ДЕЛЬ ТО­РО ЛЮ­БИТ МОНСТРОВ ЗА ЧЕСТ­НОСТЬ

В ми­нув­шие вы­ход­ные за­вер­шил­ся 74-й Ве­не­ци­ан­ский ки­но­фе­сти­валь, на ко­то­ром лен­та мек­си­кан­ско­го ре­жис­сё­ра «Фор­ма во­ды» бы­ла удо­сто­е­на главной на­гра­ды — «Зо­ло­то­го льва». Наш спе­ци­аль­ный кор­ре­спон­дент об­су­дил кар­ти­ну с её со­зда­те­лем

Metro Russia (Moscow) - - FRONT PAGE - ПАУЛО ПОРТУГАЛ

«Кра­со­та и же­сто­кость идут ру­ка об ру­ку в мо­ём твор­че­стве». Ги­льер­мо дель То­ро, ре­жис­сёр

«Фор­ма во­ды» – рас­сказ вре­мён хо­лод­ной вой­ны о судь­бе немой мо­ло­дой жен­щи­ны (Сал­ли Хо­кинс), влюб­лён­ной в че­ло­ве­ка-амфибию (Даг Джонс), став­ше­го ре­зуль­та­том на­уч­ных опы­тов. В Рос­сии фильм вый­дет в сле­ду­ю­щем го­ду – 18 ян­ва­ря.

У вас ушло шесть лет на со­зда­ние кар­ти­ны, по­че­му так дол­го?

Да­же боль­ше ше­сти лет. ( Улы­ба­ет­ся.) Сна­ча­ла у ме­ня бы­ла дру­гая за­дум­ка. Трое учё­ных от­прав­ля­ют­ся в экс­пе­ди­цию на Ама­зон­ку, где на­хо­дят мон­стра. Де­вуш­ка в него влюб­ля­ет­ся. Она по­ни­ма­ет, что в этом су­ще­стве го­раз­до боль­ше со­кры­то, чем в двух бол­ва­нах-учё­ных. Но эта идея не сра­бо­та­ла. Сей­час я ви­жу, что она и не мог­ла сра­бо­тать. По­это­му я от­ло­жил её в дол­гий ящик. В 2011 го­ду Дэни­эл Кра­ус, с ко­то­рым мы ра­бо­та­ли над мульт­се­ри­а­лом «Охот­ни­ки на трол­лей», по­де­лил­ся со мной дру­гой иде­ей – убор­щи­ца влюб­ля­ет­ся в су­ще­ство, со­здан­ное в сек­рет­ной пра­ви­тель­ствен­ной ла­бо­ра­то­рии. И я по­ду­мал: вот оно! На­ко­нец-то пазл сло­жил­ся.

По­том ни­ка­ких слож­но­стей не воз­ник­ло?

В 2014 го­ду я пред­ста­вил про­ект сту­дии – так же, как с «Ла­би­рин­том Фав­на». По­ка­зал ри­сун­ки, рас­ска­зал всю ис­то­рию от на­ча­ла и до кон­ца. По­сле че­го мне да­ли зе­лё­ный свет, но с од­ним усло­ви­ем. Сту­дия хо­те­ла, что­бы я сде­лал фильм чёр­но-бе­лым. А я был ка­те­го­ри­че­ски про­тив. Ну как мож­но де­лать по­ли­ти­че­ский фильм с ро­ман­ти­че­ской ис­то­ри­ей о де­вуш­ке, влюб­лён­ной в ры­бу, чёр­но-бе­лым? Сту­дия по­шла мне на­встре­чу, так что кар­ти­на в цве­те.

Есть мно­го филь­мов о лю­дях-ры­бах, в том чис­ле «Че­ло­век-ам­фи­бия» 1961 го­да, сня­тый В. Че­бо­та­рё­вым и Г. Ка­зан­ским по од­но­имён­но­му ро­ма­ну Алек­сандра Бе­ля­е­ва. Чем вы вдох­нов­ля­лись, ко­гда со­зда­ва­ли сво­е­го пер­со­на­жа?

Я не хо­тел сле­до­вать тра­ди­ции. Как-то уви­дел изоб­ра­же­ние на ка­кой-то япон­ской гра­ви­ров­ке, и оно по­слу­жи­ло для ме­ня от­прав­ной точ­кой. Над об­ра­зом ра­бо­тал три го­да.

Вы всю жизнь влюб­ле­ны в раз­но­го ро­да монстров. По­че­му?

Мы все стре­мим­ся к со­вер­шен­ству, по­то­му что это луч­шее, что мо­жет быть в жиз­ни. Монстр – это во­пло­щён­ное несо­вер­шен­ство, оно тре­бу­ет тер­пе­ния. Наи­выс­шее про­яв­ле­ние люб­ви – это при­ни­мать дру­го­го че­ло­ве­ка та­ким, ка­кой он есть, не пы­та­ясь его пе­ре­де­лать. Ес­ли ты по­ни­ма­ешь ме­ня, зна­чит, я су­ще­ствую. И на­обо­рот. Я не хо­чу, что­бы ты был ка­ким-то дру­гим, я хо­чу ви­деть те­бя имен­но та­ким, ка­кой ты есть. Мон­стры не мо­гут быть дру­ги­ми. Да­же ес­ли они в ре­аль­ной жиз­ни но­сят ко­стю­мы, гал­сту­ки и смот­рят те­лик, си­дя на ди­ване. Монстр не мо­жет лгать. По­это­му эта те­ма для ме­ня так важ­на.

По­ка вы ра­бо­та­ли над этой кар­ти­ной, До­нальд Трамп стал пре­зи­ден­том США... Вы стал­ки­ва­лись с ка­ки­ми-то про­бле­ма­ми в Аме­ри­ке?

Я же мек­си­ка­нец! А зна­чит, ми­грант. Это не про­сто! И ни­ко­гда не бы­ло лег­ко! Мож­но ска­зать, что мой фильм не про Аме­ри­ку 1962 го­да, а про сей­час, где про­цве­та­ет нена­висть, нетер­пи­мость и ци­низм. И ес­ли ты сей­час го­во­ришь о люб­ви, ты вы­гля­дишь иди­о­том.

Вам уда­лось опра­вить­ся от неуда­чи с «Хоб­би­том»?

Нет, до сих пор при­хо­дит­ся иметь де­ло с по­след­стви­я­ми. Мне то­гда хо­те­лось всё раз­не­сти к чер­тям! Это был ужас­ный пе­ри­од. Но та­ко­ва ра­бо­та. У ме­ня все­гда мно­го про­ек­тов в раз­ра­бот­ке, но уда­ёт­ся реализовать из них лишь еди­ни­цы. Я на­пи­сал 22 сце­на­рия, боль­шин­ство – в стол.

Вы все­гда чув­ство­ва­ли се­бя аут­сай­де­ром?

Ско­рее фри­ком! Ме­ня нель­зя от­не­сти ни к од­но­му те­че­нию. Моё ки­но слиш­ком ав­тор­ское, что­бы быть жан­ро­вым, и слиш­ком жан­ро­вое, что­бы быть ав­тор­ским. Я не мо­гу тво­рить, ко­гда ме­ня за­го­ня­ют в рам­ки. Мне нуж­на сво­бо­да. Ко­неч­но, труд­но на­хо­дить фи­нан­си­ро­ва­ние под свои про­ек­ты с та­ким под­хо­дом.

GETTY

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.