Пись­ма Бу­ре­вест­ни­ка

Кое-что из неиз­вест­ной жиз­ни клас­си­ка

Literaturnaya Gazeta - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Ва­лен­тин Оси­пов, член Выс­ше­го твор­че­ско­го со­ве­та СП Рос­сии, ла­у­ре­ат Боль­шой лит­пре­мии Рос­сии

В год 150-ле­тия А.М. Горь­ко­го вы­шел в свет 20-й том его пол­но­го со­бра­ния пи­сем.

Мно­гие ли зна­ют о сен­са­ци­он­ном: впер­вые бес­цен­зур­ное и пол­ное в 24 то­мах из­да­ние пи­сем М. Горь­ко­го уси­ли­я­ми ИМЛ РАН? Го­то­ви­лось с 1967 го­да, но ни пре­зен­та­ций, ни ин­тер­вью, да и ти­раж ныне 500 эк­зем­пля­ров.

Ли­стаю толь­ко что вы­шед­ший том 20. То ис­тин­но ро­манэ­по­пея о жиз­ни стра­ны и о ли­те­ра­ту­ре (ав­густ 1930 – но­ябрь 1931): 429 пи­сем при пер­вых пуб­ли­ка­ци­ях 163 (!). Это 1002 стра­ни­цы при фо­то­гра­фи­ях.

О пер­со­на­жах кни­ги

Не пре­уве­ли­чи­ваю ли я с ме­та­фо­рой: пись­ма – и вдруг «ро­ман-эпо­пея»? Но здесь сот­ни пер­со­на­жей и сот­ни со­бы­тий при глу­бин­ных раз­ду­мьях, как в на­сто­я­щем ро­мане. Увы, в от­кли­ке все­го не обо­зреть – при­хо­дит­ся ид­ти на не луч­ший при­ём пе­ре­чис­ле­ний, к то­му же на­и­крат­чай­шим ва­ри­ан­том.

В чис­ле «ге­ро­ев» – Ле­нин, Ста­лин (6 пи­сем, од­но из них на се­ми книж­ных стра­ни­цах), Мо­ло­тов, иные вла­сти­те­ли стра­ны и бу­ду­щие «вра­ги на­ро­да» – Яго­да, Бу­ха­рин и Ры­ков, враж­деб­ные ре­жи­му Ни­ко­лай II, Сто­лы­пин, Га­пон, Ке­рен­ский, бе­лые ге­не­ра­лы, Пил­суд­ский, Мус­со­ли­ни...

Горь­кий и в этом то­ме удив­ля­ет раз­ма­хом сво­их зна­ний. То-то же ве­ли­ко чис­ло имён рус­ских и за­ру­беж­ных клас­си­ков и твор­цов-со­вре­мен­ни­ков. Сре­ди них Ал. Тол­стой, При­швин, Пастер­нак, Ах­ма­то­ва (це­нит, но с упрё­ка­ми: «Од­но­об­ра­зие» и «По­дав­ле­на сек­су­аль­ной ли­ри­кой»), Чу­ков­ский, Хлеб­ни­ков (Горь­кий очень не лю­бил его) и ещё, ещё. Здесь Гу­ми­лёв, вско­ре опаль­ные Ба­бель, Ре­ми­зов, Во­рон­ский, Ар­тём Ве­сё­лый и эми­гран­ты – Ша­ля­пин, Бу­нин, Ку­прин, Ме­реж­ков­ский с же­ной-по­этом Гип­пи­ус... Вы­да­ю­щи­е­ся учё­ные: Пав­лов, Ми­чу­рин, До­ку­ча­ев, Вер­над­ский, Иоф­фе, в бу­ду­щем ре­прес­си­ро­ван­ные – эко­но­мист Ча­я­нов и ге­не­тик Ти­мо­фе­евРе­сов­ский, ко­то­рый стал из­ве­стен лишь со­всем не­дав­но по по­ве­сти Гра­ни­на «Зубр». И Р. Рол­лан, Б. Шоу, А. Бар­бюс, С. Цвейг, М. Ган­ди, Л. Ара­гон, Э. Три­о­ле, Бер­тран Рас­сел (фи­ло­соф, ко­то­ро­го в СССР ста­ли по­чи­тать по­сле смер­ти Ста­ли­на), да­же Чар­ли Ча­п­лин... Уди­вил: пи­сал од­но­му боль­нич­но­му зав­хо­зу (от­ме­тил от­лич­ное пи­та­ние).

