Боль­шая про­гул­ка... по клад­би­щу

L'Officiel Russia - - Содержание - Текст Павел Вардишвили Фо­то Сер­гей Аутраш Стиль Та­тья­на Се­мень­ко­ва

Вик­то­рия ШЕЛЯГОВА в мос­ков­ской свет­ской жиз­ни при­сут­ству­ет дав­но. По­ка дру­гие ге­ро­и­ни ве­че­ри­нок ста­ра­ют­ся ка­зать­ся те­ми, кем не яв­ля­ют­ся, она ве­се­лит­ся. И на по­ка­зе Moschino, и на вер­ни­са­же в му­зее «Га­раж», и на чо­пор­ных бла­го­тво­ри­тель­ных ве­че­рах. Го­то­вы спо­рить: ма­ло кто из жур­на­ли­стов, спра­ши­ва­ю­щих же­ну со­вла­дель­ца ООО «Ри­ту­ал-сер­вис» Оле­га Шелягова про модные на­ря­ды и уход за собой, го­во­ри­ли с ней о веч­ном. Для L’OFFICIEL Вик­то­рия со­вер­ши­ла са­мый оче­вид­ный про­ме­над — по Вве­ден­ско­му клад­би­щу, ис­пра­вив это недо­ра­зу­ме­ние.

На Пав­ле: ру­баш­ка Acne Studios, паль­то COS. На Вик­то­рии: кейп, ру­баш­ка, брю­ки, туфли и ток — все Dolce & Gabbana, брошь Axenoff Jewellery

КАК ВЫ ПОПАЛИ В ЭТУ МОС­КОВ­СКУЮ СВЕТ­СКУЮ КРУГОВЕРТЬ? Де­сять лет на­зад я пе­ре­еха­ла сюда из Пе­тер­бур­га. По­дру­га го­во­ри­ла: «В Москве слож­но, в ней жи­вут очень спе­ци­аль­ные лю­ди». А мне ка­жет­ся, что, ес­ли спе­ци­аль­но ни­че­го не хочешь, у те­бя все есте­ствен­но получается. Вы­хо­ди­ла в свет с по­дру­гой Та­тья­ной Тор­чи­ли­ной, ко­то­рая ра­бо­та­ет в Cartier, у нее же на ме­ро­при­я­тии позна­ко­ми­лась с Эди­ком Рад­зин­ским, а даль­ше все са­мо собой пошло. Я не знаю до кон­ца, по­па­ла в московский свет или нет. У всех свои ту­сов­ки. Есть огром­ное ко­ли­че­ство лю­дей, ко­то­рые жи­вут в дру­гих кру­гах, кла­нах и усто­ях. Мы ни­че­го не зна­ем про них, а они о нас.

ЕСТЬ ПИТЕРСКИЕ АФЕРИСТКИ ИЛИ БАНДА АНДРЕЯ АРТЕМОВА. ВОТ ВЫ СЕ­БЯ К КА­КО­МУ КЛАНУ ОТНОСИТЕ?

Я не люб­лю опре­де­ле­ния «ку­чек» или «кла­нов» и не дру­жу по прин­ци­пам мо­гу­ще­ства и пре­сти­жа. Для ме­ня важ­ны сов­па­де­ния ин­те­ре­сов. В Москве еже­днев­но про­хо­дит огром­ное ко­ли­че­ство ме­ро­при­я­тий. Я не хо­жу толь­ко к тем, с кем дру­жу, мне ин­те­рес­но на­блю­дать за людь­ми, по­это­му по воз­мож­но­сти хо­жу вез­де — от ма­сто­дон­тов мо­ды до мо­ло­дых та­лан­тов. Люб­лю клас­си­че­ский те­атр и ин­тел­лек­ту­аль­ные лек­ции, мне нра­вят­ся ме­ро­при­я­тия, ко­то­рые про­во­дит Лек­то­рий PRM, у них есть си­сте­ма, глу­би­на и смысл. Какое-то вре­мя я хо­ди­ла в «Клуб 418», ока­за­лось, не моя исто­рия. Там нет сво­е­го лич­но­го пред­став­ле­ния о жиз­ни, а есть опре­де­лен­ная кон­цеп­ция существования. Я очень хо­ро­шо от­но­шусь к де­воч­кам, с боль­шим ува­же­ни­ем, но, на­вер­ное, не мой это клан. Пи­тер­ский: ко­гда пе­ре­еха­ла, я пом­ню, как об­ра­зо­вы­ва­лись эти ком­па­нии де­во­чек, и то­же по­ду­ма­ла, что луч­ше быть од­ной. Очень ча­сто круж­ки со­би­ра­ют­ся не столь по ин­те­ре­сам внут­рен­не­го мира, а по­то­му, что лю­ди по­став­ле­ны в та­кие усло­вия. Было тя­же­ло по­на­ча­лу, и эта фра­за «Москва сле­зам не ве­рит» — аб­со­лют­ная прав­да. Ты ну­жен ве­се­лый, успеш­ный, счаст­ли­вый, а с ка­ки­ми-то про­бле­ма­ми и бо­ляч­ка­ми ты ну­жен толь­ко сво­им близ­ким и очень боль­шим дру­зьям. Но от свет­ско­го об­ще­ства это­го и нель­зя тре­бо­вать.

