СО­ОС­НО­ВА­ТЕЛЬ TWITTER ПРЕД­СТА­ВИЛ НО­ВЫЙ ПРО­ЕКТ

БИЗ СТОУН РАЗ­РА­БО­ТАЛ СЕР­ВИС ВО­ПРО­СОВ И ОТ­ВЕ­ТОВ JELLY, КО­ТО­РЫЙ ПОЗ­ВО­ЛИТ ПОЛЬ­ЗО­ВА­ТЕ­ЛЯМ ПО­МО­ГАТЬ ДРУГ ДРУ­ГУ

Metro Russia (St. Petersburg) - - FRONT PAGE - ЭЛИ­ЗА­БЕТ БРО @elisabethbraw

По­треб­ность в об­мене со­об­ще­ни­я­ми ис­пы­ты­ва­ют все – от пре­зи­ден­та Ира­на Ру­ха­ни до без­ра­бот­ных па­рик­ма­хе­ров, ко­то­рые так­же поль­зу­ют­ся мик­роб­ло­гом Twitter. На дан­ный мо­мент со­ос­но­ва­тель се­ти Биз Стоун име­ет, по­жа­луй, да­же улуч­шен­ную биз­не­си­дею. Его но­вое при­ло­же­ние Jelly по­мо­жет лю­дям ис­поль­зо­вать со­ци­аль­ные се­ти ра­ди по­мо­щи друг дру­гу. «По­мощь долж­на ока­зы­вать­ся толь­ко лишь за счёт про­ве­де­ния паль­цем по экра­ну те­ле­фо­на, и мы сде­ла­ем это», – рас­ска­зал Стоун в экс­клю­зив­ном ин­тер­вью Metro.

Вы счи­та­е­те, что мир нуж­да­ет­ся ещё в од­ной со­ци­аль­ной се­ти?

Нет, я так не ду­маю. На мой взгляд, Jelly со­че­та­ет в се­бе мно­гое, но я не уве­рен, что это имен­но со­ци­аль­ная сеть. Мы взя­ли всё луч­шее, что есть в су­ще­ству­ю­щих со­ци­аль­ных се­тях, и по­пы­та­лись объ­еди­нить в од­но це­лое. Мы де­ла­ем это во­все не по той при­чине, что «мир нуж­да­ет­ся в новой со­ци­аль­ной се­ти», а из-за необ­хо­ди­мо­сти в бо­лее тес­ных и мо­биль­ных спо­со­бах свя­зи. Толь­ко в усло­ви­ях сверх­на­сы­щен­но­го об­ще­ния лю­дей в ка­кой-то еди­ной точ­ке Jelly и мо­жет су­ще­ство­вать. Пред­по­сыл­ка со­зда­ния Jelly со­сто­ит в том, что лю­ди в со­сто­я­нии по­мочь друг дру­гу.

На сай­те Jelly го­во­рит­ся: тот, ко­го вы зна­е­те, со­всем не зна­ет вас. Но раз­ве зна­ния не яв­ля­ют­ся ва­лю­той со­вре­мен­но­го об­ще­ства?

Ко­неч­но, мы все долж­ны об­ла­дать зна­ни­я­ми в раз­ных об­ла­стях, но ча­сто бы­ва­ет так, что вы и ваш друг, до­пу­стим, хо­ро­шо раз­би­ра­е­тесь в ка­кой- то кон­крет­ной об­ла­сти и не мо­же­те ре­шить про­бле­му, ко­то­рая вы­хо­дит за её рам­ки. Но у вас есть об­щий друг, ра­бо­та­ю­щий, к при­ме­ру, ад­во­ка­том. И он име­ет це­лую сеть про­фес­си­о­наль­ных кон­так­тов, ко­то­рая мо­жет быть вам по­лез­на. То есть эти лю­ди мо­гут предо­ста­вить но­вую ин­фор­ма­цию для ва­шей груп­пы-со­об­ще­ства в Jelly. Та­ким об­ра­зом, ес­ли у вас есть ка­кой­то во­прос, а все ва­ши зна­ко­мые не зна­ют на него от­ве­та, вы мо­же­те от­пра­вить лич­ное со­об­ще­ние ко­му-то из «дру­зей дру­зей». Это при­во­дит к но­вым объ­еди­не­ни­ям, а так­же вы смо­же­те узнать, на­при­мер, как за­фик­си­ро­вать си­сте­му сиг­на­ли­за­ции в ва­шем до­ме.