Пре­ры­ваю пе­ре­чис­ле­ние, ибо об­на­ру­жил в то­ме два «род­ных» мне име­ни.

Шо­ло­хов

Я его био­граф с кни­гой в се­рии «ЖЗЛ». Так он удо­сто­ен при­зна­ни­ем Горь­ко­го: «Очень да­ро­вит...» Но и кри­ти­ка «зло­упо­треб­ле­ний мест­ны­ми ре­че­ни­я­ми». Од­но­вре­мен­но хло­по­чет пе­ред Ста­ли­ным за при­езд ста­нич­ни­ка к се­бе в Сор­рен­то и со­жа­ле­ет, что Ита­лия не да­ла ви­зу – мно­го­днев­но­го об­ще­ния, увы, не со­сто­я­лось.

До­пол­ню наи­важ­ным: это Горь­кий обес­пе­чил воз­мож­ность все­го-то 24-лет­не­му про­вин­ци­а­лу уго­во­рить Ста­ли­на из­дать «Ти­хий Дон». С че­го на­ча­лось, узна­ем в пись­ме Шо­ло­хо­ва 1929 го­да: «Неко­то­рые «ор­то­док­саль­ные во­жди» РАППа, чи­тав­шие 6-ю ч., об­ви­ня­ли ме­ня в том, что я буд­то бы оправ­ды­ваю вос­ста­ние... Я же дол­жен был, Алек­сей Мак­си­мо­вич, по­ка­зать от­ри­ца­тель­ные сто­ро­ны по­ли­ти­ки рас­ка­за­чи­ва­ния и ущем­ле­ния ка­за­ков-се­ред­ня­ков...»

Горь­кий: «Я, ра­зу­ме­ет­ся, за то, что­бы на­пе­ча­тать...» Толь­ко нет тол­ку от это­го об­ра­ще­ния к из­да­те­лю. То­гда и устра­и­ва­ет сви­да­ние Шо­ло­хо­ва и своё со Ста­ли­ным.

Пра­внук Фон­фи­зи­на

Вы­де­ляю его, ибо был у ме­ня очерк с но­вы­ми фак­та­ми био­гра­фии его пра­де­да, неста­ре­ю­ще­го клас­си­ка са­ти­ры, но нын­че – стран­но! – за­бы­то­го.

Итак, Горь­кий с го­рест­ным пись­мом к из­да­те­лю: «Ра­бо­ты пе­ре­вод­чи­ка про­сит пра­внук Фон-Фи­зи­на, ав­то­ра «Не­до­рос­ля», Сер­гей Ива­но­вич Фон-Ви­зин, то­же ли­те­ра­тор, ав­тор от­лич­ной по­ве­сти «Са­ди», ро­ма­на «В смут­ные дни» и т.д. Че­ло­век он ста­рый, ко­неч­но, го­ло­да­ю­щий... Он за­слу­жи­ва­ет под­держ­ки ра­бо­той, да, по­жа­луй, за­слу­жи­ва­ет и ма­лень­кой пен­сии». Ка­ков же штрих в био­гра­фи­ях сра­зу двух!

В ком­мен­та­ри­ях идёт из­на­чаль­ное пись­мо несчаст­но­го пи­са­те­ля к Горь­ко­му: «Пом­нит­ся, мно­го лет на­зад мне го­во­рил Мо­дест Чай­ков­ский, что Вам по­нра­вил­ся мой ро­ман «В смут­ные дни». Уже два го­да мы на­хо­дим­ся в Москве, и в про­дол­же­ние это­го вре­ме­ни, несмот­ря на все ста­ра­ния и хло­по­ты, мне не уда­лось по­лу­чить ни од­но­го пе­ре­во­да». Бы­ла стро­ка: «Знаю, что мои пе­ре­во­ды вы­год­но от­ли­ча­лись бы от со­вре­мен­ной ма­ку­ла­ту­ры».

Ко­нец пе­ре­пис­ки бла­го­по­лу­чен: за­клю­чён до­го­вор на пе­ре­вод и вско­ре по­хва­лы. За­ме­чу: его пра­дед своё вхож­де­ние в ли­те­ра­ту­ру на­чи­нал с пе­ре­во­дов.

