БОН­ДАР­ЧУК СТАЛ ПРИ­ЗРА­КОМ

В НО­ВОМ ФИЛЬ­МЕ ГЕ­РОЙ АР­ТИ­СТА ПО­ГИ­БА­ЕТ В АВИА­КА­ТА­СТРО­ФЕ, НО ЕМУ ДА­ЮТ ВТОРОЙ ШАНС

Metro Russia (St. Petersburg) - - FRONT PAGE - ЛЮ­БОВЬ ЕГО­РО­ВА lyubov.egorova@gazetametro.ru

Ко­гда мы по­па­ли на съё­моч­ную пло­щад­ку филь­ма «При­зрак», ра­бо­та над ко­то­рым завершается сей­час в Москве, вни­ма­ние всех при­сут­ству­ю­щих бы­ло при­ко­ва­но не к ки­но­про­цес­су, а к ма­шине Фё­до­ра Бон­дар­чу­ка. Он при­е­хал на рос­кош­ном крас­ном спор­тив­ном ав­то­мо­би­ле. Ар­тист с гор­до­стью де­мон­стри­ро­вал воз­мож­но­сти сво­е­го ав­то: дверь от­кры­лась вверх, двигатель за­ры­чал на всю ули­цу, пуб­ли­ка ах­ну­ла, зе­ва­ки сфо­то­гра­фи­ро­ва­лись у ав­то­мо­би­ля. Бон­дар­чук по­кра­со­вал­ся и от­пра­вил­ся на грим.

В этот день сни­ма­ли сце­ну: Юрий Гор­де­ев (Фё­дор Бон­дар­чук), ам­би­ци­оз­ный авиа­кон­струк­тор, ре­ша­ет из­ба­вить­ся от фран­цуз­ской жур­на­лист­ки (Со­фья Райз­ман). Он при­гла­ша­ет её на экс­кур­сию по сво­е­му са­мо­лё­ту ЮГ-1 и ин­сце­ни­ру­ет па­де­ние авиа­лай­не­ра.

– А как же ты? – спра­ши­ва­ет жур­на­лист­ка, по­ка Гор­де­ев за­стё­ги­ва­ет на ней па­ра­шют.

– Па­ра­шют толь­ко один, – спо­кой­но объ­яс­ня­ет ло­ве­лас и страст­но це­лу­ет де­вуш­ку, а в это вре­мя от­кры­ва­ет­ся дверь...

– До­счи­тай до де­ся­ти и дёр­гай за коль­цо, – ин­струк­ти­ру­ет Гор­де­ев жур­на­лист­ку. Она на­чи­на­ет счи­тать пря­мо в ка­бине са­мо­лё­та.

– Не сей­час. А ко­гда вы­прыг­нешь, – го­во­рит Гор­де­ев и вы­тал­ки­ва­ет де­вуш­ку.

Вот та­ким бес­со­вест­ным че­ло­ве­ком был при жиз­ни ге­рой Бон­дар­чу­ка, при­зрак из него вы­шел по­луч­ше. По сю­же­ту филь­ма авиа­кон­струк­тор гиб­нет в ав­то­ка­та­стро­фе и ста­но­вит­ся при­зра­ком. Те­перь он мо­жет про­хо­дить сквозь сте­ны, под­слу­ши­вать чу­жие раз­го­во­ры, но не мо­жет ни на что вли­ять. Од­на­ко жизнь ему да­ёт второй шанс. При­зра­ка за­ме­ча­ет скром­ный се­ми­класс­ник Ва­ня Куз­не­цов (Се­мён Тре­ску­нов), над ко­то­рым из­де­ва­ют­ся в шко­ле. Эта встре­ча ме­ня­ет обо­их пер­со­на­жей.

– Са­мое слож­ное бы­ло иг­рать на пу­сто­ту, – по­де­лил­ся Се­мён Тре­ску­нов с Metro. – Од­на ка­ме­ра сни­ма­ла нас с Фё­до­ром, а дру­гая – сце­ну, где я, как ду­ра­чок, раз­го­ва­ри­ваю с воз­ду­хом. Мне спе­ци­аль­но на­ня­ли ми­ма, и мы с ним по три ча­са в день тре­ни­ро­ва­лись, что­бы я мог ими­ти­ро­вать так­тиль­ный кон­такт с при­зра­ком.

Ак­тёр при­знал­ся, что по­на­ча­лу бо­ял­ся Бон­дар­чу­ка, но в про­цес­се съё­мок стал про­ще к нему от­но­сить­ся.

/ ФО­ТО: АН­ДРЕЙ СВИТАЙЛО, ВЛА­ДИ­МИР МАК­СИ­МОВ

Са­мо­лёт ЮГ-1 был раз­ра­бо­тан спе­ци­аль­но для филь­ма в гра­фи­ке (Се­мён Тре­ску­нов и Фё­дор Бон­дар­чук)

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.