А ЕСТЬ КТО-ТО, КТО ПОПАЛ В ВАШ БЛИЖНИЙ КРУГ?

Я люб­лю Ок­са­ну Мак­си­мо­ву, мне нравится Стел­ла Ами-

но­ва, мы не близ­кие дру­зья, но мне все­гда ра­дост­но по­бол­тать с ней, встре­тить ее где-то. С На­та­шей Яким­чик мы со­вер­шен­но непо­хо­жи, как с раз­ных пла­нет, но с боль­шим удо­воль­стви­ем вме­сте сме­ем­ся.

ВОТ У КО­ГО-ТО СА­ЛОН КРА­СО­ТЫ ИЛИ КОН­ЦЕПТ-СТОР, А У ВАС СЕ­МЕЙ­НЫЙ БИЗ­НЕС, СВЯЗАННЫЙ С РИТУАЛЬНЫМИ УСЛУГАМИ. ПО­ТО­МУ МЫ СЕЙ­ЧАС СИДИМ ПОСРЕДИ ВВЕДЕНСКОГО КЛАДБИЩА. ЧТО МОДНИЦА ВИК­ТО­РИЯ ШЕЛЯГОВА ДУМАЕТ О ЖИЗ­НИ И СМЕРТИ? По­че­му-то вспом­ни­лась кни­га Эд­вар­да Рад­зин­ско­го «Я стою у ре­сто­ра­на: за­муж — позд­но, сдох­нуть — ра­но». О жиз­ни я ду­маю ред­ко, про­сто жи­ву. Любить так любить, стре­лять так стре­лять, гу­лять так гу­лять, как пел Алек­сандр Ро­зен­ба­ум, то­же пи­тер­ский. Сколько бы я ни сделала в жиз­ни, а мне уже со­рок че­ты­ре го­да, все ма­ло. Смерть — это все­гда страдания не ушед­ше­го, а его близ­ких, ко­то­рые оста­ют­ся на зем­ле с бо­лью по­те­ри. Гу­ляя по клад­би­щу XIX ве­ка, мы видим эту глу­би­ну люб­ви и скор­би, вы­ра­жен­ную в кра­со­те мо­ну­мен­тов, над­гро­бий. Про­ща­ния теперь про­хо­дят быст­ро и без силь­ных эмо­ций. А это непра­виль­но. Мо­мент пе­ре­хо­да из мир­ской жиз­ни в веч­ную очень ва­жен, и про­во­жать нуж­но кра­си­во. Мы с Оле­гом ор­га­ни­зо­ва­ли ком­па­нию, ко­то­рая по­мо­га­ет это сде­лать. Ча­сто эф­фект неожи­дан­но­сти от по­те­ри близ­ких лю­дей па­ра­ли­зу­ет. Нуж­на по­мощь про­фес­си­о­на­лов. Я за­кан­чи­ваю раз­ра­бот­ку при­ло­же­ния, ко­то­рое поз­во­лит каж­до­му не за­бы­вать ушед­ших близ­ких и за­ка­зы­вать убор­ку мо­гил или от­прав­лять цве­ты. Ко­неч­но, нуж­но са­мим это де­лать, но бы­ва­ет по-раз­но­му в на­ше бе­ше­ное вре­мя. Глав­ное, пом­нить. Мы жи­вы, по­ка жи­вет па­мять о нас.