О чём пись­ма?

Да, со­жа­лею, что про­дол­жаю пе­ре­чис­ле­ние, но как ина­че, ес­ли тьма со­бы­тий. Вот пись­ма за­пе­чат­ле­ли гор­дость Горь­ко­го за ин­ду­стри­а­ли­за­цию стра­ны и раз­ви­тие куль­ту­ры, но, увы, от­но­ше­ние к кол­хо­зам су­гу­бо лож­но-па­фос­ное. Вот тре­во­га, что За­пад враж­де­бен СССР, хва­ла че­ки­стам за ком­му­ны бес­при­зор­ни­ков, но и вос­тор­жен­но (!) пре­воз­но­сит про­цес­сы над т.н. «вра­га­ми на­ро­да».

Са­мые раз­ные сю­же­ты и при упо­ми­на­ни­ях, к при­ме­ру, ар­мии, ком­со­мо­ла, проф­со­ю­зов, пи­о­не­рии, за­во­дов и на­уч­ных ин­сти­ту­тов. Зна­чи­тель­на «гео­гра­фи­че­ская кар­та» его ин­те­ре­сов в это вре­мя: Укра­и­на, Гру­зия, Ка­зах­стан, Уз­бе­ки­стан, Турк­ме­ния, Яку­тия и Ита­лия, Гер­ма­ния, США, Фран­ция, Ин­дия...

Осо­бо впе­чат­ля­ет вни­ма­ние куль­ту­ре. Пись­ма рас­ска­зы­ва­ют, что он член Об­ще­ства «До­лой негра­мот­ность» и мно­гих ред­кол­ле­гий. В кни­ге сло­во об об­ра­зо­ва­нии, теа- тре, зву­ко­вом ки­но, биб­лио­те­ках, о ху­дож­ни­ках Па­ле­ха и да­же зна­ком­стве с мо­ло­ды­ми ху­дож­ни­ка­ми Кукры­ник­са­ми.

Вы­де­лю: пря­мо-та­ки с бес­пре­дель­ной энер­ги­ей от­да­ёт се­бя раз­ви­тию кни­го­из­да­ния и по­пол­не­нию чис­ла жур­на­лов и га­зет, но од­но­вре­мен­но обострён­ная. Он ини­ци­а­тор воз­об­нов­ле­ния се­рии «ЖЗЛ» и со­зда­ния но­вых (в т.ч. «Биб­лио­те­ка По­эта») несколь­ких аль­ма­на­хов, и ещё, ещё!

«Ка­кая у ме­ня ку­ча ру­ко­пи­сей!»

Об­ще­из­вест­но его в са­мом де­ле все­о­хва­ты­ва­ю­щее вни­ма­ние ста­нов­ле­нию со­вет­ской ли­те­ра­ту­ры. Что в пись­мах? Эхо по­пы­ток по­ми­рить идео­ло­ги­че­ски враж­ду­ю­щие лит­груп­пы, ре­дак­ти­ро­ва­ния чу­жих ру­ко­пи­сей, ре­ко­мен­да­ций из­да­те­лям и да­же, как нын­че бы ска­за­ли, «ма­те­ри­аль­ной по­мо­щи» нуж­да­ю­щим­ся.

Од­на­жды вос­клик­нул: «Бо­же мой! Ка­кая у ме­ня ку­ча ру­ко­пи­сей! Ко­гда я их про­чи­таю?» Или: «Мне при­хо­дит­ся про­чи­ты­вать не ме­нее 40 ру­ко­пи­сей в ме­сяц и каж­дый день пи­сать три, пять, семь пи­сем...» 13 000 – столь­ко он по­лу­чил в сво­ей жиз­ни пи­сем от пи­шу­щих.

В пись­мах он за­бот­ли­вый опе­кун то­гда мо­ло­дых Лео­но­ва, Сей­фу­ли­ной, «Се­ра­пи­о­но­вых бра­тьев» с Фе­ди­ным, Зо­щен­ко (Горь­кий вы­со­ко це­нил его), Ты­ня­но­вым и Вс. Ива­но­вым – о Шо­ло­хо­ве уже ска­зал – и мно­гих дру­гих. Ха­рак­тер­ная осо­бен­ность: доб­ро­же­ла­тель­ная под­держ­ка при вы­яв­ле­нии твор­че­ских недо­ра­бо­ток.

