за­хва­ту Аф­га­ни­ста­на и на­ступ­ле­нию на Ин­дию. За­мы­сел опе­ра­ций был из­ло­жен в ди­рек­ти­ве №32 «Под­го­тов­ка к пе­ри­о­ду по­сле осу­ществ­ле­ния пла­на «Бар­ба­рос­са», на­прав­лен­ной ко­ман­до­ва­нию ви­дов во­ору­жён­ных сил Гер­ма­нии 11 июня 1941 го­да.

Срыв всех сро­ков

22 июня 1941 го­да в СССР вторг­лась мощ­ная не­мец­кая ар­мия, со­сто­яв­шая из от­лич­но под­го­тов­лен­ных сол­дат, имев­ших бо­е­вой опыт, уве­рен­ных в сво­ём пре­вос­ход­стве. По­на­ча­лу вой­на скла­ды­ва­лась для вер­мах­та, как ка­за­лось гит­ле­ров­ско­му ко­ман­до­ва­нию, удач­но. И так удач­но, что 3 июля на­чаль­ник Ген­шта­ба су­хо­пут­ных войск вер­мах­та ге­не­рал-пол­ков­ник Франц Галь­дер за­пи­сал в днев­ни­ке: «…не бу­дет пре­уве­ли­че­ни­ем ска­зать, что кам­па­ния про­тив Рос­сии вы­иг­ра­на в те­че­ние 14 дней…» По­это­му сро­ки вы­пол­не­ния кон­крет­ных за­дач пла­на «Бар­ба­рос­са» оста­ва­лись неиз­мен­ны­ми. 14 июля на­род­ный ко­мис­сар внут­рен­них дел СССР Л.П. Бе­рия со­об­щал на­чаль­ни­ку Ге­не­раль­но­го шта­ба Крас­ной ар­мии ге­не­ра­лу ар­мии Г.К. Жу­ко­ву, что по по­ка­за­ни­ям плен­ных немец­ких лёт­чи­ков Гит­лер при­ка­зал сво­им вой­скам за­нять Моск­ву и Ле­нин­град не позд­нее 20 июля.

Но уже в тот мо­мент в про­дви­же­нии вер­мах­та на­ча­лись се­рьёз­ные сбои. Про­шло и 20 июля. Ни Москва, ни Ле­нин­град нем­ца­ми не бы­ли взя­ты.

В кон­це июля немец­кое ко­ман­до­ва­ние на­зна­чи­ло но­вый срок их за­хва­та – 25 ав­гу­ста. 4 ав­гу­ста на со­ве­ща­нии в Бо­ри­со­ве Гит­лер за­дал во­прос ко­ман­ду­ю­ще­му груп­пой ар­мий «Центр» ге­не­рал-фельд­мар­ша­лу Фё­до­ру фон Бо­ку: «Ко­гда, по ва­шим оцен­кам, ва­ши вой­ска бу­дут в Москве?» Фё­дор фон Бок мгно­вен­но от­ве­тил: «К кон­цу ав­гу­ста».

Опять не вы­шло…

6 сен­тяб­ря Гит­лер под­пи­сал Ди­рек­ти­ву №35 о пе­ре­хо­де груп­пы ар­мий «Центр» в ге­не­раль­ное на­ступ­ле­ние на Моск­ву. Пе­ред его на­ча­лом, 29 сен­тяб­ря, ге­не­рал-фельд­мар­шал фон Бок про­вёл со­ве­ща­ние с ко­ман­ду­ю­щи­ми ар­ми­я­ми и тан­ко­вы­ми груп­па­ми. Вой­скам груп­пы ар­мий ста­ви­лась за­да­ча за­хва­тить Моск­ву к 7 но­яб­ря – до на­ступ­ле­ния рус­ской зи­мы. Ге­не­рал-фельд­мар­шал фон Бок обе­щал Гит­ле­ру, что так и бу­дет.

