НАШЛИ ДРУГ ДРУ­ГА

L'Officiel Russia - - Точка Зрения - Текст Ксе­ния Соб­чак Фо­то Ти­мо­фей Ко­лес­ни­ков Стиль Еле­на Бес­со­но­ва

Глав­ный ре­дак­тор L’OFFICIEL Ксе­ния Соб­чак встре­ти­лась с три­ум­фа­то­ром «Ки­но­тав­ра» — Резо Ги­ги­не­ишви­ли, ко­то­ро­му в этом го­ду на фе­сти­ва­ле до­стал­ся приз за луч­шую ре­жис­су­ру. И в по­дроб­но­стях рас­спро­си­ла его о но­вом филь­ме «Заложники». Так мы узна­ли, за­чем бы­ло сни­мать сце­ну су­да с ак­те­ром с по­хме­лья (под­сказ­ка: в ки­но лю­бят прав­ду жиз­ни), о ка­кой тра­ге­дии в Гру­зии до сих пор ни­кто не мо­жет го­во­рить спо­кой­но и чем Резо по­ко­ри­ла ак­три­са Тинатин Да­ла­ки­шви­ли.

Трид­цать че­ты­ре го­да на­зад в Гру­зии про­изо­шла ис­то­рия, ко­то­рую вспо­ми­на­ют до сих пор — и не без со­дро­га­ния. Семь мо­ло­дых лю­дей из до­стой­ных тби­лис­ских се­мей по­пы­та­лись угнать са­мо­лет, ле­тев­ший рей­сом Тби­ли­си — Ба­ту­ми, что­бы сбе­жать на За­пад. Спой­лер к филь­му, но все-та­ки: план со­рвал­ся. За­кон­чи­лось де­ло од­ним из са­мых гром­ких су­деб­ных процессов в ис­то­рии рес­пуб­ли­ки — и тем, что боль­шую часть бег­ле­цов при­го­во­ри­ли к рас­стре­лу. О том, что имен­но про­изо­шло в ночь с 18 на 19 но­яб­ря 1983 го­да, спо­рят каж­дую го­дов­щи­ну тра­ге­дии — од­ни об­ви­ня­ют Ге­гу Ко­ба­хид­зе, Ио­си­фа Це­ре­те­ли и их дру­зей в убий­стве чле­нов эки­па­жа, дру­гие, на­обо­рот, ро­ман­ти­зи­ру­ют их об­ра­зы: как-ни­как бор­цы с си­сте­мой. Об этой ис­то­рии сни­ма­ли до­ку­мен­таль­ное ки­но — и да­же на­пи­са­ли пье­су «По­ко­ле­ние джин­сов», ко­то­рая до­воль­но-та­ки успеш­но шла в Тби­ли­си ну­ле­вых. Но «Заложники» Резо Ги­ги­не­ишви­ли — пер­вый ху­до­же­ствен­ный фильм, сня­тый на жи­во­тре­пе­щу­щий сю­жет. И, на­до ска­зать, фильм вы­шел чер­тов­ски успеш­ный: приз за луч­шую ре­жис­су­ру на «Ки­но­тав­ре» про­сто так не вы­да­ют. Соб­ствен­но, как и лав­ры в Бер­лине. НУ, ВО-ПЕР­ВЫХ, Я ТЕ­БЯ ПО­ЗДРАВ­ЛЯЮ. ПРИ­ЗЫ «КИ­НО­ТАВ­РА» ЗА ЛУЧ­ШУЮ РЕ­ЖИС­СУ­РУ И ЛУЧ­ШУЮ ОПЕРАТОРСКУЮ РА­БО­ТУ, УСПЕХ НА БЕРЛИНАЛЕ.

РЕЗО Это все неве­ро­ят­но при­ят­но, ко­неч­но, но ты зна­ешь, в Гру­зии тя­же­лее все­го ока­за­лось по­ка­зать кар­ти­ну. По­то­му что там каж­дый счи­та­ет, что он луч­ше зна­ет ис­то­рию, над ко­то­рой мы ра­бо­та­ли семь лет. Та­лант­ли­вый на­род, эта тра­ге­дия за трид­цать лет об­рос­ла ми­фа­ми и ле­ген­да­ми. Вот те­бе при­мер: из опро­шен­ных мною лю­дей пять­де­сят семь че­ло­век утвер­жда­ют, что Ге­га Ко­ба­хид­зе уехал в аэро­порт имен­но из их квар­ти­ры.