Осо­бая ипо­стась – ис­то­вая за­бо­та о тех, кто про­бо­вал на­чи­нать пи­сать (то­гда вы­ра­жа­лись «По ли­нии вос­пи­та­ния и вы­ра­щи­ва­ния ли­те­ра­тур­но­го мо­лод­ня­ка»). Под­хва­ли­ва­ет или за­се­ва­ет по­ля ру­ко­пи­сей за­ме­ча­ни­я­ми, тра­тит се­бя на ре­дак­ти­ро­ва­ние (!), его де­ти­ще – жур­нал «Ли­те­ра­тур­ная учё­ба» в то­ме по­яв­ля­ет­ся 66 раз (по­ле­ми­ка, со­ве­ты на улуч­ше­ние и кри­ти­ка).

Но был го­разд и на та­кие пись­ма: «Зна­е­те что? Брось­те-ка пи­сать... Жизнь бо­га­че и тра­гич­нее вся­ких вы­ду­мок». Кра­ток при­го­вор, но до­ка­за­тель­ства по­чти на двух стра­ни­цах.

Что же по­буж­да­ет чи­тать и от­кли­кать­ся? Я сыс­кал один из воз­мож­ных от­ве­тов в его ещё до­ре­во­лю­ци­он­ном пись­ме: «Ме­ня ни­кто не учил, и я по­тер­пел от это­го мно­го го­ря, сде­лал мно­го оши­бок...»

Се­го­дня яв­но нуж­на кни­жеч­ка с со­ве­та­ми Горь­ко­го на­чи­на­ю­щим и мо­ло­дым со­чи­ни­те­лям. За­ме­чу: та­кие бы­ли в 30-е го­ды с его име­нем: «Ста­тьи о ли­те­ра­ту­ре и ли­те­ра­тур­ной тех­ни­ке» и «По­мет­ки Горь­ко­го на кни­гах на­чи­на­ю­щих пи­са­те­лей». Ина­че не быть про­ти­во­ядия сво­бо­де гра­фо­ма­нии: есть день­ги – бу­дет псев­док­ни­га, ино­гда с фаль­шпо­хва­ла­ми в СМИ.

О «соц­ре­а­лиз­ме»

Горь­ко­го нын­че по­пре­ка­ют за на­вя­зы­ва­ние по­ли­ти­кан­ству­ю­ще­го «соц­ре­а­лиз­ма».

Но об­на­ро­дую то, что вы­чи­тал в пись­ме Фе­ди­ну: «Вы раз­ре­ши­те быть с Ва­ми от­кро­вен­ным? Идео­ло­гия, зна­е­те ли, пре­вос­ход­ная шту­ка. Но идео­ло­гия во­об­ще, ра­ди идео­ло­гии – это со­мни­тель­но...» Ка­ков за­вет-то!

Ещё факт: ни­кто из его луч­ших под­опеч­ных не стал жре­цом это­го на­ду­ман­но­го ме­то­да-прин­ци­па. Шо­ло­хо­ва од­на­жды спро­си­ли за гра­ни­цей: «Что та­кое со­ци­а­ли­сти­че­ский ре­а­лизм?» От­ве­тил с сар­каз­мом и без вся­кой огляд­ки, как мо­жет рас­це­нить партвласть: «Тео­рия – не моя об­ласть. Но об этом я раз­го­ва­ри­вал с Алек­сан­дром Фа­де­е­вым: «Пред­ставь, кто-ни­будь спро­сит те­бя, что та­кое со­ци­а­ли­сти­че­ский ре­а­лизм, что ты от­ве­тишь?» И он ска­зал: «Ес­ли на­до бы­ло бы от­ве­тить со всей от­кро­вен­но­стью, то ска­зал бы про­сто – а чёрт его зна­ет».

Ка­ков же ис­тин­ный для Горь­ко­го прин­цип? На­вер­ное, тот, что пись­мах: «От­ры­вать­ся от слу­чай­но­го, внеш­не­го... Всем нам по­ра знать, мно­го ли хо­ро­ше­го сде­ла­но и де­ла­ет­ся на­ми, – знать это на­до не за­тем, что­бы гор­дить­ся и ра­до­вать­ся, а для то­го, чтоб учить­ся и учить». Мо­ло­дым пи­са­те­лям осо­бый на­каз: «Я ре­ши­тель­но за то, что­бы учи­лись про­сто­те и яс­но­сти ра­бо­ты у ма­сте­ров это­го де­ла».

