У МУ­ЗЕЯ ПО­ЯВИ­ЛИСЬ БЕРЁЗЫ В ЛЮЛЬКАХ

Се­го­дня в глав­ном зда­нии ГМИИ им. Пуш­ки­на от­кры­лась дерз­кая вы­став­ка со­вре­мен­но­го ки­тай­ско­го ху­дож­ни­ка «Цай Го­цян. Ок­тябрь», по­свя­щён­ная сто­ле­тию ре­во­лю­ции 1917 го­да

Metro Russia (Moscow) - - FRONT PAGE - ДАРЬЯ БУЯНОВА darya.buyanova@gazetametro.ru

По­след­ние несколь­ко недель, про­хо­дя­щие по Вол­хон­ке моск­ви­чи с тру­дом ве­ри­ли сво­им гла­зам – пе­ред па­рад­ным вхо­дом в ГМИИ им. Пуш­ки­на вы­рос­ла огром­ная го­ра из дет­ских кро­ва­ток и ко­ля­сок, в ко­то­рые по­са­ди­ли мо­ло­дые берёзы.

– Сна­ча­ла это бы­ли стро­и­тель­ные ле­са, на вер­шине ко­то­рых си­дел Цай. Это са­мо по се­бе бы­ло ин­стал­ля­ци­ей, – рас­ска­за­ла ди­рек­тор му­зея Ма­ри­на Ло­шак. – По­том по­яви­лись ко­ляс­ки и люль­ки. Моск­ви­чи де­ли­лись с на­ми ат­ри­бу­та­ми сво­е­го мик­ро­ми­ра, ко­то­рый важ­нее боль­шо­го ми­ра и то­го, что в нём про­ис­хо­дит.

Име­на об­ла­да­те­лей этих кро­ва­ток вско­ре по­явят­ся на сай­те му­зея.

– На­при­мер, Дмит­рий Сер­ге­ев, один из ру­ко­во­ди­те­лей mail.ru. Он, ко­гда про­хо­дил ми­мо му­зея, уви­дел свою кро­ват­ку и на­пи­сал мне: «Ка­кое сча­стье! Я её узнал!» Это то, че­го хо­те­лось до­бить­ся, – объ­яс­ни­ла Metro Ма­ри­на Ло­шак. – Лю­ди, ко­то­рые про­хо­ди­ли ми­мо, по-раз­но­му ре­а­ги­ро­ва­ли. Мно­гим не нра­ви­лось, но мно­гие бы­ли в вос­тор­ге. По­яви­лись да­же анек­до­ты. Ку­ра­тор вы­став­ки рас­ска­зы­ва­ла, как од­на да­ма го­во­ри­ла дру­гой: «Ви­ди­те, что тво­рит­ся в Пуш­кин­ском? Это рас­сер­жен­ные ма­мы на­ки­да­ли сю­да ко­ляс­ки, по­то­му что Да­вид до сих пор в му­зее об­на­жён­ный».

В са­мом му­зее Цаю от­да­ли Бе­лый зал. В цен­тре за­ла – по­ле с сер­пом и мо­ло­том, а по сте­нам – две огром­ные кар­ти­ны, на­ри­со­ван­ные го­ря­щим по­ро­хом. Из-за это­го в му­зее сто­ит за­пах, ко­то­рый слож­но бы­ло пред­ста­вить се­бе сре­ди мра­мор­ных ко­лонн – толь­ко в слу­чае ре­во­лю­ции. На од­ной кар­тине из цвет­ных вспо­ло­хов вы­гля­ды­ва­ют со­вет­ские пла­ка­ты и сим­во­лы свет­ло­го бу­ду­ще­го, меч­ты ре­во­лю­ци­о­не­ров. Вто­рая – со­вер­шен­но чёр­ная. Для неё Цай вы­брал сот­ню ар­хив­ных фо­то­гра­фий, что­бы по­ка­зать по­ст­ре- во­лю­ци­он­ную ре­аль­ность. А над всем этим – небо в ви­де огром­но­го зер­ка­ла под по­тол­ком. Имен­но небу Цай по­свя­ща­ет боль­шин­ство сво­их ра­бот – ту­да го­ря­щий по­рох уно­сит его по­сла­ния. В этот раз по­сла­ние долж­но бы­ло стать осо­бен­но гром­ким.

– Мы хо­те­ли со­здать по­ро­хо­вую ин­стал­ля­цию на Крас­ной пло­ща­ди, но не по­лу­чи­лось, – ска­за­ла Ма­ри­на Ло­шак. – Мы всё рав­но её осу­ществ­ля­ем, но внут­ри му­зея.

Го­стям вы­став­ки по­ка­за­ли ви­део­про­ект пи­ро­тех­ни­че­ско­го шоу у Крем­ля. В небо взле­та­ют кро­ва­во-крас­ные звёз­ды, чёр­ный квад­рат Ма­ле­ви­ча, дет­ские слё­зы, ра­ду­га...

– Фи­нал – это за­па­лы и вспыш­ки в те­че­ние 100 се­кунд, – объ­яс­нил Цай. – Взры­вы и вспыш­ки прон­за­ют серд­це на­сквозь, и оста­ёт­ся толь­ко дол­гое гул­кое мол­ча­ние.

| ВА­СИ­ЛИЙ КУЗЬМИЧЁНОК

Вой­ти в му­зей мож­но бу­дет по неболь­шим бо­ко­вым лест­ни­цам. Опав­шие с бе­рёз ли­стья со­зна­тель­но не бу­дут уби­рать с зем­ли – они яв­ля­ют­ся ча­стью за­дум­ки ав­то­ра и сим­во­лом неиз­беж­но­го увя­да­ния

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.