С ГРУЗИЕЙ СВЯ­ЗА­НО МНО­ГО СО­БЫ­ТИЙ, ДО­СТОЙ­НЫХ ФИЛЬ­МА. ПО­ЧЕ­МУ ТЕ­БЯ ЗАИНТЕРЕСОВАЛА ИМЕН­НО ЭТА ТЕ­МА? ДЕ­ТИ ЭЛИ­ТЫ… РЕЗО Да, зо­ло­тая мо­ло­дежь, при­ви­ле­ги­ро­ван­ные се­мьи… Ко­гда мы сей­час го­во­рим об этом яв­ле­нии, пред­став­ля­ем се­бе несу­щи­е­ся по Мон­те-Кар­ло ма­ши­ны. Но, на­вер­ное, ос­нов­ной при­ви­ле­ги­ей Ге­ги бы­ла воз­мож­ность об­щать­ся, на­при­мер, с та­ки­ми людь­ми, как Ме­раб Ма­мар­да­шви­ли. Отец Ге­ги Ми­ша Ко­ба­хид­зе — за­ме­ча­тель­ный ре­жис­сер, и имен­но это опре­де­ли­ло круг об­ще­ния. Мне по­нят­но, по­че­му имен­но эти лю­ди так неосо­знан­но, интуитивно стре­ми­лись к сво­бо­де,

го­то­вы бы­ли со­вер­шить ир­ра­ци­о­наль­ный по­сту­пок. Это бы­ло, как я по­ни­маю, ин­стинк­тив­ное дви­же­ние, по­то­му что осо­знать и сфор­му­ли­ро­вать и све­сти их по­сту­пок к един­ствен­ной мо­ти­ва­ции, то, по­че­му они это сде­ла­ли, невоз­мож­но. Мож­но лишь ис­сле­до­вать быт, по­гру­жа­ясь в ат­мо­сфе­ру то­го времени, ко­то­рая, на­при­мер, для Ти­ны, со­всем мо­ло­дой ак­три­сы, ока­за­лась со­вер­шен­но чуж­дой. По­то­му что все, что для нее цен­но, бы­ло за­пре­ще­но то­гда. Для мно­гих это пре­крас­ное вре­мя, за­ме­ча­тель­ные пес­ни, шум­ные за­сто­лья, от­но­си­тель­но ли­бе­раль­ная Гру­зия, но ес­ли те­бе в этой стране хо­те­лось че­го-то боль­ше­го, то сра­зу бы­ло яс­но: за флаж­ки нель­зя…

БОЛЬ­ШЕ­ГО — ЭТО ЧЕ­ГО ИМЕН­НО?

РЕЗО Ну как ми­ни­мум воз­мож­но­сти вы­ез­жать, смот­реть мир… Го­то­вясь к кар­тине, я мно­го лю­дей опра­ши­вал. Ай­дан Са­ла­хо­ва го­во­ри­ла, что, да­же бу­дучи сту­дент­кой со­всем не из про­стых, зна­ла точ­но, что ни­ко­гда в жиз­ни не смо­жет во­очию уви­деть Сикс­тин­скую ка­пел­лу, толь­ко ре­про­дук­ции. И с этим сми­ря­лись, ез­ди­ли в аэро­порт Ше­ре­ме­тье­во, про­сто что­бы по­слу­шать, по­смот­реть, как са­мо­ле­ты раз­ле­та­ют­ся в раз­ные сто­ро­ны.

