ФАКТУР НЫ Й ГЕ РОЙ

Как кре­а­тив­ный ди­рек­тор Hermès НАДЕЖ ВАНЕ-СИБУЛЬСКИ ра­бо­та­ет с ГЛАВ­НЫ­МИ ЦВЕ­ТА­МИ СЕ­ЗО­НА, за­чем по­гля­ды­ва­ет на ра­бо­ты ху­дож­ни­ка НАЙДЖЕЛА ПИ­КА (из­вест­но­го в ос­нов­ном изоб­ра­же­ни­я­ми ДО­МОВ) и ПО­ЧЕ­МУ сто­ит со­став­лять БА­ЗО­ВЫЙ ГАР­ДЕ­РОБ имен­но из «КРУИЗНОЙ» КОЛЛЕКЦ

L'Officiel Russia - - Большая Примерка - Фо­то Ни­ко­лай Звер­ков Текст Ири­на Щер­ба­ко­ва

Па­риж, «ре­ву­щие», как их на­зы­ва­ли, два­дца­тые, ма­га­зин в пре­стиж­ном 8-м окру­ге по ад­ре­су Рю де Фо­бур Сен-Оно­ре, 24. Hermès, мод­ный Дом, на­чи­нав­ший с про­из­вод­ства ак­сес­су­а­ров для вер­хо­вой ез­ды, впер­вые де­ла­ет одеж­ду — по­ка еще ни­ка­ких кол­лек­ций. То­гда же, к сло­ву, вы­хо­дит и сум­ка Sac dépêches, ко­то­рую поз­же пе­ре­име­ну­ют в Kelly, прав­да, это к на­шей ис­то­рии не от­но­сит­ся.

Го­то­вое пла­тье в круп­ных мас­шта­бах ком­па­ния Hermès ста­ли де­лать в 1990-х. В эту слав­ную по­ру сре­ди креативных ди­рек­то­ров от­ме­тил­ся Мар­тин Мар­же­ла: он при­шел в Дом с по­да­чи биз­нес-парт­не­ра и по­дру­ги, по­кой­ной Жен­ни Мей­ренс. Мар­же­ла со­зна­тель­но за­крыл гла­за на трен­ды, ца­рив­шие то­гда в ин­ду­стрии, — гром­кие по­ка­зы-шоу и из­бы­точ­ную де­ко­ра­тив­ность, как у Га­лья­но. Прес­са ждала от него как ми­ни­мум де­кон­струк­ти­виз­ма — «раз­ре­зать сум­ку Birkin по­по­лам», как объ­яс­ня­ет куратор вы­став­ки Margiela: The Hermès Years в ант­вер­пен­ском музее MoMu Ка­ат Де­бо. Мар­же­ла ни­че­го ре­зать не стал — а на­обо­рот, осо­вре­ме­нил на­сле­дие До­ма, в ме­ру бе­реж­но. Он хо­тел де­лать ве­щи из пре­дель­но ка­че­ствен­ных ма­те­ри­а­лов, но ми­ни­ма­ли­стич­ные, неброс­ких цве­тов и, как лю­бят пи­сать за­пад­ные мод­ные кри­ти­ки, timeless — что­бы ка­ше­ми­ро­вое паль­то мож­но бы­ло но­сить и че­рез пять се­зо­нов, и че­рез де­сять, и че­рез де­сять лет.

Ми­ни­ма­лизм — как бы ни из­би­то зву­ча­ло это слово в фэшн-глян­це 2010-х, осо­бен­но в со­че­та­нии со сло­вом «бла­го­род­ный», — в ДНК Hermès впи­сал­ся сра­зу, до­нель­зя ор­га­нич­но. Его же при­дер­жи­вал­ся быв­ший кре­а­тив­ный ди­рек­тор Кри­стоф Ле­мер. И ны­неш­ний Надеж Ване-Сибульски. На при­ме­ре све­жей, круизной кол­лек­ции это осо­бен­но за­мет­но.

Что зна­чит в со­вре­мен­ной мод­ной ин­ду­стрии слово «кру­из» — во­прос дис­кус­си­он­ный: ес­ли в вось­ми­де­ся­тые де­ми­се­зон­ные кол­лек­ции бы­ли одеж­дой, в ко­то­рой кли­ент­ки мод­ных до­мов и вправ­ду от­прав­ля­лись в пу­те­ше­ствия во вре­мя, к при­ме­ру, Рож­де­ствен­ских ка­ни­кул, то сей­час «кру­из­ная» одеж­да по­те­ря­ла ку­рорт­ный флер. И об­ре­ла но­вый смысл: посколь­ку ве­щи из де­ми­се­зон­ных кол­лек­ций доль­ше оста­ют­ся на при­лав­ках — по­сту­па­ют в кон­це осе­ни и дер­жат­ся до кон­ца вес­ны, — в «кру­и­зе» те­перь мож­но встре­тить и са­по­ги-бот­фор­ты, и ко­жа­ную пар­ку. И это нор­маль­но: та же Надеж Ва­неСи­буль­ски ис­кренне счи­та­ет, что «кру­из» как раз и есть основа жен­ско­го гар­де­роба. В ней Ване-Сибульски пред­ла­га­ет ис­кать то, что жен­щи­на го­то­ва но­сить каж­дый день — к при­ме­ру, небес­но-го­лу­бой сви­тер или изу­мруд­но-зе­ле­ный ко­стюм.

