«СЕК­СУ­АЛЬ­НОСТЬ – ОРУ­ЖИЕ»

Ак­три­са сыг­ра­ла Ар­те­ми­сию в но­вом филь­ме «300 спар­тан­цев: Рас­цвет им­пе­рии». В ин­тер­вью Metro Грин рас­ска­за­ла, ка­ко­во это – иг­рать су­ма­сшед­шую и ис­поль­зо­вать секс в ка­че­стве ору­жия

Metro Russia (St. Petersburg) - - РАЗВЛЕЧЕНИЯ - НЭД ЭХБАР

Вы не про­сто зло­дей­ка в этом филь­ме, вы зло­дей­ская зло­дей­ка.

– Да. Я… уби­ваю лю­дей, и я не са­мая ми­лая. (Сме­ёт­ся.) Это аб­со­лют­ное зло­дей­ство. Ко­неч­но, зри­тель узна­ет про её про­шлое, про то, как её пре­да­ли соб­ствен­ные со­оте­че­ствен­ни­ки и как это оже­сто­чи­ло мою ге­ро­и­ню. Дру­гое де­ло, что она ли­ку­ет, бу­дучи же­сто­кой, воз­мож­но, по­то­му, что она про­сто… су­масшед­шая. У неё нет со­ве­сти, она не­на­ви­дит неком­пе­тент­ность, и лю­бо­му, кто не ис­пол­нит хо­тя бы од­но­го её ука­за, она тут же при­ка­жет от­ру­бить го­ло­ву. В ре­аль­но­сти так жить нель­зя.

По край­ней ме­ре, дол­го...

– Это точ­но. (Сме­ёт­ся.) Я ду­маю, у каж­до­го из нас воз­ни­ка­ет ино­гда же­ла­ние сде­лать что-ни­будь эда­кое. Ар­те­ми­сия на­столь­ко тём­ная, что у неё да­же не воз­ни­ка­ет со­мне­ний по это­му по­во­ду. Она та­кая гру­бая. На­сто­я­щая зло­дей­ка. Но я люб­лю иг­рать от­ри­ца­тель­ных ге­ро­инь, осо­бен­но тех, у ко­го есть вес­кие при­чи­ны ве­сти се­бя та­ким об­ра­зом. Так все­гда ин­те­рес­нее.

Как го­то­ви­лись к ро­ли?

– Я смог­ла про­ве­сти неко­то­рые ис­сле­до­ва­ния, по­то­му что Ар­те­ми­сия – ре­аль­ное ис­то­ри­че­ское ли­цо, хо­тя в на­шем филь­ме она не­сколь­ко дру­гая. Од­на­ко в те вре­ме­на жен­щи­на-ко­ман­дир – яв­ле­ние уни­каль­ное, по­это­му я уве­ре­на, что она об­ла­да­ла ис­клю­чи­тель­но силь­ным ха­рак­те­ром.

В филь­ме вы так­же участ­ву­е­те, по­жа­луй, в од­ной из са­мых агрес­сив­ных сек­су­аль­ных сцен.

– Сце­на на­столь­ко же­сто­кая, что это ско­рее борь­ба, неже­ли секс. Мне нра­вит­ся нечто эда­кое. В ки­но нор­маль­ная сек­су­аль­ная сце­на сни­ма­ет­ся так: «Ты кла­ди свою ру­ку сю­да и сю­да», «Как по­жи­ва­е­те? – Со­би­ра­ем­ся за­нять­ся сек­сом». (Сме­ёт­ся.) А тут два во­и­на. Они стал­ки­ва­ют­ся с же­сто­ко­стью еже­днев­но, и по­это­му их секс та­кой же. Это раз­но­вид­ность са­до­ма­зо­хиз­ма, толь­ко без ко­жа­ных ко­стю­мов. Ска­жем так, это не очень ро­ман­тич­но.

Как про­фес­си­о­наль­ная ак­три­са, вы сра­зу по­ни­ма­е­те, что об­на­жён­ка в тот или иной мо­мент в филь­ме оправ­дан­на? Это же яв­но не один из филь­мов Бертолуччи.

– Ко­неч­но, я ни­ко­гда не бу­ду де­лать че­го-то из раз­ря­да «О да, я хо­чу по­ка­зать свои сись­ки!» Раз­де­ва­ясь, ак­три­са чув­ству­ет се­бя очень уяз­ви­мой. Я пом­ню, ко­гда вы­шел фильм Бертолуччи («Меч­та­те­ли». – Прим. ред.), лю­ди толь­ко и го­во­ри­ли о сек­су­аль­ных от­но­ше­ни­ях меж­ду ге­ро­я­ми. Я немно­го не по­ни­ма­ла это­го. В но­вом филь­ме сек­су­аль­ность – как ору­жие. За­ни­ма­ясь с ним (Фе­ми­сто­к­лом. – Прим. ред.) лю­бо­вью, моя ге­ро­и­ня ду­ма­ет, что он ста­нет её сто­рон­ни­ком.

Мно­го тре­ни­ро­ва­лись, что­бы на экране по­ка­зать во­и­тель­ни­цу с ме­ча­ми в ру­ках во всей кра­се?

– У ме­ня не са­мая луч­шая ко­ор­ди­на­ция дви­же­ний, по­это­му по­на­ча­лу бы­ло страш­но­ва­то. Марк ска­зал мне: «Не ду­май, про­сто де­лай». Бой на пар­ных ме­чах был той ещё за­дач­кой, но пер­во­на­чаль­ная под­го­тов­ка по­мог­ла мне справиться.

Вы так­же сни­ма­е­тесь в хор­рор-се­ри­а­ле «Пен­ни Дред­фул» и филь­ме «Ужа­сы по де­шёв­ке». Как про­хо­дят съ­ём­ки?

– Пси­хо­ло­ги­че­ски это труд­но. Я люб­лю съё­моч­ный про­цесс, но не мо­гу до­ждать­ся, ко­гда уже смо­гу по­пить на пля­же хо­лод­ной те­ки­лы. (Сме­ёт­ся.) За­то сей­час я знаю, как чи­тать по кар­там Та­ро, иметь связь со Все­лен­ной. Это сво­е­го ро­да вол­шеб­ство, и это поз­во­ля­ет пе­рео­со­знать са­мо­го се­бя и ощу­тить связь с Зем­лёй. Я не про­фес­си­о­нал, но я сде­ла­ла не­сколь­ко хо­ро­ших тол­ко­ва­ний. Это са­мо по се­бе увле­ка­тель­но – знать, ка­кие кар­ты со­че­та­ют­ся с ка­ки­ми, как их чи­тать.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.