А ВОТ ВЫ ГО­ВО­РИ­ТЕ, ЧТО ХО­ТЕ­ЛОСЬ БЫ ПОБОЛЬШЕ УВИДЕТЬ В ЖИЗ­НИ И ЕЕ ПО­НЯТЬ. МО­ЖЕТ, НУ ИХ, ЭТИ ТУ­СОВ­КИ?

Жизнь — это тот же те­атр. Бы­ва­ют гран­ди­оз­ные пре­мье­ры и ан­шла­ги, а бы­ва­ют скуч­ные, неудач­ные по­ста­нов­ки. По­ка сам не увидишь, не пой­мешь.

КА­КИЕ УРОКИ ВЫНОСИТЕ ПО­СЛЕ ЭТИХ СПЕК­ТАК­ЛЕЙ?

Хо­чет­ся оча­ро­вы­вать­ся, а не разо­ча­ро­вы­вать­ся. И по­ни­ма­ешь, что с воз­рас­том все тя­же­лее на­хо­дить сво­их лю­дей. Ино­гда те­бе ка­жет­ся, что ты мо­жешь со­здать ком­па­нию, с ко­то­рой жи­вешь еди­ны­ми мыс­ля­ми и иде­я­ми, и по­оче­ред­но на­чи­на­ешь на­блю­дать, как это все раз­ва­ли­ва­ет­ся из-за ам­би­ций. В мо­ем иде­аль­ном ми­ре хо­те­лось бы иметь ком­па­нию еди­но­мыш­лен­ни­ков, ез­дить по Рос­сии, узна­вать что-то но­вое.

НЕ НАШЛОСЬ ТА­КИХ ЛЮ­ДЕЙ ЗА ОТЧЕТНЫЕ ДЕ­СЯТЬ ЛЕТ?

Мне нравится Пе­тя Ак­се­нов и все что он придумывает. А КАК ЖЕ ВАШ МУЖ?

Мы от­лич­ная па­ра, вме­сте уже один­на­дцать лет. Мы раз­ре­ши­ли друг дру­гу быть собой. Мой муж — хо­ро­ший друг для жиз­ни. Не по­то­му, что я его уви­де­ла и влю­би­лась, а по­то­му, что по­ня­ла, что он моя по­ло­ви­на, мне с ним ком­форт­но раз­го­ва­ри­вать, общаться. Ко­гда я при­хо­жу до­мой, он все­гда го­во­рит: «Ну рас­ска­зы­вай, ка­кие спле­тен­ки?» Ес­ли я мол­чу, то он пу­га­ет­ся. Это сча­стье, ко­гда у те­бя есть та­кой друг, я очень дол­го его ис­ка­ла. МЫ ДЕ­ЛА­ЕМ НО­МЕР ПРО ЖЕН­ЩИН, НЕ СТЕСНЯЮЩИХСЯ СВО­ЕЙ ЖЕНСТВЕННОСТИ И ЗА­ВИ­СИ­МО­СТИ ОТ МУЖ­ЧИН. ВЫ КАК ОТНОСИТЕСЬ К ФЕМИНИСТКАМ, КО­ТО­РЫМ ВАЖ­НО ДО­КА­ЗЫ­ВАТЬ СВОЕ РАВЕНСТВО С МУЖЧИНАМИ?