Та­ким об­ра­зом вы пы­та­е­тесь сде­лать со­ци­аль­ные се­ти по­лез­ны­ми, а не свое­об­раз­ным «хра­ни­ли­щем об­нов­ле­ний»?

В те­че­ние по­след­них 10 лет мы до­бав­ля­ли дру­зей и «кол­лек­ци­о­ни­ро­ва­ли фол­ло­ве­ров». Это пре­крас­но, но у лю­дей нет ка­кой-то дол­го­сроч­ной стра­те­гии, ко­гда они на­жи­ма­ют кноп­ку «под­пи­сать­ся» в «Ин­ста­гра­ме». У ме­ня все­гда бы­ло чув­ство, что лю­ди со­вер­ша­ют эти дей­ствия не по чи­стой слу­чай­но­сти. Это как буд­то мы под­со­зна­тель­но дви­га­ем­ся в то ме­сто, где с на­ми мо­жет что-то про­изой­ти. Та­ким об­ра­зом мы ста­но­вим­ся бо­лее свя­зан­ным об­ще­ством, чем ко­гда-ли­бо бы­ли.

В чём же то­гда за­клю­ча­ет­ся роль об­ще­ства?

Я за­ду­мы­вал­ся над этим во­про­сом, по­сле то­го как по­ки­нул Twitter. И ко­гда в ито­ге мы со­зда­ли Jelly, я не мог не по­нять, что глав­ная за­да­ча со­об­ще­ства – вза­и­мо­по­мощь. Вы мо­же­те иг­рать с кем-то в он­лайн-иг­ру, но воз­ни­ка­ет дей­стви­тель­но важ­ный во­прос: а что ес­ли мы про­сто смог­ли бы по­мочь друг дру­гу? Я ду­маю, имен­но в этом за­клю­ча­ет­ся от­вет на то, по­че­му мы ста­ли на­столь­ко объ­еди­нён­ны­ми.

Это при­ло­же­ние – иг­руш­ка или ра­бо­чий ин­стру­мент?

И то и дру­гое. Ес­ли это бу­дет толь­ко ин­стру­мент, а не иг­руш­ка, вы не смо­же­те поль­зо­вать­ся при­ло­же­ни­ем на ре­гу­ляр­ной ос­но­ве и не смо­же­те за­дей­ство­вать все его воз­мож­но­сти то­гда, ко­гда у вас бу­дет ре­аль­ный во­прос. Та­ким об­ра­зом, в приложении есть эле­мент иг­ры. Вы мо­же­те сде­лать фо­то­гра­фию или со­вер­шить дру­гие за­бав­ные шту­ки, ко­то­рые не толь­ко бу­дут вам необ­хо­ди­мы для по­лу­че­ния от­ве­та, но и поз­во­лят сде­лать про­цесс вза­и­мо­дей­ствия с при­ло­же­ни­ем бо­лее увле­ка­тель­ным. От­ме­чу, что на пер­вых по­рах ра­бо­ты при­ло­же­ния мы мо­жем вы­де­лить три ти­па наи­бо­лее рас­про­стра­нён­ных во­про­сов. Пер­вый тип – ре­ко­мен­да­ции. Вы, до­пу­стим, спра­ши­ва­е­те у сво­их дру­зей: «Я на­хо­жусь в Нью-Йор­ке и хо­тел бы най­ти хо­ро­шее ме­сто для обе­да. Что вы мне по­со­ве­ту­е­те»? И, пред­по­ло­жим, в те­че­ние трёх ми­нут кто-то мог бы от­ве­тить: «В трёх квар­та­лах к югу на­хо­дит­ся мой лю­би­мый ре­сто­ран». Вто­рой тип во­про­сов – иден­ти­фи­ка­ции. К при­ме­ру: «Дей­стви­тель­но ли эта змея ядо­ви­та?» Ну и тре­тий тип – во­про­сы по раз­лич­ным неис­прав­но­стям. До­пу­стим: «Как я мо­гу по­чи­нить Playstation?»