Но­вые фак­ты био­гра­фии

Яс­ное де­ло: впер­вые об­на­ро­до­ван­ные пись­ма – это и по­пол­не­ние био­гра­фии, и про­ник­но­ве­ние в ха­рак­тер. Даль­ше при­ме­ры из мно­же­ства воз­мож­ных.

– Заступ­ни­че­ство за «му­че­ни­ка идей» – из пись­ма Ста­ли­ну: «Бул­га­ков мне «не брат, не сват», за­щи­щать его я не имею ни ма­лей­шей охо­ты. Но – он та­лант­ли­вый ли­те­ра­тор, а та­ких у нас – не очень мно­го. Нет смыс­ла де­лать из них «му­че­ни­ков за идею».

– Но­бе­лев­ская пре­мия. Пись­мо из Сор­рен­то: «Бы­ла да­ма – швед­ка, про­фес­сор ис­то­рии ли­те­ра­ту­ры в Упса­ла, ска­за­ла, что мне да­дут Но­бе­лев­скую пре­мию. Не ве­рю. Но ес­ли да­дут – пе­ре­дам её об­ще­ству «До­лой без­гра­мот­ность» на ка­ран­да­ши и бу­ма­гу». Не слу­чи­лось: Но­бе­лев­ский ко­ми­тет от­ка­зал – ком­му­ни­сти­чен-де.

– Но­бе­ле­вец Иван Пав­лов. Узнаю, что за­бо­та­ми Горь­ко­го Ле­нин под­пи­сал по­ста­нов­ле­ние пра­ви­тель­ства: «Предо­ста­вить ака­де­ми­ку И.П. Пав­ло­ву и его жене спе­ци­аль­ный па­ёк, рав­ный по ка­ло­рий­но­сти двум ака­де­ми­че­ским пай­кам». Горь­кий с этим к учё­но­му – тот в от­вет: «Удво­ить па­ёк? Нет, нет! Да­вай­те, как всем, не боль­ше». Два за­вид­ных ха­рак­те­ра!

– Ре­ко­мен­да­ция, да ка­кая: «На Ал­дане,– на при­ис­ке «Не­за­мет­ном» или в Том­мо­те, – дей­ству­ет, устра­и­вая пло­до­вод­че­ский сов­хоз, Алек­сей Алек­се­ев Се­мё­нов, че­ло­век ори­ги­наль­ней­ший и неис­то­щи­мо энер­гич­ный, по­лу­я­кут, быв­ший нар­ком­фин в Якут­ске, же­на­тый на ки­та­ян­ке, ко­то­рая бы­ла пу­ле­мёт­чи­цей, а те­перь ра­бо­та­ет в жур­на­ле «Со­вет­ская Азия». Лю­дей этих я знаю бо­лее 20 лет – от­лич­ные лю­ди! Мне ка­жет­ся, что Вы мог­ли бы ис­поль­зо­вать Се­мё­но­ва как очер­ки­ста...» Кто бы се­го­дня в СМИ за­ин- те­ре­со­вал­ся судь­бой этой необыч­ной се­мьи.

– Не дед Ма­зай при пай-зай­чи­ках. Пи­шет об од­ном со­ве­ща­нии пи­са­те­лей: «Неваж­но по­лу­чи­лось. Окри­ки, ссо­ры, пре­пи­ра­тель­ства, сплошь и ря­дом не име­ю­щие к ли­те­ра­ту­ре пря­мо­го ка­са­тель­ства...» Слов­но се­го­дня пи­са­но и та­кое: «Круж­ков­щи­ну, дроб­ле­ние на груп­пы, вза­им­ную грыз­ню счи­таю бед­стви­ем».

– Или сло­во о сво­ём го­сте в Сор­рен­то мо­ло­дом пи­са­те­ле Фё­до­ре Г.: «Фи­гу­ра не ис­крен­няя. И не очень гра­мот­ная. По­след­нее, ви­ди­мо, неиз­ле­чи­мая его бо­лезнь» (до­пол­ню: он со вре­ме­нем стал круп­ным лит­функ­ци­о­не­ром; был вра­гом Шо­ло­хо­ва). Горь­ко­му то­же до­ста­ва­лось – чи­таю од­но сви­де­тель­ство тех дней: «О нём со зло­бой го­во­рит При­швин. С иро­ни­ей – Сер­ге­ев-Цен­ский».