Я счи­таю, что жен­щи­ны рож­де­ны, что­бы нра­вить­ся муж­чи­нам, а мужчины де­ла­ют все, что­бы нра­вить­ся женщинам. И глу­по — уни­что­жать смысл че­ло­ве­че­ской жиз­ни. Очень пло­хо от­но­шусь, не раз­де­ляю по­сы­лов Dior. И во­об­ще счи­таю, что та­кие ка­те­го­рич­ные за­яв­ле­ния ве­дут в ни­ку­да. Гло­баль­ный кри­зис как раз и за­клю­ча­ет­ся в под­мене муж­ско­го и жен­ско­го. ЧТО В ВАС СИЛЬ­НЕЕ: СТРАСТЬ К МО­ДЕ ИЛИ К ВЕЧЕРИНКАМ? Ко­неч­но к вечеринкам. Ес­ли было бы мож­но, хо­ди­ла с та­бо­ром цы­ган. Я очень люб­лю ба­лы. По­то­му что к ним нуж­но го­то­вить­ся. То есть не про­сто по­бе­жал со­брал­ся, а есть идея. Сей­час го­то­вим бал в Аста­фье­во к дню рож­де­ния Пуш­ки­на. На­до сшить се­бе на­ряд, по­смот­реть, что бу­дет у по­дру­жек. Вся су­е­та во­круг ди­ко нравится, да­же боль­ше, чем сам бал.

МО­ЛО­ДОСТЬ В ПЕТЕРБУРГЕ У ВАС БУРНАЯ БЫ­ЛА?

Я очень ра­но вы­шла за­муж. И сла­ва бо­гу. По­то­му что я бы­ла от­вяз­ная. Мне пси­хо­лог сказал, что я как воз­душ­ный ша­рик, ко­то­ро­му вниз нуж­но под­ве­ши­вать груз, что­бы не уле­тал и не разо­рва­ло в ат­мо­сфе­ре. Ря­дом ну­жен че­ло­век, ко­то­рый ме­ня бу­дет немно­го тор­мо­зить. Сколько бы я ни гу­ля­ла на ве­че­рин­ке, все­гда чуть-чуть не до­гу­ля­ла.

А ЧЕМ ВАШ ПЕР­ВЫЙ МУЖ ЗАНИМАЛСЯ?

Ре­сто­ран­ным бизнесом. Был стар­ше на два­дцать два го­да. Это, на­вер­ное, по­то­му, что ме­ня не рас­тил отец, мне казалось, что ря­дом дол­жен быть взрос­лый и ум­ный че­ло­век. Я бы­ла бес­ша­баш­ная и без­удерж­ная. Мне хо­те­лось гу­лять, пить, тан­це­вать до вось­ми утра, но ме­ня все вре­мя что-то оста­нав­ли­ва­ло. В дан­ном слу­чае пер­вый муж.

ТО ЕСТЬ ПУТЬ САМОРАЗРУШЕНИЯ ВАМ В ЦЕ­ЛОМ ПРЕТИТ?

Нет. Я, мо­жет, и хо­те­ла. Ко­гда позна­ко­ми­лась с Оле­гом, ду­ма­ла, что он пьет, гу­ля­ет, иг­ра­ет в кар­ты, а он ока­зал­ся очень теп­лым, доб­рым и се­мей­ным че­ло­ве­ком.

МОДА ЯВ­ЛЯ­ЕТ­СЯ ВХОДНЫМ БИЛЕТОМ В СВЕТ?

Фра­за про «встре­ча­ют по одеж­ке» — прав­ди­ва. Но ес­ли рань­ше я со­би­ра­лась ку­да-то, на­де­ва­ла мно­го укра­ше­ний, то теперь это вы­гля­дит немод­но и стран­но. Ес­ли рань­ше все хо­ди­ли с сум­ка­ми Hermès, то сей­час они сто­ят на пол­ках, а ты не по­ни­ма­ешь, зачем они бы­ли нуж­ны. Я бы с удо­воль­стви­ем сей­час все свои кро­ко­ди­ло­вые «Бир­кин» по­ме­ня­ла об­рат­но на пач­ки де­нег. И хо­ди­ла бы ра­дост­ная с этой пач­кой вме­сто кро­ко­ди­ло­вой сум­ки.

КТО-ТО О ВАС СКАЗАЛ: «ШЕЛЯГОВА — СПЛОШНОЙ АК­ЦЕНТ». ЭТО УТВЕРЖДЕНИЕ БОЛЬ­ШЕ НЕ ВЕР­НО?