ТАК, ПО-ТВОЕМУ, ПО­ЧЕ­МУ ОНИ ЭТО СОВЕРШИЛИ? ЗАХВАТ СА­МО­ЛЕ­ТА, ПЕРЕСТРЕЛКА…

РЕЗО То, что они за­хва­ти­ли са­мо­лет, — ужас­но. Мы пы­та­лись ни в ко­ем слу­чае не ро­ман­ти­зи­ро­вать их дей­ствия. Но ведь на эту ис­то­рию мож­но по­смот­реть под раз­ны­ми уг­ла­ми. Со­вет­ский суд вме­сте с ни­ми по­са­дил на ска­мью под­су­ди­мых ба­тюш­ку, ко­то­ро­го да­же не бы­ло на бор­ту. Пре­ступ­ле­ние на­ли­цо, мож­но бы­ло при­го­во­рить их к смерт­ной каз­ни, про­сто ос­но­вы­ва­ясь на за­ко­но­да­тель­стве то­го времени. Но под­клю­чи­ли идео­ло­гию, под­чер­ки­ва­ли, что они чи­та­ли Еван­ге­лие, что во всем этом участ­во­вал ба­тюш­ка, что­бы по­ка­зать — вот к че­му при­во­дит воль­но­ду­мие… За­чем это? И прак­ти­че­ски ни­кто, кста­ти го­во­ря, не воз­му­тил­ся, что рас­стре­ли­ва­ют невин­но­го че­ло­ве­ка. Мо­жет быть, он их на­до­умил, но нель­зя же всех под од­ну гре­бен­ку. На этих лю­дях раз­ная ви­на, и по-раз­но­му мож­но бы­ло бы их на­ка­зать. Это од­на сто­ро­на де­ла. Вто­рая: по­сто­ян­но мель­ка­ет сло­во­со­че­та­ние «зо­ло­тая мо­ло­дежь». Со­вет­ская про­па­ган­да про­ти­во­по­ста­ви­ла эли­ты и про­стой со­вет­ский на­род. То, что там слу­чи­лось, это же пре­ступ­ле­ние те­ле­ви­де­ния. На ко­то­ром в то же вре­мя тай­но сни­мал­ся фильм «По­ка­я­ние», глав­ный фильм пе­ре­строй­ки. Спу­стя ка­кое-то вре­мя при­шла но­вая власть. Пре­зи­дент Зви­ад Гам­са­хур­дия — трав­ми­ро­ван­ный че­ло­век, дис­си­дент, си­дел в тюрь­ме. В то вре­мя каж­дый, кто бо­рол­ся с со­вет­ской вла­стью, объ­яв­лял­ся ге­ро­ем Гру­зии. На­ча­лось воз­ве­ли­чи­ва­ние та­ких лю­дей вне за­ви­си­мо­сти от то­го, ка­кой они по­сту­пок совершили. Бо­рол­ся с со­вет­ской вла­стью — зна­чит, что бы ты ни де­лал, ты ге­рой. Поз­же, бли­же к ну­ле­вым, наш то­ва­рищ и друг, гру­зин­ский пи­са­тель Да­то Ту­ра­шви­ли на­пи­сал бест­сел­лер «По­ко­ле­ние джин­сов», ко­то­рый пе­ре­ве­ден на раз­ные язы­ки ми­ра и успеш­но про­да­ет­ся. Он ро­ман­ти­зи­ру­ет угон­щи­ков, для него бы­ло прин­ци­пи­аль­но важ­но на­пи­сать та­кую кни­гу в то вре­мя, ко­гда Ше­вард­над­зе был пре­зи­ден­том. Вся эта но­мен­кла­ту­ра ЦК, все то по­ко­ле­ние для Да­то бы­ли непри­ем­ле­мы в со­вре­мен­ной Гру­зии, и он на­ме­рен­но ро­ман­ти­зи­ру­ет этих ре­бят. Я про то, что в каж­дом но­вом кон­тек­сте времени ху­дож­ни­ки ре­флек­си­ру­ют на те­му вла­сти, а те­перь при­хо­дит но­вое по­ко­ле­ние, ко­то­рое со­всем по-дру­го­му на это смот­рит. Они, вот как Ти­на, эмо­ци­о­наль­но ни­как не при­вя­за­ны к то­му, от­ку­да мы ро­дом. У нас так или ина­че есть сан­ти­мен­ты, свя­зан­ные с тем Со­вет­ским Со­ю­зом, вос­по­ми­на­ния, рас­ска­зы ро­ди­те­лей. Есть но­сталь­гия — не по си­сте­ме, а по мо­ло­до­сти. Ведь у мо­их ро­ди­те­лей и их ро­ди­те­лей не бу­дет дру­гой мо­ло­до­сти. У РО­ДИ­ТЕ­ЛЕЙ ДА, НО У НО­ВО­ГО ПО­КО­ЛЕ­НИЯ-ТО ТА­КО­ГО НЕТ, МНЕ КА­ЖЕТ­СЯ.