У «иден­ти­фи­ка­ци­он­ной» ча­сти во­про­сов есть по­тен­ци­ал стать сво­е­го ро­да «ви­зу­аль­ной «Ви­ки­пе­ди­ей». У вас бу­дет си­сте­ма про­вер­ки?

Это у нас в про­ек­те, но нель­зя ска­зать, что мы зай­мём­ся осу­ществ­ле­ни­ем. Спи­сок ве­щей, ко­то­рые мы пла­ни­ру­ем сде­лать, ма­ло­ват по при­чине ма­лень­ко­го шта­та со­труд­ни­ков (8 че­ло­век) и неболь­шо­го за­па­са вре­ме­ни. Сей­час наш при­о­ри­тет со­сто­ит в том, что­бы по­лу­чать бо­лее ка­че­ствен­ные во­про­сы от поль­зо­ва­те­лей. Экс­перт­ные за­клю­че­ния – вещь за­ме­ча­тель­ная, но мы ещё да­ле­ки от это­го.

Про­ек­ты Twitter и Jelly – две ва­ши за­ме­ча­тель­ные идеи, с ко­то­ры­ми мы по­зна­ко­ми­лись. На­вер­ня­ка су­ще­ству­ют и та­кие, о ко­то­рых мы не зна­ем. От­ку­да вы чер­па­е­те идеи?

Я люб­лю об­щать­ся с ум­ны­ми людь­ми. У ме­ня есть при­выч­ка про­во­дить «про­гул­ки-пе­ре­го­во­ры» с та­ки­ми людь­ми, как Джек Дор­си и Эван Уи­льямс (со­учре­ди­те­ли Twitter). Они мои дру­зья. Так­же я об­ща­юсь и с ме­нее из­вест­ны­ми людь­ми. Обыч­но мы встре­ча­ем­ся один раз в неделю, что­бы вме­сте по­обе­дать или про­сто прой­тись по го­ро­ду. Мы мо­жем ид­ти и шу­тить о про­ис­хо­дя­щем во­круг, а за­тем вдруг пе­ре­клю­чить­ся на се­рьёз­ные ве­щи. Так­же од­ним из мо­их лю­би­мых дру­зей, с кем до­ве­лось ра­бо­тать, яв­ля­ет­ся Бен Фин­кель – мой со­учре­ди­тель в про­ек­те Jelly. Од­на­жды, не знаю по­че­му, я ду­мал о Лар­ри Пей­дже и Сер­гее Грине (из Google), со­здав­ших первую по-на­сто­я­ще­му се­рьёз­ную по­ис­ко­вую си­сте­му. В тот мо­мент я ска­зал Бе­ну: «Ты спо­со­бен во­об­ра­зить, что мы мог­ли сде­лать это? Ведь я ни­че­го не знаю об ин­фор­ма­ти­ке!» То­гда я был аб­со­лют­но се­рьё­зен. Я по­ду­мал: «А что ес­ли бы нас за­пер­ли в ком­на­те и ска­за­ли, что мы долж­ны най­ти но­вый спо­соб по­лу­че­ния людь­ми от­ве­тов на ин­те­ре­су­ю­щие их во­про­сы?» Имен­но то­гда ко мне при­шла мысль, что Jelly долж­но быть мо­биль­ным устрой­ством.

AGATA NOWICKA / ILLO.PL

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.