Вер­но. Я ни­ко­го не при­зы­ваю жить по мо­им пра­ви­лам. Я рас­став­ляю ак­цен­ты в сво­ей жиз­ни так, как хо­чу. У ме­ня ги­пер­тро­фи­ро­ван­ное чув­ство пре­крас­но­го, я не люб­лю джин­сы и ке­ды. Я на­ря­жа­юсь не для ко­го­то, а для се­бя. Да­же ко­фе с по­дру­гой я люб­лю вы­пить неспеш­но и кра­си­во. Мне ка­жет­ся, жен­щи­на долж­на оста­вать­ся жен­щи­ной все­гда.

КА­КОЙ ЕЩЕ БЫСТ­РЫЙ ВХОД В ТУСОВКУ, КРО­МЕ МОД­НЫХ НАРЯДОВ? День­ги. СЛУЧИСЬ БЫСТ­РЫЙ ВЫХОД ИЗ НЕЕ, ОН ПРОЙ­ДЕТ БОЛЕЗНЕННО? Спо­кой­но. Свет­ская жизнь не мо­жет быть дол­го­веч­ной, ес­ли ты ни­че­го не де­ла­ешь. Ес­ли это не твой биз­нес-про­ект, то выход бу­дет очень быст­рым, как и вход. По­это­му сегодня про ко­го-то пишут, ко­го-то сни­ма­ют. С кем ни по­го­во­рю, у всех по­сто­ян­но съ­ем­ки. Но ес­ли по­смот­реть по фак­ту, где все съ­ем­ки эти? Как сде­лать из любого че­ло­ве­ка свет­ско­го, я по­ни­маю. Три ме­ся­ца, и он рас­пи­а­рен. Немнож­ко все на­по­каз, по­то­му что за спи­ной нет ни­че­го. По­это­му быст­ро за­шел, быст­ро вы­шел, а хочешь даль­ше — на­до что-то при­ду­мы­вать.

КАК ЛУЧ­ШЕ ВАС ОХАРАКТЕРИЗОВАТЬ: СВЕТ­СКАЯ ДА­МА, ЛЬВИЦА? Не­на­ви­жу оба вы­ра­же­ния. Пе­ред по­ка­зом Dolce & Gabbana участ­ниц по­про­си­ли на­пи­сать о се­бе два сло­ва. Кто-то под­пи­сал­ся it-girl, кто-то business woman. Я дол­го ду­ма­ла, спро­си­ла совета у сво­е­го при­я­те­ля, и он сказал «пти­цей Фе­никс». Важ­но при лю­бых об­сто­я­тель­ствах уметь воз­ро­дить­ся. У ме­ня са­мое любимое вре­мя го­да — вес­на. То ощу­ще­ние, ко­гда все толь­ко на­чи­на­ет­ся. Я жи­ву по принципу: «Жи­ви каждый день, как по­след­ний, и од­на­ж­ды ты не оши­бешь­ся».

«Мы все рав­но все умрем. Про­сто кто-то про­жи­вет свою жизнь ин­те­рес­но, а кто-то бу­дет есть свой лист са­ла­та и бе­гать

в крос­сов­ках по на­бе­реж­ной»

На Вик­то­рии: пла­тье Dolce & Gabbana Couture, ву­аль и пер­чат­ки Dolce & Gabbana. На Пав­ле: ру­баш­ка Acne Studios, пи­джак Carol Christian Poell, зонт Passoti

Кейп — соб­ствен­ность ге­ро­и­ни, пла­тье Dolce & Gabbana Couture, туфли Dolce & Gabbana, зонт Passoti

Пла­тье Dolce & Gabbana

Сле­ва: кейп — соб­ствен­ность ге­ро­и­ни.

Спра­ва: пла­тье, туфли и шля­па — все Dolce & Gabbana

Шелягова уве­ре­на, что день­ги не пор­тят лю­дей, а раз­ре­ша­ют быть им та­ки­ми, ка­кие они есть. Че­ло­век, име­ю­щий боль­ше воз­мож­но­стей, — силь­нее про­яв­ля­ет внут­рен­них де­мо­нов

«Есть Бог, а все осталь­ное, свя­зан­ное с цер­ко­вью, те же лю­ди, они по­столь­ку по­сколь­ку. Не ве­рю в ино­пла­не­тян, но я ве­рю в Бо­га, ко­то­рый на­ми управ­ля­ет в жиз­ни»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.