РЕЗО По­то­му для них и на­до сни­мать ки­но.

НА ПРЕ­МЬЕ­РЕ МНО­ЖЕ­СТВО ЛЮ­ДЕЙ ПО­СЛЕ ПРОСМОТРА ГО­ВО­РИ­ЛИ, ЧТО МО­ЛО­ДЫЕ ГРУЗИНЫ — ЭТО КОС­МОС, ИХ ВСЕХ НА­ДО СНИ­МАТЬ В КИ­НО. ОНИ НА­СТОЛЬ­КО КРАСИВЫ И ВЫРАЗИТЕЛЬНЫ, ЧТО ПРО­СТО НЕВЕ­РО­ЯТ­НО. НО ВОТ ТИ­НА, ЧАСТЬ ЭТО­ГО КОС­МО­СА, У НАС НЕМНО­ГО ЗАСКУЧАЛА, ПЕРЕЙДЕМ К НЕЙ. ТИ­НА, РАССКАЖИ, КАК ВСЕ ПРО­ИЗО­ШЛО? ТЕ­БЯ ПРИ­ГЛА­СИ­ЛИ НА ПРО­БЫ?

ТИ­НА На про­бы, да. Я не зна­ла Ирак­лия, мы толь­ко там по­зна­ко­ми­лись. Мне не ве­ри­лось, что ме­ня утвер­дят на эту роль. Это огром­ная от­вет­ствен­ность, и я очень бо­я­лась.

ДЛЯ ТЕ­БЯ ЭТА ИС­ТО­РИЯ О ЧЕМ?

ТИ­НА Сна­ча­ла я не по­ни­ма­ла. Я слы­ша­ла об этом слу­чае, ко­неч­но, но ро­ди­лась уже в сво­бод­ной стране, в 91-м, и для ме­ня все эти со­вет­ские сю­же­ты бы­ли про­сто ис­то­ри­ей. Мы зна­ем, что бы­ла та­кая стра­на, но невоз­мож­но к это­му при­кос­нуть­ся.

ТО ЕСТЬ ДЛЯ НЕЕ ЭТО ЧТО-ТО ИЗ УЧЕБНИКА ИС­ТО­РИИ.

ТИ­НА Да. Но по­том, ко­гда мы на­ча­ли ра­бо­тать с ма­те­ри­а­лом, я по­ня­ла ка­кие-то ве­щи. Од­но­му из пер­со­на­жей отец го­во­рит: от­ку­да вы зна­е­те, ка­кая там жизнь? И он от­ве­ча­ет: я не хо­чу, что­бы ты мне рас­ска­зы­вал, я хо­чу сам уви­деть. А у мо­ей ге­ро­и­ни бы­ла еще и до­пол­ни­тель­ная мо­ти­ва­ция — лю­бовь.

ЧТО ИГ­РАТЬ БЫ­ЛО СЛОЖ­НЕЕ ВСЕ­ГО?

РЕЗО Са­мым слож­ным был вход в эту ат­мо­сфе­ру. Не сыг­рать кон­крет­ную сце­ну, а вой­ти в роль.

ТИ­НА Да, ко­гда мы ста­ли со­би­рать­ся и без кон­ца все это об­суж­дать, я на­ча­ла ка­кие-то ню­ан­сы осо­зна­вать, и это для ме­ня бы­ло са­мое слож­ное.

РЕЗО Огром­ная работа еще до вхо­да в кадр. Мы со­би­ра­лись, все вре­мя об этом го­во­ри­ли, смот­ре­ли хро­ни­ку. Че­ло­век под­клю­чал­ся к ро­ли не с мо­мен­та, ко­гда хло­пуш­ка хло­па­ла, они этим жи­ли два го­да.

КА­КО­ГО РО­ДА РАЗ­ГО­ВО­РЫ ЭТО БЫ­ЛИ?

РЕЗО Мы все вре­мя го­ня­лись за тем, что­бы бы­ла прав­да на экране. От­та­чи­ва­ли де­та­ли, из ко­то­рых скла­ды­ва­ет­ся ат­мо­сфе­ра. На­при­мер, ме­ло­ди­ка ре­чи. Тем, кто не зна­ет гру­зин­ский язык, это недо­ступ­но, но со­вре­мен-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.