С цве­том Надеж Ване-Сибульски в прин­ци­пе все­гда ра­бо­та­ла ма­стер­ски: ей осо­бен­но уда­ет­ся бе­лый, но не чи­стый, а с ед­ва за­мет­ным се­рым или кре­мо­вым от­тен­ком. Ры­жий у нее — глу­бо­кий, меж­ду крас­ным апель­си­ном и брон­зой. Ко­рич­не­вый — са­мые пра­виль­ные шо­ко­лад­ный и «кофе с мо­ло­ком», ко­то­рые толь­ко мож­но най­ти. Все эти от­тен­ки в «кру­и­зе» при­сут­ству­ют. Что со­вер­шен­но объ­яс­ни­мо: ма­ло что так спа­са­ет еже­днев­ный ком­плект одеж­ды, как про­стая по крою вещь из до­стой­ной тка­ни, со­вер­шен­но од­но­тон­ная, в слож­ном, глу­бо­ком и да­же бла­го­род­ном цве­те — про­сти­те ве­ли­ко­душ­но, мы все-та­ки ис­поль­зу­ем это слово, посколь­ку без него, го­во­ря о Hermès, обой­тись слож­но.

К во­про­су о тка­нях, да и во­об­ще о ма­те­ри­а­лах: что­бы пе­ре­чис­лить все ин­те­рес­ные фак­ту­ры, ко­то­рые по­па­да­ют­ся у Hermès, нам бы по­тре­бо­ва­лась еще па­ра стра­ниц. Ко­жи до­ста­точ­но — ска­зы­ва­ют­ся кор­ни До­ма, ко­то­рый

в се­ре­дине де­вят­на­дца­то­го ве­ка де­лал ак­сес­су­а­ры имен­но из нее. Есть са­по­ги из те­ля­чьей ко­жи, из ове­чьей, что бу­ты­лоч­но-зе­ле­но­го цве­та, что чер­но­го. Есть и ко­жа­ная курт­ка, ко­то­рая по ви­ду на­по­ми­на­ет курт­ку для вер­хо­вой ез­ды, по сло­вам ди­зай­не­ров, «дань на­сле­дию». Есть та­к­же сум­ка Bolide 1923 цве­та ин­ди­го из ко­жи мо­ло­дых быч­ков.

Ка­ше­ми­ра — то­же весь­ма тра­ди­ци­он­но­го для брен­да — хва­та­ет: к при­ме­ру, паль­то, сде­лан­ное из дву­сто­рон­не­го, кар­мин­но-крас­но­го и гра­фи­то­во-се­ро­го.

Но имен­но в Cruise 2018 са­мое, по­жа­луй, ин­те­рес­ное — шелк и то, как ди­зай­не­ры ра­бо­та­ют с ним. Ре­фе­рен­сов, ко­то­ры­ми на­ве­я­на та или иная, ка­за­лось бы, слу­чай­ная склад­ка — ве­ли­кое мно­же­ство. Взять, к при­ме­ру, шел­ко­вую сар­жу. Из нее шьют не толь­ко юб­ки с за­па­хом — с узо­ром из при­чуд­ли­во пе­ре­пле­тен­ных кну­тов Fouets et Badines, но и пла­тья в мел­кую склад­ку, на­ве­ян­ную ди­зай­ном для плат­ка-квад­ра­та Hermès, сде­лан­но­го ху­дож­ни­цей На­та­ли де Пас­кье еще в 1980-х го­дах. А вот при­ду­мы­вая брю­ки из тя­же­лой реб­ри­стой шел­ко­вой тка­ни грос­грейн, ко­ман­да Hermès по­гля­ды­ва­ла на ра­бо­ты гра­фи­ка Найджела Пи­ка. Пик, автор в том чис­ле и ри­сун­ков для плат­ков мод­но­го До­ма, из­ве­стен пре­дель­но де­таль­ны­ми, гео­мет­рич­ны­ми изоб­ра­же­ни­я­ми с тон­ки­ми чер­ны­ми ли­ни­я­ми — осо­бен­но хо­ро­шо ему уда­ют­ся ар­хи­тек­тур­ные за­ри­сов­ки.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.