ДУР ЯТ ВА­ШЕ­ГО БРА­ТА!

ИЗ­ВЕСТ­НЫЙ ЮМОРИСТ И ТЕЛЕВЕДУЩИЙ, су­пруг Ал­лы Пу­га­че­вой МАК­СИМ ГАЛКИН на­столь­ко удач­но про­ком­мен­ти­ро­вал в сво­ем ИН­СТА­ГРА­МЕ од­ну мод­ную КОЛЛАБОРАЦИЮ, что глав­ный ре­дак­тор L’OFFICIEL КСЕ­НИЯ СОБ­ЧАК тут же по­про­си­ла его на­пи­сать на эту те­му ко­лон­ку. На наш в

L'Officiel Russia - - Мнение -

По­льщен при­гла­ше­ни­ем на­кро­пать свои со­об­ра­же­ния в свя­тая свя­тых со­вре­мен­ной мо­ды. Но уж, коль по­зва­ли, не обес­судь­те: немно­го по­шум­лю со сво­им уста­вом в ва­шем мо­на­сты­ре. Ну и ми­рок у вас, ре­бя­та! Как вы во­об­ще раз­би­ра­е­тесь, что вы­гля­дит мод­но, что нет, что сто­ит всех де­нег, что не сто­ит ни­че­го, что под­дел­ка, что на­сто­я­щее? Вот мне, на­при­мер, с жан­ром по­вез­ло. В эст­рад­ном юмо­ре не мо­жет быть блат­ных, про­пла­чен­ных, ис­кус­ствен­но вы­ра­щен­ных: по­то­му как нель­зя за­ста­вить зал сме­ять­ся. Зал сме­ет­ся — ты по­бе­ди­тель, зал сму­щен­но мол­чит — ты об­ла­жал­ся. Ес­ли при­шед­шей на те­бя пуб­ли­ке не смеш­но, те­бе не по­мо­гут ни кла­ке­ры, как в опе­ре, ни куп­лен­ная прес­са, как по­сле мод­но­го по­ка­за оче­ред­ной бо­га­той вы­скоч­ки, ни вот это пре­сло­ву­тое «я так ви­жу» из ми­ра отрав­лен­ных «чер­ным квад­ра­том» ху­дож­ни­ков.

Я, мо­жет, и не стал бы тут пи­сать, ес­ли бы слу­чай­но не ока­зал­ся сви­де­те­лем той пра­вед­ной ис­те­рии, в ко­то­рую впа­да­ют неко­то­рые мои зна­ко­мые каж­дый раз, ко­гда объ­яв­ля­ет­ся оче­ред­ная кол­ла­бо­ра­ция. Впер­вые я столк­нул­ся с этим, ко­гда мне по­зво­нил ко­роль То­талЛу­ка, са­мый бле­стя­щий мод­ник на­ших де­ре­вян­ных под­мост­ков, де­ми­ург из­бы­точ­но­сти и гро­за ла­ко­нич­но­сти, ко­ро­че, вы по­ня­ли, Фи­липп Кир­ко­ров и ска­зал с тре­пе­том в го­ло­се, что гря­дет кол­ла­бо­ра­ция Balmain и H&M, что все звез­ды это бу­дут но­сить, что он обя­за­тель­но там что-то ку­пит и се­бе, и мне. Я сна­ча­ла вя­ло воз­ра­зил, мол мне ни­че­го не на­до, тем бо­лее с брен­дом Balmain был не зна­ком, а про «коллаборацию» рань­ше толь­ко знал, что так на­зы­ва­лось со­труд­ни­че­ство с фа­ши­ста­ми, но мои воз­ра­же­ния бы­ли пре­се­че­ны убий­ствен­ным ар­гу­мен­том «для дру­га ни­че­го не жал­ко». За­тем ис­то­рия по­вто­ри­лась с кол­ла­бо­ра­ци­ей Kenzo и H&M, и вот те­перь — Louis Vuitton и Supreme. Так в мо­ем гар­де­робе по­яви­лись от­прыс­ки мод­ных со­и­тий. И я да­же но­сил несколь­ко раз что-то из это­го. Но смот­рю я на них и ни­че­го не по­ни­маю. Ве­щи эти ка­кие-то слиш­ком кич­ли­вые, слиш­ком кри­ча­щие о се­бе, ис­тош­но брен­ди­ро­ван­ные, это уже не ве­щи — это пер­фор­манс. Они слов­но бо­ят­ся, что мы за­бу­дем, чьих до­мов они бу­дут.