Мос­ков­ская битва на­ча­лась 30 сен­тяб­ря при су­ще­ствен­ном пре­вос­ход­стве вер­мах­та – и в чис­лен­но­сти, и в во­ин­ском ма­стер­стве. За пер­вые де­сять дней немец­ко­го на­ступ­ле­ния на Моск­ву (опе­ра­ция «Тай­фун») гит­ле­ров­цы про­рва­ли обо­ро­ну За­пад­но­го, Ре­зерв­но­го и Брян­ско­го фрон­тов и су­ме­ли окру­жить боль­шие груп­пы со­вет­ских войск. Гит­лер был уве­рен, что Крас­ная ар­мия ско­ро бу­дет низ­ло­же­на. В бе­се­де с ми­ни­стром ино­стран­ных дел Ита­лии гра­фом Джан Га­ле­ац­цо Чи­а­но 25 ок­тяб­ря он утвер­ждал, что на Во­сто­ке судь­ба вой­ны ре­ше­на.

Вновь не сбы­лось. В под­мос­ков­ных бо­ях нем­цам не уда­лось ни за­хва­тить, ни окру­жить сто­ли­цу СССР, а на­ча­тое 5 де­каб­ря 1941 го­да контр­на­ступ­ле­ние со­вет­ских войск на­нес­ло вер­мах­ту пер­вое круп­ное по­ра­же­ние во Вто­рой ми­ро­вой войне. Итог дей­ствий немец­ких войск в 1941-м: ни од­на из це­лей пла­на «Бар­ба­рос­са» не до­стиг­ну­та.

Про­зре­ние Тод­та

Ос­нов­ной при­чи­ной провала ста­ло упор­ное со­про­тив­ле­ние Крас­ной ар­мии и со­вет­ско­го на­ро­да на­ше­ствию. Это при­зна­ют да­же вра­ги – ге­не­ра­лы и офи­це­ры вер­мах­та. Быв­ший на­чаль­ник шта­ба 4-й немец­кой ар­мии ге­не­рал Гюн­тер Блю­мен­т­рит в ста­тье о Мос­ков­ской бит­ве (сбор­ник «Ро­ко­вые ре­ше­ния») со­об­ща­ет: «По­ве­де­ние рус­ских войск да­же в пер­вых бо­ях на­хо­ди­лось в по­ра­зи­тель­ном кон­тра­сте с по­ве­де­ни­ем по­ля­ков и за­пад­ных со­юз­ни­ков при по­ра­же­нии. Да­же в окружении рус­ские про­дол­жа­ли упор­ные бои…» Быв­ший на­чаль­ник шта­ба ко­ман­до­ва­ния люфтваф­фе ге­не­рал-май­ор Гоф­ман фон Валь­дад 3 июля 1941-го за­пи­сал в днев­ни­ке: «Оже­сто­чён­ное со­про­тив­ле­ние рус­ских, его мас­со­вый ха­рак­тер не со­от­вет­ству­ют на­шим пер­во­на­чаль­ным пред­став­ле­ни­ям». В днев­ни­ке офи­це­ра 18-й тан­ко­вой ди­ви­зии вер­мах­та от­ме­че­но: «Несмот­ря

на огром­ные прой­ден­ные рас­сто­я­ния, не бы­ло чув­ства, ко­то­рое у нас бы­ло во Фран­ции, не бы­ло чув­ства, что мы вхо­дим в по­беж­дён­ную стра­ну. На­про­тив – здесь бы­ло со­про­тив­ле­ние, все­гда со­про­тив­ле­ние, ка­ким бы без­на­дёж­ным оно ни бы­ло…»

