На смерть фэшн-кри­ти­ки

L'Officiel Russia - - Содержание -

Быть ре­тро­гра­дом при­ят­но. Нет, се­рьез­но — этим от слу­чая к слу­чаю ба­лу­ет­ся да­же ав­тор, а ав­то­ру, смеш­но ска­зать, двадцать три го­да, и о вре­ме­нах, ко­то­рые при­ня­то опи­сы­вать сло­ва­ми «ста­рые доб­рые», он зна­ет раз­ве что по вос­по­ми­на­ни­ям бо­лее муд­рых кол­лег и ме­му­а­рам име­ни­тых фэшн-де­я­те­лей. Осо­бен­но при­ят­но быть ре­тро­гра­дом в про­фес­сии, ко­то­рая то ли уми­ра­ет, то ли еще нет: о судь­бе мод­ной жур­на­ли­сти­ки за по­след­ние лет де­сять не вы­ска­зал­ся толь­ко ле­ни­вый, смерть ей про­чат ча­ще, чем Алессандро Ми­ке­ле вы­стре­ли­ва­ет кол­лек­ци­ей для Gucci, а те, ко­го в ней счи­та­ют экс­пер­та­ми, стре­ми­тель­но вхо­дят в пре­клон­ный (и да­же пен­си­он­ный воз­раст). Срав­ни­тель­но мо­ло­дых экс­пер­тов на го­ри­зон­те не вид­но; ис­клю­че­ние — бле­стя­щий ита­лья­нец Ан­же­ло Флак­ка­вен­то, кри­тик ува­жа­е­мой га­зе­ты Il Sole 24 Ore и не ме­нее ува­жа­е­мо­го пор­та­ла Business of Fashion. Но и Флак­ка­вен­то — бу­дем чест­ны — со­рок пять. И в ин­ду­стрии он дав­но. И кон­ку­рен­цию ему так ни­кто и не со­ста­вил. В та­кой груст­ной си­ту­а­ции са­мая при­ят­ная и ду­ше­спа­си­тель­ная так­ти­ка — лег­кий эс­ка­пизм.

Ни­что так не по­мо­га­ет убе­дить се­бя в том, что и в мод­ной жур­на­ли­сти­ке жизнь мо­жет бить клю­чом, как чте­ние ста­ро­го Women's Wear Daily: в се­ми­де­ся­тые с по­да­чи по­кой­но­го из­да­те­ля Джо­на Фэйр­чайль­да га­зе­та пря­мо-та­ки на­во­ди­ла на мод­ную ин­ду­стрию ужас. Фэйр­чайльд во­е­вал с Givenchy и Balenciaga — и брал ин­тер­вью для сры­ва­ю­щих по­кро­вы рас­сле­до­ва­ний у швей, а так­же за­став­лял со­труд­ниц ре­дак­ции WWD при­ки­ды­вать­ся кли­ент­ка­ми кутюрных До­мов, что­бы со­брать бес­цен­ный ин­сайд. Ра­ди чест­ной жур­на­ли­сти­ки го­тов был по­те­рять ты­сяч сто ре­кла­мо­да­тель­ских дол­ла­ров — и это еще по ста­ро­му кур­су. Под­ку­пал бай­е­ров, что­бы до­стать кон­тра­банд­ные эс­ки­зы преды­ду­щих кол­лек­ций: об­ще­ствен­ность долж­на знать, об­ще­ствен­ность долж­на ви­деть. За­ста­вил ин­ду­стрию за­ува­жать аме­ри­кан­ских дизайнеров — как при­знал Оскар де ла Рен­та, «по­ме­стил нас на кар­ту мод­но­го ми­ра». Чи­та­ешь — и пря­мо чув­ству­ешь, ка­кой вес име­ла фэшн-кри­ти­ка. Как кри­тик был непре­кло­нен, су­ров и яз­ви­те­лен. Вот толь­ко вре­ме­на из­ме­ни­лись — и те­перь модные обо­зре­ва­те­ли, рас­сев­ши­е­ся в ряд на по­ка­зе, вы­гля­дят тро­га­тель­но, как гвоз­ди­ки в со­вет­ском пре­зи­ди­у­ме. Па­ру лет на­зад в ин­тер­вью жур­на­лу New Yorker кре­а­тив­ный ди­рек­тор Balmain Оли­вье Ру­стен ска­зал: «В ин­ста­гра­ме я мо­гу об­щать­ся с по­клон­ни­ка­ми на­пря­мую и одеж­ду я де­лаю для них. Жаль, что кри­ти­ки это­го не по­ни­ма­ют. В ре­аль­но­сти фэшн­кри­ти­ка боль­ше ни­че­го не зна­чит». Пи­ар-агент­ство KCD, ра­бо­та­ю­щее с Balmain, ко­неч­но, бро­си­лось оправ­ды­вать­ся — «ме­сье Ру­стен по­го­ря­чил­ся», но в це­лом ме­сье-то был прав. Раз­гром­ный об­зор на кол­лек­цию в от­дель­но взя­том СМИ боль­ше не ме­ня­ет ни­че­го гло­баль­но и не от­ра­жа­ет­ся на про­да­жах брен­да — Yeezy ру­га­ют каж­дый се­зон, хо­ром, но ве­щи от Ка­нье Уэ­с­та как про­да­ва­лись, так и про­да­ют­ся, и, ве­ро­ят­но, так де­ла бу­дут об­сто­ять и даль­ше. Циф­ры Уэс­ту не пор­тят да­же ста­тьи о том, что мо­де­ли на его про­шлом ве­сенне-лет­нем по­ка­зе ра­бо­та­ли в нече­ло­ве­че­ских усло­ви­ях, на жа­ре и без во­ды, — хо­тя со­ци­аль­ная от­вет­ствен­ность се­го­дня мас­сы вол­ну­ет ку­да боль­ше, чем со­мни­тель­ные эс­те­ти­че­ские ха­рак­те­ри­сти­ки одеж­ды. Как

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.