И я все ча­ще убеж­да­юсь: нас не хо­тят одеть — нас хо­тят во­влечь в мас­со­вый рекламный пер­фор­манс для про­дви­же­ния брен­да. И я имею в ви­ду не из­вест­ных по­ку­па­те­лей, а всех. Ре­бя­та, это пер­фор­манс, я вам точ­но го­во­рю. Посмот­ри­те, как все об­став­ле­но, этот ажи­о­таж, эти ро­ли­ки в Youtube, где пуб­ли­ка сме­та­ет при­лав­ки в на­деж­де урвать бренд по бро­со­вой цене, Яна Руд­ков­ская, пор­ха­ю­щая меж­ду ве­шал­ка­ми Louis Vuitton и Supreme, и, как ре­зуль­тат, Же­ня Плю­щен­ко, уче­мо­да­нен­ный в сво­бод­ный ком­би­не­зон на фут­боль­ном мат­че, — все это крас­ки в па­лит­ре ми­ро­вых брен­дов, сме­нив­ших обя­зан­ность мод­но оде­вать на при­хоть са­мо­вы­ра­жать­ся. Это не мо­да, а те­атр аб­сур­да.

Сей ди­а­лог меж­ду мод­ни­ка­ми и за­ко­но­да­те­ля­ми длит­ся уже не пер­вый год.

— Дай­те нам но­вое! — кри­чат мод­ни­ки.

— Вот вам кир­пич от Supreme! — от­ве­ча­ет Мо­да. — Ка­кой кир­пич?

— На­сто­я­щий кир­пич, это очень мод­но!

— А чем он от­ли­ча­ет­ся от обыч­но­го кир­пи­ча?

— Он мод­ный — на нем на­пи­са­но «Supreme»!

— А так это ме­ня­ет де­ло! А ку­да его по­ло­жить? — По­ло­жи­те его вот в эту сум­ку от Balenciaga!

— Что-то она боль­но сма­хи­ва­ет на сум­ку от IKEA… — Са­ми по­ду­май­те, раз­ве сум­ка от IKEA мо­жет столь­ко сто­ить? Ко­неч­но, это Balenciaga! И по­том она из на­ту­раль­ной ко­жи.

— За­чем?

— Что за­чем?

— За­чем она как ме­шок из де­ше­во­го ги­пер­мар­ке­та, но из ко­жи?

— Как за­чем? Что­бы до­ро­го сто­ить!

— Ну по­ло­жи­ли мы кир­пич в эту сум­ку, и ку­да нам с этим ид­ти?

— Иди­те в оче­редь за скреп­кой Prada!

И вот ста­рый бренд бук­валь­но из ко­жи вон ле­зет, что­бы о нем сно­ва за­го­во­ри­ли, а что идет че­ло­ве­ку, что не идет, это за­дви­га­ет­ся да­же не на вто­рой план, это во­об­ще за­дви­га­ет­ся. Чем неле­пее вы­гля­дит ин­ди­вид, тем боль­ше шан­сов по­пасть в трен­ды. Мо­де уда­ри­ли по го­ло­ве кир­пи­чом от Supreme.

Мо­да за­ды­ха­ет­ся от от­сут­ствия идей и смыс­ла и на­чи­на­ет хва­тать­ся за все, что ва­ля­ет­ся во­круг: кир­пи­чи,

Я все ча­ще убеж­да­юсь, нас не хо­тят одеть – нас хо­тят во­влечь в мас­со­вый рекламный пер­фор­манс для про­дви­же­ния брен­да.

И я го­во­рю не об из­вест­ных по­ку­па­те­лях, а обо всех

скреп­ки, бу­маж­ные па­ке­ты и да­же ка­бель­ные стяж­ки, устра­и­ва­ет кол­ла­бо­ра­ции, ко­то­рые ста­но­вят­ся ка­ли­фа­ми на час, ме­ня­ет креативных ди­рек­то­ров мод­ных До­мов ча­ще, чем кол­лек­ции, — и все рав­но от­ста­ет от уско­ря­ю­ще­го­ся хо­да времени и по­сте­пен­но пе­ре­хо­дит в мой жанр, где хо­ро­шо, ко­гда зал сме­ет­ся. Я ду­маю, апо­фе­о­зом этой тен­ден­ции ста­ла бы кол­лек­ция ка­ко­го-ни­будь До­ма, в ко­то­рой все ве­щи бы­ли бы во­об­ра­жа­е­мы, а ма­те­ри­аль­ны­ми бы­ли толь­ко ку­сок тка­ни с на­зва­ни­ем брен­да и цен­ник. И я уве­рен, как толь­ко тех­но­ло­гия поз­во­лит ве­шать бренд в воз­ду­хе в ак­ку­рат на­про­тив при­чин­но­го ме­ста, при­кры­вая срам, а цен­ник в рай­оне вто­рич­ных по­ло­вых при­зна­ков, мо­да вый­дет на аб­со­лют­но но­вый уро­вень кол­ла­бо­ра­ции наг­ло­сти и иди­о­тиз­ма, про­да­вая пу­сто­ту из­го­ло­дав­шим­ся по об­ма­ну по­ку­па­те­лям. А что­бы еще боль­ше го­во­ри­ли, на Не­де­ле вы­со­кой мо­ды бу­дут са­жать спе­ци­аль­но­го маль­чи­ка, ко­то­рый в кон­це по­ка­за бу­дет вска­ки­вать и кри­чать: «А не­ве­ста-то го­лая!»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.