Та­кое по­ве­де­ние со­вет­ских войск раз­ру­ши­ло стра­те­гию блиц­кри­га. Нем­цы не до­би­лись на­ру­ше­ния управ­ле­ния и снаб­же­ния обо­ро­ня­ю­щих­ся войск за счёт стре­ми­тель­но­го (в об­ход без бо­ёв силь­но укреп­лён­ных по­зи­ций) про­дви­же­ния тан­ко­вых и мо­то­ри­зи­ро­ван­ных со­еди­не­ний. Стра­те­гия блиц­кри­га пред­по­ла­га­ла так­же, что бу­дет слом­ле­на во­ля к со­про­тив­ле­нию и рус­ские быст­ро ка­пи­ту­ли­ру­ют, как это уже слу­чи­лось в Поль­ше и во Фран­ции. Но в Рос­сии уже в пер­вых бо­ях, как спра­вед­ли­во от­ме­тил ан­глий­ский ис­то­рик Ро­берт Кер­шоу, «аз­буч­ные» ис­ти­ны блиц­кри­га «ока­за­лись по­став­ле­ны с ног на го­ло­ву от­ча­ян­ным, до­хо­див­шим по­рой до фа­на­тиз­ма со­про­тив­ле­ни­ем рус­ских в, ка­за­лось, без­на­дёж­ней­ших си­ту­а­ци­ях». Из до­ку­мен­тов немец­ких войск сле­ду­ет: окру­жён­ные со­вет­ские вой­ска сда­ва­лись в плен, лишь на­хо­дясь в без­вы­ход­ном по­ло­же­нии, ко­гда пол­но­стью за­кан­чи­ва­лись про­до­воль­ствие, горючее и бо­е­при­па­сы. Их упор­ное со­про­тив­ле­ние при­ве­ло к то­му, что «по­ло­ви­на на­сту­па­тель­но­го по­тен­ци­а­ла нем­цев ушла не на про­дви­же­ние к по­став­лен­ной це­ли, а на за­креп­ле­ние уже имев­ших­ся успе­хов».

На­до осо­бо от­ме­тить, что пер­вый сбой блиц­кри­га про­изо­шёл уже в хо­де успеш­ных для вер­мах­та при­гра­нич­ных сра­же­ний. При лик­ви­да­ции об­ра­зо­вав­ших­ся в кон­це июня 1941 го­да «кот­лов» под Бе­ло­сто­ком и Мин­ском не­мец­кие вой­ска пле­ни­ли сот­ни ты­сяч крас­но­ар­мей­цев. Но вер­мах­ту это сто­и­ло мно­го вре­ме­ни и сил. Как след­ствие, 19 июля 1941 го­да ОКВ вы­нуж­ден был из­дать Ди­рек­ти­ву №33 «По даль­ней­ше­му ве­де­нию вой­ны на Во­сто­ке», в ко­то­рой при­зна­ва­лось: «Груп­пе ар­мий «Центр» по­тре­бу­ет­ся вре­мя для лик­ви­да­ции силь­ных бо­е­вых групп про­тив­ни­ка, про­дол­жа­ю­щих оста­вать­ся меж­ду на­ши­ми по­движ­ны­ми со­еди­не­ни­я­ми». А 30 июля ОКВ на­пра­вил в вой­ска Ди­рек­ти­ву №34, ко­то­рой ко­ман­до­ва­ние вер­мах­та со­чло необ­хо­ди­мым «предо­ста­вить 2-й и 3-й тан­ко­вым груп­пам для вос­ста­нов­ле­ния и по­пол­не­ния их со­еди­не­ний око­ло де­ся­ти дней» и «вре­мен­но от­ло­жить вы­пол­не­ние це­лей и за­дач, по­став­лен­ных в ди­рек­ти­ве №33 от 19.07». Груп­пе ар­мий «Центр» бы­ло пред­пи­са­но пе­рей­ти к обо­роне.

По­хо­жее бы­ло и в на­ча­ле Мос­ков­ской бит­вы: боль­шая часть со­вет­ских войск по­па­ла в окру­же­ние – 7 ок­тяб­ря под Вязь­мой и 9 ок­тяб­ря под Брян­ском. Но марш немец­ких войск за­сто­по­рил­ся. Немец­кий ис­то­рик Клаус Рейн­гардт в кни­ге «По­во­рот под Моск­вой» пи­шет, что в вя­зем­ском «кот­ле» «…рус­ским… уда­лось ско­вать на дли­тель- ное вре­мя не­мец­кие тан­ко­вые си­лы и тем са­мым ис­клю­чить воз­мож­ность их уча­стия в немед­лен­ном пре­сле­до­ва­нии в на­прав­ле­нии Моск­вы…», а брян­ский «ко­тёл» «…от­тя­нул на се­бя до кон­ца ок­тяб­ря ос­нов­ные си­лы 2-й об­ще­вой­ско­вой и 2-й тан­ко­вой ар­мий...»