– Твор­че­ская неуспо­ко­ен­ность: «Со­мне­ния раз­ди­ра­ют ме­ня. Я хо­чу пи­сать не ху­же лю­бо­го мо­ло­до­го пи­са­те­ля. Свои же стра­ни­цы мне ка­жут­ся про­стым на­бо­ром слов. Я хва­та­юсь в от­ча­я­нии за «Кли­ма Сам­ги­на».

– Из жиз­ни в Ита­лии. Вы­чи­ты­ваю, что он несколь­ко раз ез­дил на ме­сто од­но­го зем­ле­тря­се­ния с про­дук­та­ми, оде­я­ла­ми и доб­рым сло­вом.

– На­прас­ли­на. С 90-х го­дов я несколь­ко раз чи­тал сар­ка­сти­че­ское о Горь­ком: слез­лив-де при лю­бом слу­чае. Что на са­мом де­ле? Чи­таю: «У ме­ня рас­строй­ство слёз­ной же­ле­зы ле­во­го гла­за... Ме­ня не на­до изоб­ра­жать сле­зо­то­чи­вым ста­рич­ком».

– Не­и­с­то­щи­мы ин­те­ре­сы: про­сит при­слать жур­нал «Со­вет­ский врач» – хо­чет за­те­ять с ним по­ле­ми­ку.

Ито­го­вые ощу­ще­ния

Не скрою, Горь­кий, в от­ли­чие от Тол­сто­го и Шо­ло­хо­ва, не стал для ме­ня лич­но­стью осо­бой при­тя­га­тель­но­сти, да­же ко­гда я был ди­рек­то­ром из­да­тель­ства клас­си­ки (ИХЛ).

По­про­буй по­зна­вать со­вет­скую куль­ту­ру без его пи­сем. Ес­ли вку­пе с про­зой и пуб­ли­ци­сти­кой, то пред­ста­ёт вы­да­ю­щим­ся твор­цом-мыс­ли­те­лем со все­ми сво­и­ми пра­вед­но­стя­ми и за­блуж­де­ни­я­ми.

А эпи­сто­ля­рий огро­мен – по­чти как у Тол­сто­го. Но ведь не един­ствен­ное за­ня­тие. Чи­таю: «На­ро­ду ста­ло ез­дить мно­го­ва­то. Пи­шу пье­су, про­дол­жаю «Кли­ма Сам­ги­на», пи­шу для «Лит. учё­бы» (и в дру­гие из­да­ния). В из­быт­ке и ор­га­ни­за­ци­он­ная ра­бо­та в пи­са­тель­ском со­об­ще­стве, член­ство в ред­кол­ле­ги­ях, чте­ние со­тен книг и ру­ко­пи­сей, разъ­ез­ды, из­ну­ря­ю­щая бо­лезнь лёг­ких, да и пре­клон­ные го­ды».

На­пом­ню: сты­доб­ны ти­ра­жи цен­ней­ше­го из­да­ния. Как ис­пра­вить? Не­из­беж­на мысль: по недав­не­му при­ме­ру 90-том­ни­ка Тол­сто­го оциф­ро­вать пись­ма Горь­ко­го с воз­мож­но­стью ин­тер­нет-до­сту­па.

По­кло­ны же эн­ту­зи­а­стам это­го из­да­ния. Идёт нелёг­кий по­иск пи­сем по мно­гим ад­ре­сам и об­сто­я­тель­ное ком­мен­ти­ро­ва­ние 23 горь­ко­ве­да­ми. Тер­пе­ли­во тру­дит­ся ред­кол­ле­гия во гла­ве с В. По­лон­ским и Л. Спи­ри­до­но­вой, с от­вет­ствен­ным сек­ре­та­рём от пер­во­го дня М. Се­маш­ки­ной, с ре­дак­то­ра­ми то­ма 20 Л. Су­ма­то­хи­ной и А. То­роп­це­вой.

Пи­са­тель в сво­ём ра­бо­чем ка­би­не­те

Ро­мен Рол­лан и Мак­сим Горь­кий, 1931 г.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.