Про­дол­жить на­ступ­ле­ние на Моск­ву смог­ли лишь 11 ди­ви­зий груп­пы ар­мий «Центр». А дру­гие 48 ди­ви­зий вы­нуж­ден­но ве­ли тя­жё­лые бои с окру­жён­ны­ми со­вет­ски­ми вой­ска­ми (ещё несколь­ко немец­ких ди­ви­зий бы­ли за­ня­ты при­кры­ти­ем флан­гов на­сту­па­ю­щей груп­пи­ров­ки). Бои в вя­зем­ском и брян­ском «кот­лах» бы­ли упор­ны­ми и про­дол­жи­тель­ны­ми. Че­рез неде­лю по­сле окру­же­ния со­вет­ских войск – 14 ок­тяб­ря 1941 го­да – в свод­ке Глав­но­го ко­ман­до­ва­ния су­хо­пут­ных войск вер­мах­та (ОКХ) со­об­ща­лось: «Про­тив­ник, окру­жён­ный… за­пад­нее Вязь­мы, пол­но­стью уни­что­жен…» Но на еже­днев­ных от­чёт­ных кар­тах ОКХ «Lage Ost» ещё бо­лее двух недель по­ка­зы­ва­лось, что несколь­ко немец­ких ди­ви­зий (от де­вя­ти до пя­ти) про­дол­жа­ли ве­сти боевые дей­ствия с «уни­что­жен­ным» про­тив­ни­ком.

Упор­ное со­про­тив­ле­ние окру­жён­ных войск поз­во­ли­ло со­вет­ско­му ко­ман­до­ва­нию вос­ста­но­вить обо­ро­ни­тель­ные ру­бе­жи на мос­ков­ском на­прав­ле­нии, а на­чав­ше­е­ся 5 де­каб­ря контр­на­ступ­ле­ние Крас­ной ар­мии ста­ло для гит­ле­ров­цев хо­лод­ным ду­шем. Ге­не­рал Гюн­тер Блю­мен­т­рит так под­вёл ито­ги дей­ствий вер­мах­та в 1941 го­ду: «Те­перь по­ли­ти­че­ским ру­ко­во­ди­те­лям Гер­ма­нии важ­но бы­ло по­нять, что дни блиц­кри­га ка­ну­ли в про­шлое…»

29 но­яб­ря 1941 го­да рейхс-ми­нистр во­ору­же­ния и бо­е­при­па­сов Фриц Тодт об­ра­тил­ся к Гит­ле­ру с при­зы­вом: «Мой фю­рер, вой­ну необ­хо­ди­мо немед­лен­но пре­кра­тить, по­сколь­ку она в во­ен­ном и эко­но­ми­че­ском от­но­ше­нии на­ми уже про­иг­ра­на». Гит­лер при­зы­ву Тод­та не внял. Чем это кон­чи­лось – из­вест­но.

Со­вет­ские вой­ска сда­ва­лись в плен, лишь на­хо­дясь в без­вы­ход­ном по­ло­же­нии, ко­гда пол­но­стью за­кан­чи­ва­лись про­до­воль­ствие, горючее и бо­е­при­па­сы

Сен­тябрь 1940 го­да, со­ве­ща­ние ге­не­раль­но­го шта­ба вер­мах­та с уча­сти­ем А. Гит­ле­ра (тре­тий спра­ва) и во­е­на­чаль­ни­ков В. Кей­те­ля, В. фон Бра­ухи­ча и Ф. Гай­де­ля Схе­ма пла­на «Бар­ба­рос­са»

1941 год, со­вет­ские бе­жен­цы

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.